У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

SlutskGorod - информационный сайт Слуцка

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Военные мемориалы Беларуси

 

 

 

Часть 1. Формирование 29-го танкового корпуса

Шел суровый 1943 год. Красная Армия, разгромив отборные фашистские полчища в битве на Волге, продолжала победоносное наступление, не давая врагу покоя ни днем, ни ночью. Под ее сокрушительными ударами немецко-фашистские войска на широком фронте все дальше откатывались на запад.

Решительный характер боевых действий Красной Армии потребовал массированного применения бронетанковых войск на направлениях главных ударов. Перед Советским командованием встал вопрос о создании более крупных и мощных танковых объединений.

При их организации Ставка Верховного Главнокомандования учла опыт минувших боев. Вместо прежних смешанных танковых армий, в состав которых входили не только танковые, но и стрелковые соединения, формировались объединения из однородных частей. В них включались танковые и механизированные корпуса, а также части боевого обеспечения.

Одновременно с созданием новых армий шло их перевооружение. Наша военная промышленность все больше и больше выпускала средних танков Т-34. Выпуск танков в стране в 1942 году по сравнению с 1941 годом увеличился в 3,7 раза и составил 24 446 единиц, из них средние танки Т-34 составляли 50,8 процента. Они становились основной боевой единицей бронетанковых и механизированных войск.

Создание 5-й гвардейской танковой армии было осуществлено согласно директиве Наркома обороны. В этом документе указывалось:

 

 

«Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны № 2791 от 28 января 1943 года приказываю:

1. В период февраля-апреля месяцев 1943 г. сформировать две гвардейские танковые армии в составе и по штату согласно перечню-предложению № 1.

2. Дислокацию и сроки готовности гвардейских танковых армий установить:

а) 5-й гвардейской танковой армии – район Миллерово. Срок готовности 25 марта 1943 года;

б) 4-й гвардейской танковой армии – Купянск, Красный Лиман. Срок готовности – 15 апреля 1943 года.

3. В состав гвардейских танковых армий включить:

а) В 5-ю гвардейскую танковую армию: 3-й гвардейский Котельниковский корпус, 29-й танковый корпус, 5-й гвардейский механизированный корпус.

б) В 4-ю гвардейскую танковую армию: 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, 23-й танковый корпус, 1-й гвардейский механизированный корпус».

 

 

Командование 5-й гвардейской танковой армии: командующий генерал-лейтенант танковых войск Ротмистров П.А., член Военного совета генерал-майор танковых войск Гришин П.Г. и начальник штаба генерал-майор танковых войск Баскаков В.Н.

29-й танковый корпус с первых дней создания и до конца войны входил в состав 5 гв. ТА. Формирование корпуса началось 22 февраля 1943 года при Московском учебном автобронетанковом центре в районе города Наро-Фоминск. В его состав первоначально вошли: 25-я, 31-я, 32-я танковые и 53-я мотострелковая бригады, 271-й минометный, 1446-й самоходно-артиллерийский, 38-й бронеавтомобильный, 75-й мотоциклетный, 193-й саперный батальоны и 363-й батальон связи, 31-я рота подвоза и две ремонтные мастерские – бронетанковая и автомобильная.


Командиром корпуса был назначен генерал-майор танковых войск Аникушкин Федор Георгиевич, начальником штаба – полковник Фоминых Евгений Иванович, начальником политотдела – полковник Соловьев Петр Алексеевич.

Костяк корпуса составляли уже обстрелянные части, участвовавшие ранее во многих жарких сражениях с немецкими войсками. Большой путь к тому времени прошла 32-я танковая бригада. Полк под этим номером участвовал в освободительном походе в Западную Белоруссию, Западную Украину и Бессарабию. В октябре 1941 года полк был переформирован в бригаду, которая дралась с гитлеровцами под Тулой, громила их под Серпуховом и Калугой, Юхновом и Сухиничами. Своими героическими делами танкисты завоевали добрую славу своему соединению.

