У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Часть 5. Снова к Балтике

Мы на огне горели,
Мы по сугробам спали,
Многие постарели,
Многие в поле пали.

Многое нынче память
Восстановить не может.
Новый день наступает,
Старый со славой прожит.

Николай Грибачёв

 

Бои с Курляндской группировкой
Осень в Прибалтике вступила в свои права. Беспрерывные дожди наполнили землю водой. Все низкие места превратились в болота. Колеи наполнялись водой, которая ещё больше размывала их своими потоками, превращая в ручьи. Проходившие по колеям танки все глубже и глубже прорывали их дно и днищами тянулись по грязи. Ища лучшие условия движения, танки выходили из колеи и шли по обочине, по полю, прорезая новые колеи, которые тут же заполнялись водой. Автомобильная техника старалась продвигаться по шоссейным дорогам, которые были разбиты войной, давно не ремонтировались и затрудняли движение.

Техника 29-го танкового корпуса в трудных дорожных условиях совершала марш по маршруту: Плунге, Шатейкяй, Салантай, Натенай, Шатес, Докторы. Воины напрягали силы, чтобы обеспечить движение техники. Толкали застрявшие в рытвинах грузовики, рубили придорожные кусты и ветками устилали глубокие колеи. Несмотря на трудности, к утру 16 октября 1944 года корпус сосредоточился в районе Стрипиняй, Докторы, Балтримай. Усталые, промокшие офицеры и солдаты сразу включились в подготовку к предстоящим боям. Командиры всех степеней старались тщательно отработать все вопросы предстоящего боя. В бригадах были оборудованы ящики с песком, на которых отображалась местность предстоящих боев и где командиры и штабы ещё и ещё раз обыгрывали ход предстоящих действий и отрабатывали вопросы взаимодействия.

К этому времени в корпусе было 97 танков Т-34, 18 самоходно-артиллерийских установок САУ-85, 10 самоходно-артиллерийских установок САУ-76, 12 установок САУ-57. Пехота имела 1612 активных штыков.

Когда стрелковые соединения не смогли прорвать оборону противника на указанных рубежах, командование решило нанести удар по гитлеровцам совместными усилиями пехотинцев и танкистов.

31-я танковая бригада получила приказ разведать в тылу противника его огневые позиции артиллерии, места сосредоточения пехотных и танковых резервов, расположения штабов и пунктов управления. Одной из задач было захватить «языка». Командир бригады, долго не раздумывая, решил направить в тыл врага старшего сержанта Швецкова И.А. и лично поставил ему задачу. В дождливую тёмную ночь разведчик без шума преодолел передний край и углубился в тыл гитлеровцев. За трое суток нахождения в тылу врага разведчик добыл ценные сведения о противнике, которые помогли танкистам в ходе наступления нанести ему большой урон в живой силе и технике. За совершенный подвиг старший сержант Швецкой И.А. был награждён орденом Славы 2-й степени.

Корпус двумя колоннами ночью перешёл в наступление. Авангард правой колонны – 25-я танковая бригада с одной батареей 376-го тяжёлого самоходно-артиллерийского полка, батареей 366-го зенитного полка и сапёрной ротой начал продвижение в направлении Эмбуте, Бункукрогс. Авангард левой колонны – 31-я танковая бригада с двумя батареями 108-го истребительно-противотанкового полка, батареей 376-го тяжёлого самоходно-артиллерийского полка, батареей 1446-го самоходно-артиллерийского полка, четырьмя тральщиками Т-34 и сапёрной ротой наступал в направлении Дульке, Рудбаржи. Слева действовала 61-я армия, справа – 3-й гвардейский танковый корпус. Авангардам колонн удалось вклиниться в расположение противника. Завязался огневой бой. Гитлеровцы любой ценой стремились приостановить наступление советских частей и яростно сопротивлялись.

Нащупав слабый участок в обороне немцев, корпус повернул фронт наступления. Немцы бросили сюда подкрепление и в 15 часов 30 минут на направлении действий обеих колонн перешли в контратаку. Против 25-й танковой бригады фашисты бросили до батальона пехоты и 15 танков. Левую колонну контратаковал батальон вражеской пехоты при поддержке 17 танков. Передовые части бригад отразили контрудар противника, нанесли ему значительный урон и возобновили наступление. Танкисты сражались самоотверженно, но прорвать оборону фашистов им не удалось. К исходу дня 25-я танковая бригада достигла развилки дорог северо-восточнее Брувери и вела бой.

31-я танковая бригада стремилась обойти этот населённый пункт с запада. Главные силы корпуса находились в исходном положении в районе Суны. Командующий 5-й гвардейской танковой армией решил в ночь на 30 октября подтянуть силы и с утра возобновить наступление. 29-й танковый корпус после артиллерийской подготовки перешёл в наступление и, преодолевая ожесточённое сопротивление противника, углубился в его расположение.

Фашисты цеплялись за каждый хутор, за каждую высотку. Танками из засад и огнём артиллерии пытались сдержать наступление советских войск. Не считаясь с потерями, они бросали в бой все новые силы. Нередко проводились танковые тараны. И все же корпус продвигался вперёд, содействуя наступлению других соединений армии. К исходу дня 25-я танковая бригада достигла южной опушки леса юго-западнее Эмбуте, 31-я танковая бригада – Эвейска, 32-я танковая бригада находилась в лесу юго-западнее 31-й бригады в готовности развить её успех. 53-я мотострелковая бригада вышла в район Бруверай и была готова поддержать своими действиями танковые бригады.

Боевые действия не прекращались и с наступлением темноты. Выделенная в головную походную заставу 1-я танковая рота 31-й танковой бригады под командованием лейтенанта Грудинина И.Н., усиленная взводом самоходно-артиллерийских установок и ротой автоматчиков, продвигаясь по заболоченной местности и обходя узлы сопротивления, к 24 часам вышла к притоку реки Дзелда, к переправе через реку Леодзелда. Метрах в семистах от моста находился хутор. Командир роты решил захватить его. Смяв боевое охранение, танкисты ворвались на хутор и уничтожили спокойно отдыхавших там гитлеровцев. После этого командир роты решил непременно захватить мост. Эта задача была возложена на взвод младшего лейтенанта Болдырева В.И. «Тридцатьчетвёрки» на большой скорости приблизились к переправе и проскочили на правый берег реки. Фашисты опомнились лишь тогда, когда взвод вклинился в их оборону. Они попытались вернуть утраченный рубеж, но к этому времени здесь была уже вся рота, взвод самоходчиков и рота автоматчиков. Разгорелся бой. Танкисты, используя темноту, повели наступление в разных направлениях. К рассвету танкисты захватили плацдарм до километра по фронту и до семисот метров в глубину. С рассветом фашисты вновь перешли в контратаку. Они бросили до батальона пехоты при поддержке нескольких танков. Закрепившись на плацдарме, танкисты и автоматчики встретили гитлеровцев организованным огнём и удерживали плацдарм до подхода главных сил.