Под стать ей была и 31-я танковая бригада. Она создана в первые месяцы войны. Ей выпала честь участвовать в историческом Параде на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года, а затем защищать столицу СССР. Воинов не испугали отборные гитлеровские части, остервенело рвавшиеся к Москве. Проявляя невиданную стойкость, используя на полную мощность вверенную народом боевую технику, они не только сдержали натиск врага, но и отбросили его.

Не раз лицом к лицу встречался со смертью личный состав 25-й танковой бригады, который мужественно выдержал все испытания, своими ратными подвигами вписал немало замечательных страниц в героическую летопись соединения.

53-я мотострелковая бригада формировалась в городе Владимире. Большинство личного состава составляли моряки Амурской военной флотилии. Это были люди, прошедшую хорошую школу армейской службы. Они стойко переносили все невзгоды и лишения, стремились как можно быстрее овладеть техникой и вступить в бой с ненавистным врагом.

271-й минометный полк начал формироваться 24 декабря 1942 года на острове Ягры в устье Северной Двины под командованием майора С. Лушникова. Рядовой и сержантский состав подбирался в основном из кадрового состава запасных частей войск Архангельского военного округа. До 70 процентов офицерского состава полка составляли выпускники Пензенского артиллерийско-минометного училища. Формирование полка завершилось 10 февраля 1943 года.

Создание 75-го мотоциклетного батальона закончилось к 25 января 1943 года в учебном центре автобронетанковых войск в Москве. В его состав влились офицеры и красноармейцы 14-го отдельного запасного мотоциклетного полка. Мотоциклы и бронетранспортеры поступили с Московского автомобильного завода имени Лихачева.

363-й батальон связи формировался на базе 1-го отдельного запасного полка связи в Москве. Его укомплектование завершилось 3 марта 1943 года.

Личный состав 25-й танковой бригады боевые машины получил из рук делегации Тульских колхозников. В обращении бойцам говорилось: «Сыны наши, братья, дорогие танкисты! Помните наш колхозный наказ: смело ведите эти грозные машины вперед, на запад! Быстрее уничтожайте коричневую чуму. А после победы возвращайтесь к нам. Советские люди никогда не забудут имен своих защитников, навеки вечные прославят их в народных песнях и сказаниях».

В эти дни командование корпуса находилось в частях и подразделениях, готовило штабы к предстоящей боевой работе, анализировало укомплектованность и слаженность подразделений, изучало настроение бойцов.

Получение боевого приказа
25 февраля 1943 года командир корпуса генерал-майор Аникушкин Ф.Г. с утра находился в 32-й танковой бригаде, где его застал телефонный звонок начальника штаба и сообщение, что пришло распоряжение передислоцироваться в новый район. Командир, начальник штаба и начальник политического отдела обсудили предстоящий марш, наметили план основных действий и приступили к непосредственным мероприятиям по подготовке к маршу. Каждый трудился, не думая об отдыхе. Совместными дружными усилиями к 12 марта 1943 года части корпуса, как и было предписано, сосредоточились в 30 километрах юго-западнее Миллерово. Сюда прибыли и части усиления и боевого обеспечения.

В новом районе личный состав приводил в порядок материальную часть, оборудовал места стоянок техники. Подразделения доукомплектовывались личным составом и техникой. Для завершения работы требовалось еще несколько дней, но их, как правило, на войне всегда не хватало.

19 марта 1943 года поступила новая директива Ставки Верховного Главнокомандования: 5-й гвардейской танковой армии, в состав которой входил 29-й танковый корпус, совершить марш со всем боезапасом, горючим и продовольствием и к исходу 24 марта 1943 года сосредоточиться в районе города Острогожска.

Совершать марш пришлось в условиях весенней распутицы. Колесный транспорт двигался своим ходом. Машины вязли в грязи, буксовали, таскали друг друга. Личный состав проявлял огромную выдержку и выносливость. Мокрые, по колено в грязи, красноармейцы нечеловеческими усилиями вытаскивали автомобили и прицепы, толкали орудия и другую технику. Все были в едином стремлении – выйти в намеченные сроки в указанный район. В этот период в командование 29-м танковым корпусом вступил полковник Кириченко Иван Федорович.

После сосредоточения корпуса в районе Острогожска началась усиленная подготовка частей и подразделений к предстоящим боевым действиям. Напряженная боевая учеба развернулась с 1 апреля 1943 года. Занятия проводились по 10 часов в сутки, днем и ночью. Осваивая положения нового Боевого устава, личный состав учился вести огонь, на больших скоростях водить боевые машины, мастерски владеть боевой техникой в различных видах боя. Вместе с подготовкой личного состава шла подготовка и сколачивание штабов в процессе проведения командно-штабных батальонных и бригадных учений, штабных тренировок. В ходе их добивались четкого планирования, тщательной организации взаимодействия на всех этапах боя. При подведении итогов боевой подготовки за апрель 1943 года командующий 5-й гвардейской танковой армией отметил, что соединения и части 29-го танкового корпуса в основном решили поставленные задачи. В течение месяца проделана большая и напряженная работа не только по формированию, укомплектованию и изучению командно-начальствующего и рядового состава, но и по подготовке подразделений.

В начале мая 1943 года командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал-лейтенант танковых войск Ротмистров П.А. принял решение провести некоторую реорганизацию танковых бригад. В целях создания сильного резерва у командования корпуса для отражения неожиданных танковых ударов противника и развития успеха по его идее 32-я танковая бригада была укомплектована исключительно танками Т-34. В бригаду входило два танковых батальона по 3 танковых роты в каждом. Всего в бригаде было 65 танков. Танки Т-70 из этой бригады были переданы в 25-ю и 31-ю танковые бригады. Эти бригады были тоже двухбатальонного состава. В первых батальонах на вооружении находились танки Т-34, во вторыхТ-70.

К 10 мая 1943 года формирование и доукомплектование корпуса было завершено. В его состав были включены 14-й гвардейский тяжелый танковый полк и 108-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк.

Учитывая складывающуюся на фронте обстановку и степень обученности воинов, командующий армией приказал к 15 мая 1943 года закончить сколачивание батальонов и бригад. Упорная боевая учеба закипела с новой силой. Проходили ротные и батальонные учения, продолжалась подготовка штабов.

До корпуса доходили вести о подготовке гитлеровцев к летнему наступлению. Бойцы и командиры понимали, что обстановка в любой момент могла потребовать вступления в бой.

10 мая 1943 года поступило распоряжение, внесшее изменения в сложившуюся обстановку. В соединениях и частях вводилась полная боевая готовность, офицеры переводились на казарменное положение. И в такой обстановке боевая учеба не прекращалась. Все подразделения, кроме дежурных, выходили на занятия, продолжали совершенствовать свою полевую выучку.

30 мая 1943 года в торжественной обстановке состоялось вручение Боевых Знамен 25-й и 31-й танковым, 53-й мотострелковой бригадам и 271-му минометному полку. Одновременно в этот день были вручены ордена и медали воинам, которые отличились ранее в боях. При вручении Боевых Знамен личный состав клялся с честью пронести через все испытания святыни соединений и частей, в предстоящих схватках с гитлеровскими захватчиками покрыть их неувядаемой славой.


Провал немецкого наступления под Курском
Для наступления на Курском выступе немецко-фашистское командование решило использовать сильные группировки своих войск, заранее созданные в ходе проведения операций в районе Орла и Харькова. В течение апреля, мая и июня 1943 года оно пополнило войсковые соединения этих группировок и усилило их пехотными и танковыми дивизиями, а также артиллерийскими и специальными частями. При этом большое внимание уделялось использованию новой боевой техники, и в частности, шестидесятитонным танкам «Тигр» и «Пантера» и самоходным орудиям «Фердинанд», имевшим мощное вооружение и прочную броневую защиту.