31-я бригада форсировала реку Дзелду и после короткого боя штурмом овладела Лизлдзелда. Западнее этого населённого пункта немцы имели заранее подготовленный оборонительный рубеж. Танкисты медленно продвигались вперёд. 3-й батальон 53-й мотострелковой бригады вышел к подножью высоты 107,7. Вскоре сюда подошли 1-й и 2-й батальоны. Стрелки повели наступление в направлении Ясмини. Как только батальоны поднялись в атаку, по ним с левого фланга застрочил пулемёт. Один из разведчиков пополз в направлении огнедышащей точки. Это был белорус ефрейтор Куприянов П.И., родившийся в Жодино. Он полз по-пластунски довольно быстро. До вражеского пулемёта осталось несколько метров, разведчик приподнялся и метнул гранату. Пулемёт на минуту замер, но потом снова заговорил. А гранат больше не было.

Тогда отважный воин, выручая батальон, бросился на вражеский пулемёт и своим телом закрыл амбразуру немецкого дзота. Воодушевлённые величием подвига своего боевого товарища, бойцы неудержимой лавиной ринулись вперёд и овладели высотой.

Ефрейтору Куприянову Петру Ивановичу, пожертвовавшему жизнь ради Победы, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

За период боев на Либавском направлении корпус нанёс противнику значительный урон. Только в течение первых трёх дней, с 29 по 31 октября, его соединениями и частями было уничтожено 28 танков, 49 орудий и миномётов, 10 бронетранспортёров, 2 самолёта и свыше 5 тысяч вражеских солдат и офицеров.

5-я гвардейская танковая армия внесла достойный вклад в освобождение Прибалтики и разгром немецкой группы армий «Север». В этом немалая заслуга принадлежит 29-му танковому корпусу, действовавшему на протяжении всей операции в авангарде, показывавшему пример успешного выполнения поставленной боевой задачи.



В логове врага
Учитывая важное экономическое, политическое и стратегическое значение Восточной Пруссии, немецко-фашистское верховное командование уделяло большое внимание организации обороны её территории. За несколько лет до войны гитлеровцы создали здесь мощную глубокоэшелонированную систему полевых и долговременных укреплений. В систему оборонительных сооружений входили укреплённые районы, усиленные старинными крепостями Летцен, Модлин, Млава, Торунь, Тчев, Грудзендзь, Фордон, Быдгощь, Хейлено, Мариенбург, Эльбинг, Пиллау и Кенинсберг. Кроме того, в Восточной Пруссии имелось несколько укреплённых полос, отсечных позиций и крупных узлов обороны, насыщенных долговременными сооружениями. Оборона достигала глубины 150 200 километров.

В Восточной Пруссии и в северо-восточных районах Польши действовала группа немецких армий «Центр» в составе трёх армий, общей численностью 580 тысяч человек. В составе армий было более 8 тысяч орудий и миномётов, до 700 танков и свыше тысячи самолётов. На млавском направлении занимали оборону 20-й, 23-й и 27-й армейские корпуса, входившие в состав 2-й немецкой армии. В полосе предстоящего наступления войск 2-го Белорусского фронта находилось 15 дивизий и одна боевая группа. Плотность войск составляла одну дивизию на 89 километров фронта.

Ставка Советского Верховного Главнокомандования решила провести Восточно-Прусскую операцию в начале 1945 года. Замыслом этой операции предусматривалось отсечь группу армий «Центр» от остальных сил немецко-фашистской армии, прижать её к морю и уничтожить.

Отсечение группы армий «Центр» возлагалось на войска 2-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Рокоссовского К.К., которые должны были нанести глубокий удар из района Ружан, Пултуск, Вышкув в общем направлении на Мариенбург. Севернее Мазурских озёр на Кёнигсберг должны нанести удар войска 3-го Белорусского фронта под командованием генерала армии Черняховского И.Д.

По решению командующего войсками 2-го Белорусского фронта удар наносили три общевойсковые армии. Они должны были прорвать оборону противника и к исходу третьего дня операции выйти на рубеж Еднорожец, Пшасныш, Цеханув, Млоцк. Для развития успеха после прорыва тактической зоны обороны намечалось ввести 5-ю гвардейскую танковую армию под командованием генерал-полковника танковых войск Вольского Т.П. и 3-й гвардейский кавалерийский корпус.

29-й танковый корпус, находясь в районе Чарна-Волька, Малиново, Дзядковице, готовился к боевым действиям. На пополнение частей корпуса было получено большое число воинов, призванных, в основном, из западных областей Советского Союза, ранее оккупированных немецко-фашистскими войсками. Их обучение и воспитание явилось основной задачей командования, политических органов и партийных организаций. В этом направлении была проделана большая работа. С личным составом проводились беседы и политические занятия, а также митинги и собрания в частях. Были изданы большим тиражом листовки и брошюры, в которых разъяснялись способы действий бойцов в наступлении, напоминалось о бдительности, об особенностях действий на территории противника.

 

5-я гвардейская танковая армия в Восточно-Прусской наступательной операции

 



Важную роль в этот период в деле воспитания, укрепления воинской дисциплины среди личного состава сыграла армейская печать. На её страницах освещался опыт лучших подразделений, обмен опытом работы партийных организаций в наступательном бою. В корпусной газете печатались памятки бойцу по родам войск и специальности, в которых разъяснялись, как надо действовать в тех или иных условиях обстановки. Новое пополнение знакомилось с историей и боевыми традициями своей части. Личное оружие молодым солдатам вручалось, как правило, в торжественной обстановке перед строем подразделения.

С утра 15 января 1945 года войска ударных группировок возобновили наступление. 17 января 1945 года передовые отряды 29-го танкового корпуса под командованием генерал-майора танковых войск Малахова К.М. обогнали передовые порядки пехоты первого эшелона 48-й армии и завязали бои с противником. Этим днём начался новый этап славного боевого пути 29-го танкового корпуса. Первой его задачей было овладеть польским городом Дзялдово, находящимся недалеко от границы с Восточной Пруссией.