 

5-я гвардейская танковая армия в составе Воронежского фронта на Курской дуге

 

К началу июля 1943 года немецкая группировка на Курском направлении в полосе войск Центрального и Воронежского фронтов была доведена до пятидесяти дивизий, в числе которых были 34 пехотные, 14 танковые и 2 моторизованные. Всего здесь враг сосредоточил до 900 тысяч человек, около 10 тысяч орудий и минометов и 2700 танков.

Против северного фаса Курского выступа в полосе Центрального фронта действовала 9-я немецкая армия в составе двадцати трех дивизий, в число которых входили шесть танковых, одна моторизованная и шестнадцать пехотных дивизий. Эта армия получила задачу нанести удар на Курск, с севера в полосе западнее железной дороги Орел-Курск с одновременным выдвижением обеспечивающих частей на рубеж северо-восточнее Курска. Ее ударная группировка в составе восьми пехотных, шести танковых и одной моторизованной дивизий была сосредоточена в полосе между железной дорогой и шоссе, идущими из Орла на Курск. В ударной группировке 9-й армии насчитывалось 270 тысяч человек, около 3500 орудий и минометов и до 1200 танков и штурмовых орудий.

Центральный фронт под командованием генерала армии Рокоссовского К.К. (член Военного совета генерал-майор Телегин К.Ф., начальник штаба генерал-лейтенант Малинин М.С.) основные усилия войск сосредоточил на правом крыле в полосе 13-й и правого крыла 70-й армий на фронте 95 километров. В полосе 13-й армии было сосредоточено до 60 процентов всех артиллерийских бригад и полков, имеющихся во фронте.

Против южного фаса Курского выступа, где оборонялись войска Воронежского фронта, были развернуты 4-я танковая армия и оперативная группа «Кемпф» в составе девятнадцати дивизий, из которых десять были пехотными, восемь танковыми и одна моторизованная. Ударная группировка 4-й немецкой танковой армии в составе двух пехотных, пяти танковых и одной моторизованной дивизий была сосредоточена на ее правом крыле, к западу от Белгорода на фронте 35 километров. Она получила задачу наступать вдоль шоссе на Обоянь, Курск. На остальном участке фронта 4-й танковой армии протяженностью в 65 километров были оставлены для обороны две пехотные дивизии.

В районе Белгорода и южнее на участке протяженностью в 35 километров была развернута ударная группировка оперативной группы «Кемпф» в составе трех пехотных и трех танковых дивизий, которая должна была наступать в направлении на Корочу и тем самым обеспечить наступление 4-й танковой армии на Курск с востока. Правый фланг этой ударной группировки обеспечивался обороной одного армейского корпуса в составе трех пехотных дивизий на участке 125 километров. Всего в ударных группировках 4-й немецкой танковой армии и группы «Кемпф» насчитывалось до 280 тысяч человек, более 2500 орудий и минометов и до 1500 танков и штурмовых орудий.

Противостоящий Воронежский фронт под командованием генерала армии Ватутина Н.Ф. наиболее плотную группировку создал в центре и на левом крыле в полосах 40-й армии, а также 6-й и 7-й гвардейских армий на участке протяженностью в 164 километра. Здесь было сосредоточено до 70 процентов всех артиллерийских полков и до 78 процентов имевшихся во фронте танковых полков и бригад.

В тылу войск Центрального и Воронежского фронтов был расположен Степной фронт под командованием генерала армии Конева И.С. (член Военного совета генерал-лейтенант Сусайков И.З., начальник штаба генерал-лейтенант Захаров М.В.), который имел задачу создать прочную оборону восточнее Курского выступа на рубеже Россошное, Белый Колодезь и в случае неудачного для нас исхода оборонительного сражения на Курской дуге не допустить развития наступления немецко-фашистских войск в восточном направлении. Войска Степного фронта должны были готовиться к наступательным действиям после того, как противник будет измотан и обескровлен в ходе оборонительного сражения.