В момент ввода танковой армии в прорыв противник пытался нанести контрудары из районов Пшасныш и Цеханув. С этой целью он сосредоточил в районе Пшасныш моторизованную дивизию «Великая Германия», а южнее Цеханув – 7-ю танковую дивизию. Кроме того, в Млавский укреплённый район выдвигалась 18-я моторизованная дивизия. Однако этот удар немцам не удалось осуществить. Когда корпуса танковой армии были на рубеже ввода в прорыв, 8-й механизированный корпус захватил узел дорог Грудуск и закрепился на нем, а 8-й гвардейский танковый корпус овладел крупным узлом дорог Цеханув и во взаимодействии с поддерживающей его авиационной дивизией разгромил 7-ю немецкую танковую дивизию в районе её сосредоточения. Наступавшие за 8-м механизированным корпусом общевойсковые соединения разгромили моторизованную дивизию «Великая Германия».

Успешные боевые действия войск фронта обеспечили 5-й гвардейской танковой армии стремительное продвижение вперёд. Не встречая серьёзного сопротивления, 29-й танковый корпус повёл наступление в указанном ему направлении. Перед фронтом танковой бригады полковника Станиславского И.О. противник оборонялся силами до батальона пехоты, который поддерживался четырьмя танками и двумя батареями артиллерии. Перед бригадой полковника Поколова А.И. силы противника были примерно такие же. Действиями передовых отрядов бригад противник был сбит с занимаемого рубежа и бригады в ночном бою 18 января 1945 года овладели рубежом – разъезд Козлы, Жмиево, Конопки. В районе станции Конопки противник оказал сопротивление силами разбитых частей 7-й пехотной дивизии и 511-го истребительного батальона. После короткого огневого налёта 31-я танковая бригада с ходу атаковала противника и в полночь на 18 января 1945 года овладела станцией Конопки. В ходе этой атаки первым на станцию ворвалась рота 1-го танкового батальона под командованием лейтенанта Грудинкина И.Н. Открыв огонь по железнодорожному эшелону с боеприпасами и взрывчатыми веществами, готовому к отправке, танкисты зажгли несколько вагонов. От детонации снарядов произошёл взрыв страшной силы, от которого было все сметено в радиусе 200 метров. От станционных построек не осталось и следа. Башня танка лейтенанта Грудинкина И.Н. была сорвана, экипаж погиб. Лейтенант Грудинкин И.Н. находился на броне танка и его нашли в трёхстах метрах от танка в тяжёлом состоянии. Срыв башни произошёл потому, что были открыты люки танка. Это послужило причиной гибели экипажа.

В ходе развернувшихся боев в районе Млавского узла обороны стало ясно, что противник решил во что бы то ни стало остановить продвижение советских войск, выиграть время и, если удастся, перемолоть наши части на подступах к Восточной Пруссии. Однако планам врага не суждено было сбыться. Войска фронта прорвали оборону противника на внешнем обводе Млавского укрепрайона, обошли город с двух сторон и развили наступление в северо-западном направлении. 29-й танковый корпус обошёл город Млава с юга и повёл наступление на Дзялдово. Для прикрытия правого фланга корпуса генерал-майор танковых войск Малахов К.М. решил временно остановить бригаду полковника Станиславского И.О. в районе Козлы. В течение ночи и дня 18 января 1945 года корпус вёл успешные боевые действия. Его 31-я танковая бригада овладела Домбеком, заняла Косины-Старые, где была контратакована танками противника. Бригада, развернув главные силы, вступила с ними в сражение. Командир корпуса решил развить успех наступления вводом в бой 32-й танковой бригады подполковника Колесникова С.Г., поставив ей задачу – развернуться из-за левого фланга бригады полковника Поколова А.И., не ввязываясь в затяжные бои, броском выйти в район Дзялдово и перерезать пути отхода противнику. Выполняя поставленную задачу, бригада главными силами в середине дня овладела Ксанжидвур, передовым отрядом достигла западной окраины Дзялдово, где завязала бой с сильным заслоном противника. Подполковник Колесников С.Г. решил продолжать отвлекать внимание противника силами передового отряда, а главными силами выйти северо-западнее города. Совершая такой маневр, его подразделения овладели районом Буркат, Скурпе, Перлявки, перерезав тем самым пути отхода противнику на запад. Бригада полковника Поколова А.И., отбив контратаку противника на юге Млавского узла обороны, продолжала наступление в направлении Глужек, Кенчево, Курки.

31-я танковая бригада вышла на подступы к Дзялдову с юго-востока. В районе Кисины в коротком бою сбила прикрытие противника и на плечах у него ворвалась в город. Первым ворвался батальон майора Туз Н.Д. По полученным от разведки данным командир батальона знал, что в городе два концлагеря, в которых томилась много русских и поляков. Но он опасался, чтобы с появлением русских войск эсэсовцы не уничтожили русских пленных. Майор Туз Н.Д. поспешил на поиски концлагерей, поручив это одной из рот батальона.

Рота старшего лейтенанта Рухлядьева А.И. 18 января 1945 года атаковала станцию. Путь танкистам преградил горящий эшелон с боеприпасами. Невзирая на огонь сопротивлявшихся гитлеровцев и рвущиеся боеприпасы, стремительной атакой рота под командованием старшего лейтенанта Рухлядьева А.И. овладела станцией, захватив при этом три эшелона с танками и другой военной техникой. Преследуя отступающего противника, танкисты одними из первых ворвались в город Эльбинг и достигли берега Балтийского моря.

1 февраля 1945 года старший лейтенант Рухлядьев Александр Игнатьевич пал смертью храбрых на поле боя. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Одна из рот батальона майора Туз Н.Д., войдя в город, приняла на себя весь удар фашистов. Болванки, снаряды и пули летели в неё отовсюду. Но рота, управляемая командиром, продолжала атаковать. Скоро перед танкистами показались мрачные бараки, окутанные колючей проволокой. Тут же были смяты гусеницами танков столбы и надзирательные вышки, а охрана лагеря перебита. Перед танкистами в полосатых робах стояло около 15 тысяч русских и польских граждан. Среди них были и военнопленные. Худые, измученные, многие из них еле стояли на ногах, но лица их светились радостными улыбками. Обнимая, они благодарили своих освободителей.

В ночь на 19 января 1945 года город Дзялдово полностью был очищен от противника вторыми эшелонами корпуса. Танковые клещи охватили Млаву.

В боях за Дзялдово высокое мастерство и бесстрашие проявили миномётчики лейтенанта Митятько Л.Д., артиллеристы капитана Панченко Г.Ф. и особенно расчёты старшего сержанта Крылова Е.П. и сержанта Акулова Г.Т., на счету которых было множество подбитых орудий, танков и уничтожено гитлеровцев.

Части Красной Армии, в том числе и 29-й танковый корпус, с боями шли по польской земле, освобождая города и села. Мужчины и женщины, старики и дети сердечно встречали советских танкистов, угощали чаем, молоком, фруктами, обнимая их в своих объятиях. Приятна была эта встреча, но задерживаться некогда – впереди фашистское логово.

В Любаве командир 29 тк генерал-майор танковых войск Малахов К.М. получил сведения о том, что город Дейч-Эйлау сильно укреплён. Каналы и озера соединены между собой противотанковыми рвами, окаймляют город полукольцом, обращённым на восток. Гарнизон насчитывает до 800 кадровых солдат. Есть там и фольксштурмисты, которых корпус ещё не встречал в бою. Было решено блокировать город Дейч-Эйлау с трёх сторон. Военный совет армии утвердил это решение.

Прорвав оборону врага, Красная Армия 21 января 1945 года пересекла польско-германскую границу и вошла в пределы Восточной Пруссии. Вступление корпуса на вражескую территорию было ознаменовано трёхкратным салютом из всех видов оружия в сторону врага. Это знаменательное событие воодушевило воинов на новые подвиги.

Враг был ещё силен. С переходом боевых действий на его территорию стойкость усилилась вдвойне. Но уже ничто не могло спасти гитлеровцев. Участь их была предрешена. Наши танки вихрем неслись вперёд, на запад.

Преследуя спешно отходящие части противника и сбивая арьергарды, 29-й танковый корпус в тот же день бригадой полковника Поколова А.И. вышел к Фреденау и Тильвальде, перерезав пути из Дейч-Эйлау на северо-восток, бригадой полковника Станиславского И.О. овладел Хансдорфом и Зёрен, подойдя к Дейч-Эйлау с юго-востока. Бригада подполковника Колесникова С.Г. вышла к Дейч-Эйлау с запада и овладела населёнными пунктами Зоммерау и Шенберг. Бригада полковника Долганова Д.Н. на юге овладела населённом пунктом Шрадем. С выходом бригад на указанные рубежи все пути отхода дейч-эйлаунскому гарнизону противника были отрезаны. Окружённый гарнизон состоял из остатков частей 18-й моторизованной, 299-й пехотной, 114-й горно-стрелковой дивизий, усиленных артиллерией и танками разбитой 16-й танковой дивизии и 507-го танкового батальона резерва.

Город Дейч-Эйлау был первым городом Восточной Пруссии, за который вели бои танкисты 29-го корпуса. Бои за город начались с наступлением сумерек. В ночном бою взять город не удалось. С новой силой разгорелись бои с утра 21 января 1945 года и не прекращались до поздней ночи, но добиться серьёзных результатов не удалось. Враг оказывал упорное сопротивление. Обстреливаемый со всех сторон советской артиллерией и танками вражеский гарнизон нёс большие потери. Нёс потери и корпус. В бригаде подполковника Колесникова С.Г. погибли командир 3-го танкового батальона капитан Чепуренко А.А., начальник штаба, старший лейтенант Гатилов И.Н. и ряд других командиров.

Решающий штурм города начался на рассвете 22 января 1945 года. Одновременной атакой с трёх сторон корпусу, наконец, удалось развязать туго затянутый узел. Бригады корпуса после долгой осады ворвались на западную и северо-западную окраины города. Воины частей корпуса отбивали у противника дом за домом, квартал за кварталом. После упорного кровопролитного уличного боя сопротивление врага было сломлено, гарнизон сдался. 1500 солдат и офицеров враг потерял только убитыми, около семи тысяч взято в плен. Овладение Дейч-Эйлау 29-м танковым корпусом спасло жизнь многим сотням людей, томившимся здесь в концлагере. Русские и чехи, французы и латыши, бельгийцы и эстонцы на разных языках горячо благодарили своих освободителей.

В 15 часов 22 января 1945 года начальник штаба корпуса полковник Смирнов В.И. доложил в штаб армии, что вражеский гарнизон уничтожен, а город Дейч-Эйлау в наших руках.

Бои за Дейч-Эйлау ещё продолжались, а командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал-полковник танковых войск Вольский Т.П. поставил командиру 29-го танкового корпуса генерал-майору танковых войск Малахову К.М. круто повернуть фронт наступления на север в сторону Данцигской бухты, которая находилась в 100 километрах. На пути лежал город Заальфельд, который был взят танкистами с ходу к исходу первого дня. Немецкое население, слепо верившее в мощь армии фюрера, было настолько ошеломлено, что приняло ворвавшиеся в город Заальфельд советские танки за свои. А после прояснения обстановки в панике немцы начали прятаться, кто, где мог. К пяти часам утра корпус сосредоточился в полном составе в городе Заальфельд и приступил к заправке и пополнению боеприпасами.

На последнем этапе наступательных действий войск 2-го Белорусского фронта на 5-ю гвардейскую танковую армию была возложена задача: выйти в районе Эльбинга к заливу Фришес-Хафф и перерезать все сухопутные коммуникации Восточно-Прусской группировки противника. 29-й танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск Малахова К.М. должен был из района Заальфельд стремительным ударом в направлении Гросс-Арндорф, станция Гильденбоден, Эльбинг к исходу дня 23 января 1945 года овладеть районом северо-восточнее Эльбинга, выбросить передовой отряд на побережье залива в район Херренфайле, занять круговую оборону и не допустить отхода противника на запад.

Бригада полковника Поколова А.И. нацеливалась на выход в район дворов Гросс и Кауен восточнее Эльбинга с тем, чтобы перерезать основные дороги, идущие от Эльбинга на северо-восток. Бригада подполковника Колесникова С.Г. во взаимодействии с бригадой полковника Долганова Д.Н. должна нанести удар на Эльбинг и овладеть им. Бригада полковника Станиславского И.О. находилась в резерве.