Оборона советских войск на Курской дуге строилась с учетом всех требований военного искусства. В период длительной подготовки к оборонительному сражению с апреля по июль 1943 года были проведены большие мероприятия, прежде всего, по инженерной подготовке Курского выступа. В основу этой работы вкладывалась идея организации прочной, глубоко эшелонированной полевой обороны с максимальным развитием траншей и других инженерных сооружений и заграждений.

Большое внимание уделялось организации противовоздушной обороны и, прежде всего, прикрытию войск с воздуха зенитной артиллерией и авиацией. Кроме того, для стрельбы по самолетам противника было подготовлено до 30 процентов ручных и станковых пулеметов и противотанковых ружей соединений и частей, занимавших главную полосу и до 50 процентов, занимавших следующие полосы обороны.

Важное место в подготовительный период отводилось вопросам организации управления. Командные пункты по возможности были приближены к войскам. Кроме основных командных пунктов была создана сеть запасных. Особое внимание обращалось на организацию взаимодействия в звеньях армия-корпус и корпус-дивизия, а также на организацию взаимодействия родов войск.

Одновременно с организацией обороны советское командование непрерывно следило за изменениями в группировке противника. Данные разведки и показания пленных говорили о том, что немецко-фашистское командование продолжало подготовку крупного наступления на Курск. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования 2 июля 1943 года предупредила командующих Центральным и Воронежским фронтами о возможном переходе противника в наступление между 3 и 6 июля и потребовала привести войска всех линий обороны фронтов в полную боевую готовность.

Битва под Курском началась на рассвете 5 июля 1943 года артиллерийской контрподготовкой советских войск по районам сосредоточения группировок противника. В результате контрподготовки боевые порядки подготовленных к наступлению войск врага и управление ими были в значительной степени дезорганизованы. Причем, более эффективно артиллерийская контрподготовка была проведена на Воронежском фронте, где огонь орудий, минометов и реактивных установок был направлен по боевым порядкам пехоты и танков. Немецкое командование для восстановления нарушенного управления войсками вынуждено было отложить начало наступления на полтора-два часа.

После артиллерийской подготовки в 5 часов 30 минут перешла в наступление группировка противника из района южнее Орла, наносившая удар на Курск с севера. В 6 часов началось наступление врага из района Белгорода на Курск с юга.

На северном фасе Курской дуги противник наносил главный удар силами 41-го и 47-го танковых корпусов в составе трех пехотных и двух танковых дивизий из района Красная Слобода, Верхнее Тагино в направлении на Ольховатку. Этот удар наносился в полосе 13-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Пухов Н.П. Одновременно с целью расширения прорыва в сторону флангов противник нанес удар двумя пехотными дивизиями 23-го армейского корпуса на Малоархангельск и силами трех пехотных дивизий 46-го танкового корпуса на Гнилец.

На основном Ольховатском направлении противник одновременно бросил в бой свыше 300 танков, в том числе более 100 тяжелых «Тигров». В первом эшелоне группами по 10–15 машин шли «Тигры» и самоходные орудия «Фердинанд»; во втором эшелоне группами по 50–100 машин двигались средние танки, за которыми наступала пехота. В воздухе над войсками 13-й армии появлялись большие группы немецких бомбардировщиков, которые своими бомбовыми ударами должны были открыть путь танкам.

Бои на переднем крае главной полосы обороны на всех атакованных участках носили ожесточенный характер. Первыми в бой вступили советские артиллеристы. Наши орудия противотанковой артиллерии прямой наводкой расстреливали танки противника. Саперы и истребители танков подрывали и поджигали танки врага. Вражеская пехота расстреливалась огнем всех видов оружия.