Военный совет 5-й гвардейской танковой армии обратился к воинам-танкистам. В обращении, в частности, говорилось: «Товарищи! Вы первые, кто перешагнул южную границу Восточной Пруссии; за вашими плечами прорыв южной укреплённой линии, крупные опорные пункты Найденбург, Танненберг, Гильгенбург, Любава, Дейч-Эйлау, Остероде, Заальфельд и сотни других населённых пунктов. Это вам за ваши дела Верховный Главнокомандующий объявил три благодарности. Боевые друзья! Даёшь Балтийское море! Во имя славы русского оружия, во имя нашей священной мести только вперёд и вперёд!».

В перерывах между боями командиры и политработники корпуса на коротких митингах, зачитав обращение Военного совета армии, призывали танкистов проявить в боях все своё мастерство, умножить славу и боевые традиции корпуса.

Вдохновлённые особой ответственностью перед Родиной, гордые доверием идти впереди наступающих войск фронта, танкисты и мотострелки, артиллеристы и миномётчики, связисты и сапёры 29-го танкового корпуса были полны неудержимого наступательного порыва.

Вечером 23 января 1945 года корпус выступил на выполнение боевой задачи. Бригада полковника Поколова А.И. наступала в северном направлении и, не встречая серьезного сопротивления со стороны противника, вскоре вышла к городу Прейс-Холянд. Сюда же подошла 47-я механизированная бригада танковой армии. Город был атакован с ходу. Разгромив гарнизон и проходивший там обоз с военным имуществом противника, бригады овладели Прейс-Холянд. Не задерживаясь в нем, они продолжали наступление. Преодолевая сопротивление врага, уничтожая его опорные пункты и заслоны, советские воины углублялись в его расположение. Враг вводил в бой все новые и новые части. Но не было у него такой силы, которая могла бы остановить героев-танкистов.

Враг начал применять новые тактические приёмы. Если раньше его танковые засады, поддерживаемые самоходными орудиями и прикрытые пехотой, открывали огонь с расстояния 1200 метров и отходили, то теперь эти засады, тщательно маскируясь, подпускали наших танкистов и автоматчиков на 100–200 метров, чтобы бить в упор. Разгадав эту тактику врага, советские подразделения усилили разведку и, обнаружив засаду, сковывали её огневым боем. Стрелковые подразделения обходили засады стороной, а танкисты, не дожидаясь исхода боя, прорывались в тех местах, где разведка нащупывала слабо защищённые участки. Гитлеровцам после этого приходилось либо сдаваться в плен, либо пробиваться лесами к своим.

До моря оставалось несколько десятков километров. Преодолеть их – это значит поставить противника в безвыходное положение, предрешить его полное и быстрое уничтожение. Надо было как можно быстрее продвигаться к морю. Эта ответственная задача возлагалась на 3-й танковый батальона 31-й танковой бригады под командованием капитана Дьяченко Г.Л., который выделялся для действий в передовом отряде. Капитан Дьяченко Г.Л. решился на дерзкий шаг – пройти к морю через город Эльбинг. Впереди батальона двигались разведчики. По пути движения они обнаружили аэродром и на нем 18 «Мессершмиттов». Быстро развернули башни танков и, выпустив по ним по 23 снаряда и пулемётных очередей, сожгли все самолёты.

Стремительно продвигаясь, батальон вошёл в город. На удивление советских танкистов город жил обычной жизнью тылового города. Капитан Дьяченко Г.Л. вёл батальон дальше в город и, прокладывая себе дорогу от машин, подошёл к мосту и проскочил его. Гитлеровцы опомнились и начали организовывать сопротивление. Они подтянули орудия, несколько танков и открыли огонь. Один из немецких снарядов попал в машину командира батальона. Видя, что машину спасти нельзя, капитан Дьяченко Г.Л. пересел на другой танк и повёл свой батальон на другую улицу. На северной окраине города в советских танкистов полетели гранаты и мины. Но было уже поздно. Батальон вырвался из города и через несколько минут был у моря. Танкисты заметили две баржи, которые буксировали катера. Открыли по ним огонь и пустили на дно. Батальон достиг конечного пункта своего рейда – населенного пункта Гросс-Реберн. Дальше идти было некуда – море, да и боеприпасы с горючим подходили к концу. Их надо было экономить для будущего. Капитан Дьяченко Г.Л. рассчитывал, что следовавшие за ним части, закрепят достигнутый успех и скоро подойдут сюда же. Но главным силам танковой бригады полковника Поколова А.И., а затем и корпуса, не удалось взять город Эльбинг с ходу. Не смогли они взять его и в последующие два дня. Передовой отряд капитана Дьяченко Г.Л. оставался изолированным от своих частей. Он занял круговую оборону. Каждому танку была определена огневая позиция, сектор наблюдения и обстрела. Автоматчики заняли оборону несколько впереди танков.

Одна боевая машина застряла в болоте и вытащить её не удалось. В отряде осталось 8 боевых машин, боеприпасы и горючее на исходе, продовольствие – сухой паек на одни сутки. Но среди танкистов не было растерянности. Они верили в своего командира и в скором прибытии основных сил. Но они оторвались от основных сил настолько, что даже не имели возможности поддерживать радиосвязь.

Гитлеровское командование понимало, что прорыв советских танков к морю – смертельная опасность и уже с рассветом бросило в бой крупные силы пехоты и противотанковой артиллерии, чтобы уничтожить прорвавшиеся к морю советские танки. Но атаки врага натыкались на организованную оборону и терпели поражение. На второй день капитан Дьяченко Г.Л. связался по радио с командиром корпуса генерал-майором танковых войск Малаховым К.М. Генерал поблагодарил танкистов за героические действия и приказал держаться до подхода основных сил. И они держались. Держались и верили, что помощь придёт.

Тем временем корпус безуспешно атаковал Эльбинг. 31-я танковая бригада, пытаясь пробиться восточнее города к своему передовому отряду, успеха не имела. На её пути стояло до двух артиллерийских дивизионов и 10 танков противника. Более двух часов шёл огневой бой, а при попытке атаковать противника, танкисты несли большие потери. Бригада вынуждена была перейти к обороне.

Город Эльбинг стал мощным узлом обороны. В нем немцы успели за один день сосредоточить крупные силы. Гарнизон Эльбинга имел в своём составе части 7-й немецкой танковой дивизии, бригаду штурмовых орудий, два полка морской пехоты, один крепостной и три запасных танковых батальона. Город прикрывался оборонительными рубежам по линии Толькемит, Гроссштабой, Кенерсдорф и по юго-восточной окраине города.

Для взятия города генерал-майор танковых войск Малахов К.М. решил произвести перегруппировку сил. Бригады полковника Поколова А.И. и подполковника Колесникова С.Г. – сосредоточиться северо-восточнее города с тем, чтобы главный удар по Эльбингу нанести из района Дербен и Денерау по его северо-восточной окраине. Мотострелковой бригадой полковника Долганова Д.Н. решено блокировать гарнизон с юго-востока.

31-ю танковую бригаду командир корпуса поставил на правый фланг с тем, чтобы она могла содействовать своему отрезанному 3-му танковому батальону.

Разведывательная группа корпуса в составе 7-го мотоциклетного батальона совместно с армейской группой пробивались на Толькемит.

С утра 25 января 1945 года корпус повёл наступление на город Эльбинг вторично, и вторично оно оказалось безуспешным. Командующий армией решил усилить удар по городу. С этой целью он снял с побережья 47-ю механизированную бригаду и направил её для совместных действий с 29-м танковым корпусом. 26 января 1945 года корпус во взаимодействии с 47-й механизированной бригадой предпринял ещё одну попытку сломать сопротивление противника и овладеть городом. 47-я механизированная бригада, усиленная 14-м гвардейским тяжело-танковым полком, наступала с севера, бригады корпуса – с северо-востока и востока. После тридцатиминутной артиллерийской подготовки начался штурм крепости. Атака частей 29-го танкового корпуса с востока была противником отбита. При атаке с севера 2-й мотобатальон механизированной бригады при поддержке тяжёлых танков ворвался на северную окраину города Эльбинг и завязал уличный бой, который продолжался в течение всей ночи 27 января. Неоднократные попытки противника выбить батальон с занятых позиций успеха не имели. 47-я механизированная бригада закрепилась и удерживала северную часть города.

Тяжёлые испытания пришлось выдержать танкистам полковника Поколова А.И. Горючее и боеприпасы на исходе. Все пути к городу немцы держали под прицельным огнём. Подвести горючее и снаряды почти невозможно. Заместитель командира 1-го танкового батальона по технической части старший техник-лейтенант Губайдуллин Х.Х. трижды на тягаче проскакивал опасную огневую зону и доставлял танкистам ящики со снарядами и бочки с топливом. Каждый приезд отважного офицера танкисты встречали радостными возгласами.

На третий день отряд капитана Дьяченко Г.Л. заметил в поле приближающуюся к их позициям со стороны Милеево большую группу солдат с артиллерией и миномётами. Младший лейтенант Исаев вышел к ним навстречу, чтобы узнать, что это за люди. Это были мотострелки 31-й танковой бригады. Радость встречи охватила друзей, которые обнимались и целовались. Трёхдневная осада закончилась.

Героическим делам танкистов капитана Дьяченко Г.Л. была посвящена фронтовая газета. Она на своих страницах изложила все то, как осуществлялся прорыв к морю. Передовая статья заканчивалась такими словами: «Слава танкистам-суворовцам капитана Дьяченко, овеявшим бессмертным подвигом наше Красное Боевое Знамя! Слава героям Великой Отечественной войны!».

Родина высоко оценила подвиг своих верных сынов, наградив капитана Дьяченко Геннадия Львовича, старших лейтенантов Кононенко Модеста Фирсовича, Сувалова Гаврила Гавриловича, младших лейтенантов Алейникова Андрея Захаровича, Исаева Павла Ивановича, старшего сержанта Каменева Андрея Денисовича орденом Красного Знамени. Младший лейтенант Берегов Павел Яковлевич и сержант Милофанов Виктор Иванович были награждены орденом Отечественной войны 2-й степени. Несколько позже за боевые дела в Восточной Пруссии капитан Пиляев Александр Силаевич награждён орденом Ленина.

29-й танковый корпус до 3 февраля 1945 года вёл оборонительные бои в районе Коппельн, Беленхоф. Только в боях за Дзялдово, Дейч-Эйлау и Эльбинг танкисты бригады под командованием подполковника Колесникова С.Г. уничтожили и захватили 3 тысячи гитлеровцев, 15 танков, 44 орудия, 1900 различных автомашин, 1800 повозок с военным имуществом. В боях за овладение городом Эльбинг 1 февраля 1945 года погиб командир 32-й танковой бригады подполковник Колесников Семён Гаврилович. За умелое руководство бригадой в боях, личное мужество и героизм ему Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Похоронен с воинскими почестями на военном кладбище в Минске.

В командование 32-й танковой бригадой вступил начальник штаба подполковник Морозов Сергей Иванович.

Потеряв надежду прорваться на запад в районе Прейс-Холянд, гитлеровцы сосредоточили свои усилия в прибрежную полосу и ворвались в Толькемит, рассчитывая прорваться к Эльбингу.

Корпус получил задачу во взаимодействии с 170-й стрелковой дивизией овладеть городами Фрауенбург и Толькемит, не допуская прорыва противника на запад берегом залива. Задача была выполнена. За период с 17 января по 10 февраля 1945 года корпус уничтожил 76 танков и самоходных установок, 243 орудия, 3322 автомашины, 14 340 солдат и офицеров противника, освободил десятки тысяч советских граждан, угнанных гитлеровцами в Германию.

В дальнейшем корпус участвовал в ликвидации прижатой к морю восточно-прусской группировки противника. Её ликвидация с учётом оперативных пауз продолжалась два с половиной месяца. Причиной столь затянувшихся боев явилось наличие у противника хороших коммуникаций. Для маневра силами и средствами, снабжения войск он мог использовать Данцигскую бухту с её портами, косу Фрише-Нерунг и приморскую шоссейную дорогу, идущую от Кёнигсберга в Браунсберг. Затяжка сроков ликвидации противника объяснялась также значительным истощением советских войск. В ходе предыдущих напряжённых боев, продолжавшихся непрерывно около месяца, дивизии и корпуса имели значительный некомплект личного состава и техники. Кроме того, начавшаяся весенняя распутица и плохие метеорологические условия затрудняли использование танков и авиации.

29-й танковый корпус имел к этому времени 67 исправных боевых машин, в числе которых было только 33 танка, а остальные самоходно-артиллерийские установки.

Группировка немецко-фашистских войск, окружённая в Кёнигсберге, была достаточно сильной. В её состав входили 14 пехотных, две танковые, одна пехотная дивизии и отдельные части. Её ликвидация возлагалась на войска 3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов. В целях избежания излишней перегруппировки войск, 5-я гвардейская танковая и три общевойсковые армии

2-го Белорусского фронта, действовавшие на фронте Хейльсберг, Вормдитт, Фрауенбург, были переданы в состав 3-го Белорусского фронта. В то же время войска 2-го Белорусского фронта должны были разгромить Восточно-Померанскую группировку противника, то есть развивать наступление на запад.