Учитывая, что противник основной свой удар обрушил на войска 13-й армии, командующий Центральным фронтом направил на этот участок истребительную и бомбардировочную авиацию. Только до 12 часов наша авиация сделала 520 самолето-вылетов. Удары авиации по танкам противника и его ближайшим резервам, а также огонь противотанковой артиллерии нанесли большие потери немецко-фашистским войскам и замедлили их наступление. Но остановить врага не удалось. К концу дня 5 июля 1943 года вражеские войска на направлении своего главного удара ценой огромных усилий смогли вклиниться в оборону 13-й армии на 6–8 километров.

Командующий Центральным фронтом, определив направление основного удара врага, принял решение нанести контрудар по главной группировке немецко-фашистских войск силами 17-го гвардейского корпуса 13-й армии и 16-го танкового корпуса 2-й танковой армии из района Ольховатки в направлении на север и 19-м танковым корпусом от Самодуровки на северо-восток с задачей восстановить положение на левом фланге 13-й армии. Этот контрудар, начатый утром 6 июля 1943 года и поддержанный группами наших бомбардировщиков, парализовал наступление противника.

Попытки врага прорвать оборону наших войск на обоих вспомогательных направлениях в районах Малоархангельск и Гнилец также не дали положительных результатов. Не добившись успеха 6 июля в центре и на левом фланге 13-й армии, противник во второй половине дня ввел в бой 9-ю танковую дивизию и перешел в наступление на Поныри, обороняемые частями 307-й стрелковой дивизии.

Командующий Центральным фронтом и командующий 13-й армией своевременно усилили это направление реактивными минометами и истребительно-противотанковой артиллерией. В ходе ожесточенных боев противнику удалось к исходу 7 июля 1943 года ворваться на северную окраину Поныри, но утром 8 июля решительной контратакой наших частей он был отброшен.

Не увенчалось успехом и наступление вражеских войск, предпринятое 8 июля на участке 2-е Поныри, Самодуровка. Здесь противник ввел в бой дополнительно 2-ю и 4-ю танковые дивизии. Сосредоточив значительное количество танков, враг четыре раза атаковал наши позиции, но каждый раз с большими потерями отбрасывался назад. Лишь к исходу дня 8 июля ему удалось продвинуться в район севернее Ольховатки.

К исходу 8 июля наступательная мощь вражеской группировки оказалась исчерпанной, противник был остановлен. Войска Центрального фронта отразили все попытки врага захватить Ольховатку и Поныри. Максимальное продвижение немецко-фашистских войск в боях 6, 7 и 8 июля ни на одном из участков не превышало 5 километров, несмотря на то, что в эти дни немецкое командование ввело в бой почти все силы ударной группировки 9-й армии. В следующие дни противнику удалось здесь лишь незначительно углубить свое вклинение в нашу оборону. С 10 июля 9-я немецкая армия вынуждена была отказаться от наступления и перейти к обороне.

Ценой огромных потерь в живой силе и технике врагу за все дни наступления удалось преодолеть главную полосу нашей обороны и вклиниться во вторую полосу обороны только на участке севернее Ольховатки. Максимальное продвижение вражеских войск за четыре дня составило здесь всего лишь 10–12 километров.

11 июля 1943 года начались боевые действия передовых батальонов армий Западного и Брянского фронтов. Развитие событий на этом участке фронта заставило командование группы армий «Центр» окончательно приостановить наступление 9-й армии, чтобы часть ее сил использовать на участке 2-й танковой армии.

На южном фасе Курской дуги немецко-фашистские войска наносили главный удар силами 48-го и 2-го танковых корпусов в общем направлении на Обоянь в полосе обороны 6-й гвардейской армии, которой командовал генерал-лейтенант Чистяков И.М.

Вспомогательный удар противник наносил силами 3-го танкового корпуса и армейского корпуса «Раус» в общем направлении на Корочу в полосе 7-й гвардейской армии, которой командовал генерал-лейтенант Шумилов М.С.

Уже в первый день наступления в полосе 6-й и 7-й гвардейских армий противник ввел в сражение все силы ударных группировок 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» пять пехотных, восемь танковых и одну моторизованную дивизии.

Немецкое командование, пытаясь достигнуть быстрого и решающего успеха, бросило в бой одновременно около 1000 танков, из них до 700 танков на главном направлении вдоль Обояньского шоссе против 6-й гвардейской армии. Несмотря на наличие мощных танковых групп, врагу не удалось в этот день достигнуть решающих успехов ни на одном из этих направлений.


Командующий войсками Воронежского фронта генерал армии Ватутин Н.Ф., определив, что противник наносит главный удар на Обоянь, провел ряд мероприятий по усилению обороны на этом направлении. Он приказал нанести силами 1-й танковой армии под командованием генерал-лейтенанта танковых войск Катукова М.Е. контрудар по группировке противника, вклинившегося в главную полосу 6-й гвардейской армии. Во исполнение этого решения к главной полосе обороны были выдвинуты передовые танковые бригады. Однако было установлено, что эти бригады в ходе боя за главную полосу обороны понесли значительные потери от огня тяжелых танков противника, его артиллерии и авиации. В связи с этим командующий фронтом отказался от контрудара и решил для усиления Обояньского направления развернуть 1-ю танковую армию, 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса на второй полосе обороны. В последующем бои продолжались с еще большим ожесточением. Свое наступление немецко-фашистское командование по-прежнему поддерживало массированными ударами авиации.

Учитывая обстановку, сложившуюся на южном фасе Курской дуги в результате двухдневных боев, Ставка Верховного Главнокомандования усилила войска Воронежского фронта двумя танковыми корпусами, а в последующем 5-й гвардейской армией под командованием генерал-лейтенанта Жадова А.С. и 5-й гвардейской танковой армией под командованием генерал-лейтенанта танковых войск Ротмистрова П.А. с задачей в случае прорыва немецко-фашистских войск в направлении на Обоянь, Курск нанести им сокрушительный фланговый удар.

Одновременно было дано указание о привлечении 17-й воздушной армии Юго-Западного фронта под командованием генерал-лейтенанта авиации Судец В.В. для боевых действий в полосе Воронежского фронта.

Враг упорно стремился прорвать оборону войск Воронежского фронта на всю глубину, направляя свои главные усилия вдоль шоссе Белгород-Обоянь. Несмотря на то, что противник сконцентрировал здесь большое количество танков, он встретил стойкую оборону наших войск и не сумел добиться решающего успеха. Гитлеровскому командованию пришлось израсходовать крупные силы для отражения контратак советских войск, ослабить тем самым свою ударную группировку и сократить участок наступления. К 9 июля 1943 года противник на Обояньском направлении вклинился в нашу оборону на глубину до 35 километров, а на Корочанском направлении на глубину до 10 километров.

 

 

Содержание

 

Введение

 

Часть 1. Формирование 29-го танкового корпуса

 

Часть 2. Боевое крещение корпуса в Прохоровском сражении

 

Часть 3. Корпус в боях за Украину

В Белгородско-Харьковской операции

В составе Степного фронта     

В боях за Кривой Рог     

Вперёд на Знаменку и Кировоград     

Корсунь-Шевченковский котёл     

К государственной границе

 

Часть 4. В боях за освобождение Советской Белоруссии и Прибалтики 

 

Освобождение Минска. 3 июля 1944 г.

На Вильнюс

К Балтике в составе 1-го Прибалтийского фронта

 

Часть 5. Снова к Балтике

 

29-й танковый корпус в фотографиях военных лет

 

Часть 6. В готовности к защите Отечества

 

Переформирование корпуса в дивизию

 

Создание Совета ветеранов

 

Ветераны 29-й тд – Почетные солдаты Вооружённых Сил Республики Беларусь

 

Гремя огнём, сверкая блеском стали…

 

Об авторе



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 2740. Последнее 2019-06-19 21:15:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 2-36-20
hvorov@inbox.ru