Командующий войсками 3-го Белорусского фронта генерал армии Черняховский И.Д. решил вначале отсечь и уничтожить противника, оборонявшего выступ в районе Прейс-Аилаву, Бартеништайн, Дансберг. Эта задача возлагалась на армии, наступавшие с востока и юго-востока. Вновь вошедшим в состав фронта армиям предписывалось с утра 11 февраля 1945 года продолжать наступление в направлении Кильденен, Мельзак. 5-й гвардейской танковой армии ставилась задача продолжать наступление в направлении Браунсберг, овладеть этим опорным пунктом и выйти к реке Пассарге.

Корпус генерал-майора танковых войск Малахова К.М. без 31-й и 32-й танковых бригад продолжал оборонять побережье залива на фронте Фрауенбург, Толькемит, одновременно восстанавливал материальную часть и готовился к новым наступательным боям.

12 февраля 1945 года корпусу ставится задача на активные боевые действия: с утра 14 февраля совместно с общевойсковыми соединениями перейти в решительное наступление, имея ближайшей задачей очистить от противника западный берег реки Пассарге на участке Петтелькау, автострада и с ходу овладеть переправами. В дальнейшем развивать наступление в направлении Фогельзалнг, Домерау, Хейлигенбейль. Исходным районом для наступления назначались Тидманнсдорф, Парунц и лес юго-западнее.

Корпус совершил марш протяжённостью 25 километров и к назначенному сроку сосредоточился в исходном районе, где в оставшееся до атаки время вёл подготовку к наступлению. Сюда же прибыли 31-я и 32-я танковые бригады, которые были временно выведены из подчинения корпуса. Бригады перешли в наступление. Противник яростно оборонялся и переходил в контратаки. Многослойный огонь из пулемётов и пушек прижимал мотострелковые подразделения бригад к земле. Командир роты старший лейтенант Рухлядьев П.А. вышел из своего танка и поднял приданную пехоту в атаку. Продвигаясь метр за метром, бригады приближались к городу Петтелькау. Ещё один бросок и танки будут в городе. Но бросок не принёс ожидаемого результата. Противник из Петтелькау под прикрытием огня артиллерии перешёл в контратаку. Мотострелки, наступавшие с танкистами, снова залегли, а танкисты открыли сильный пушечный и пулемётный огонь с места по контратакующему противнику. Враг не выдержал огня и стал отходить. Танкисты решили на плечах у отходящего противника ворваться в Петтелькау, но пехота, прижатая плотным огнём противника, не поднималась в атаку. В четвёртый раз за день старший лейтенант Рухлядьев А.И. покинул свой танк, чтобы личным примером воодушевить пехоту, поднять её в атаку. Пехота пошла, а Рухлядьев А.И. побежал к своему танку. Не добежав несколько метров до танка, офицер упал от разорвавшегося рядом снаряда противника. Крупный осколок угодил в ногу. Оказанная медицинская помощь на поле боя оказалась малодейственной. Он умер по дороге в медицинский взвод бригады от потери крови.

Как ни сопротивлялись гитлеровцы, танкисты взяли город Петтелькау.

Обстановка на фронте резко изменилась. Бригады пытались форсировать реку Пассарге с ходу, но успеха не имели. Сильный миномётно-артиллерийский огонь противника вынудил командование корпуса отказаться от форсирования реки. Корпус, неся потери, перешёл к наступательным действиям вдоль западного берега реки и до наступления сумерек подошёл к Фелау. Дальнейшее продвижение было остановлено массированным огнём противника. Два дня велись тяжёлые бои в районе Фелау. Противник, упорно обороняя переправу и город Фелау, нанёс значительный урон атакующим, вывел из строя много танков и личного состава. В этих боях погиб командир 53-й мотострелковой бригады полковник Долганов Дмитрий Никифорович. Командир 25-й танковой бригады полковник Станиславский Иван Онуфриевич получил тяжёлое ранение в правую руку, которую пришлось ампутировать. В командование 53-й мотострелковой бригадой вступил начальник штаба подполковник Сафонов Н.А., а на 25-ю танковую бригаду был назначен присланный из резерва полковник Карташев Т.Е.

В ночь на 18 февраля 1945 года сапёры навели переправу для танков в районе Петтелькау. В эту же ночь передовые 32-я танковая и 53-я мотострелковая бригады форсировали реку, овладели населённым пунктом Грунненберг и заняли шоссейную дорогу Шальмей–Беленхефель. При дальнейшем наступлении огонь танков и артиллерии противника преградил им путь. Немцы, выставив против наступающих войск все наличные силы, открыли огонь такой интенсивности, что все поле боя превратилось в сплошное море бушевавшего огня и металла. Горели дома, деревья, копны сена и соломы. Чёрный и едкий дым застилал все вокруг так, что ничего не было видно.

Подошедшая артиллерия корпуса, открыла огонь по противнику и заставила его на некоторое время замолчать. Используя эту паузу, танкисты снова ринулись вперёд. В этих боях особенно проявили себя ремонтники, которые под огнём врага прямо на поле боя восстанавливали боевые машины.

Выйдя в район Антикена, корпус подвергся контратаке силою до полка пехоты при поддержке танков и массированного огня артиллерии. В течение дня танкисты отбили семь атак наседавших немцев и упорно продолжали движение вперёд.

21 февраля 1945 года корпус, после упорного боя овладел Антикеном и продолжил наступательные бои в направлении Мартенсдорф, Линденау. Здесь темп наступления был низким и составлял от 1,5 до 5 километров в сутки. Наступающие имели большой некомплект техники и личного состава, а противник сосредоточил на небольшом участке значительные силы, которые опирались на широко разветвлённую систему укреплений.

В связи с угрозой проникновения противника с косы Фрише-Нерунг и активизации его войск в прибрежном районе командующий войсками фронта перебросил 5-ю гвардейскую танковую армию в район юго-восточнее Толькемит, поставил её в оборону с задачей не допустить распространения противника в западном и юго-западном направлениях. В прежнем районе наступления была оставлена для совместных действий с соединениями 48-й армии 32-я танковая бригада подполковника Морозова С.И., которая получила на доукомплектование материальную часть бригады полковника Поколова А.И.

В этом районе корпус вёл бои до 2 марта 1945 года и был передан в состав 2-го Белорусского фронта. Совершив несколько переходов, корпус сосредоточился в районе Брендау и находился там до 22 марта 1945 года, готовясь к предстоящим боям. Эта пауза диктовалась необходимостью дать передышку уставшим войскам, пополнить подразделения боевой техникой и личным составом, подвести боеприпасы.

Войска 2-го Белорусского фронта вели успешное наступление на северо-запад. Они отрезали Восточную Померанию от Западной и в третий раз вышли к Балтийскому морю.

Попытки противника вырваться из окружения не имели успеха. После оперативной паузы войска фронта 13 марта 1945 года перешли в решительное наступление по уничтожению группировки противника юго-западнее Кёнигсберга. На этом последнем этапе боев под Кёнигсбергом 29-й танковый корпус не участвовал. Он в третьей декаде марта в составе 5-й гвардейской танковой армии был переброшен в район Кляйн-Катц, Биркенберг, Шварценберг, расположенный на побережье Данцигской бухты. Необходимость переброски армии в этот район была вызвана следующими обстоятельствами: в то время когда войска 3-го Белорусского фронта приступили к окончательному разгрому противника, окружённого юго-западнее Кёнигсберга, противник, занимавший плацдармы восточнее Данцига и севернее Гдыни, поддерживаемый огнём береговой артиллерии и военных кораблей, оказывал упорное сопротивление войскам 2-го Белорусского фронта. Для оказания помощи войскам этого фронта по ликвидации плацдармов восточнее Данцига и была переброшена 5-я гвардейская танковая армия. Но участвовать в разгроме этой группировки противника ей не пришлось. К моменту выхода корпуса в назначенный район, противник частично уже был уничтожен войсками 2-го Белорусского фронта, а остальные его силы, оставив плацдарм, отошли на косу Хель.

29-й танковый корпус получил задачу охранять побережье Данцигской бухты на участке Колненкен, Грибау. Это был уже третий выход корпуса к Балтике. Неся охрану побережья и совершенствуя оборону, личный состав в то же время занимался боевой и политической подготовкой. Главное внимание при обороне направлялось на порт Хель, где было сосредоточено большое количество войск и техники врага. Противник имел теперь целью вывести морским путём свою технику и живую силу, попавшие в «капкан» советских войск. Дальнобойная артиллерия и авиация Красной Армии непрерывно обстреливала и бомбила косу с портом Хель и находившимися на ней немецко-фашистскими войсками.

23 апреля 1945 года в торжественной обстановке в городе Гдыне член Военного совета 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенант Гришин от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил 53-й мотострелковой бригаде орден Красного Знамени за её успешные боевые действия в Восточно-Прусской наступательной операции.

Радио вскоре принесло радостную весть о том, что наши доблестные войска овладели логовом фашистского зверя столицей Германии – Берлином. Эта весть с молниеносной быстротой облетела все части и подразделения. Радость, с которой приняли бойцы, сержанты и офицеры весть о взятии Берлина, превратилась в общее торжество.

 


Необходимость в обороне побережья танковыми войсками отпала. Сдав боевой участок общевойсковым соединениям, корпус с утра 6 мая 1945 года выступил в новый район сосредоточения по маршруту Лауэнбург, Стольп, Кезлин, Шифельбейн, Вангелин, Фрайенвальде. На следующий день он в полном составе сосредоточился в лесу северо-западнее Фрайенвальде и приступил к оборудованию полевого лагеря.

В 3 часа ночи 9 мая 1945 года весь личный состав услышал по радио голос Левитана, который передавал о безоговорочной капитуляции вооружённых сил Германии на море, на суше и в воздухе, о нашей долгожданной Победе, о завершении Великой Отечественной войны.

Над огромным плацем прогремело дружное и долго несмолкающее «Ура!». Затем полковник Громов Д.Г. напомнил о тех, кто не дожил до этого светлого дня Победы, кто сложил свои головы на полях священной битвы во имя защиты Отечества. Но их имена и героические дела будут долго жить в наших сердцах, в сердцах многих грядущих поколений и служить примером высочайшего патриотизма и любви к Родине.

Памяти погибших воины, склонив головы, почтили минутой скорбного молчания, затем батальоны прошли в плотном армейском строю.

Справочно
Первый командир 29-го танкового корпуса, который в феврале-марте 1943 года формировал его из отдельных бригад, генерал-майор танковых войск Аникушкин Фёдор Георгиевич.

В годы Великой Отечественной войны 29-м танковым корпусом командовали:

– генерал-майор танковых войск Кириченко Иван Фёдорович (02.1943–18.04.1944);

– генерал-майор танковых войск Фоминых Евгений Иванович (19.04.1944–27.07.1944);

– генерал-майор танковых войск Малахов Ксенофонт Михайлович (09.08.1944–09.1945).

 

Содержание

 

Введение

 

Часть 1. Формирование 29-го танкового корпуса

 

Часть 2. Боевое крещение корпуса в Прохоровском сражении

 

Часть 3. Корпус в боях за Украину

В Белгородско-Харьковской операции

В составе Степного фронта     

В боях за Кривой Рог     

Вперёд на Знаменку и Кировоград     

Корсунь-Шевченковский котёл     

К государственной границе

 

Часть 4. В боях за освобождение Советской Белоруссии и Прибалтики 

 

Освобождение Минска. 3 июля 1944 г.

На Вильнюс

К Балтике в составе 1-го Прибалтийского фронта

 

Часть 5. Снова к Балтике

 

29-й танковый корпус в фотографиях военных лет

 

Часть 6. В готовности к защите Отечества

 

Переформирование корпуса в дивизию

 

Создание Совета ветеранов

 

Ветераны 29-й тд – Почетные солдаты Вооружённых Сил Республики Беларусь

 

Гремя огнём, сверкая блеском стали…

 

Об авторе



Назад
Комментариев: 1

Николай Куцаев 2016-03-02 12:49:29

Спасибо, очень интересный материал. Особенно про прорыв танкистов через Эльбинг 23.01.45 года. В 5 танковой воевал дед жены. Я подробно изучаю бои за Эльбинг, но немного с другого направления. "Из окопа" одного стрелкового батальона 72 сп 321 сд, который оставили под Эльбингом, когда опасаясь прорыва восточно-прусской группировки, 30.01.45 основные силы дивизии отвели на западный берег Драузен-Зее.

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 2614. Последнее 2018-11-19 01:16:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru