У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

SlutskGorod - информационный сайт Слуцка

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Военные мемориалы Беларуси

 

 

 

Часть 2. Боевое крещение корпуса в Прохоровском сражении

Случалось в тех сраженьях даже так,
Что, загораясь ненавистью страшной,
Покинув навсегда горящий танк,
Танкисты бились насмерть в рукопашной.

Пускали в ход ножи и кулаки,
И пламя боль в сердцах не заглушало.
Хвалёные фашистские полки
Святая ярость наша сокрушала.

За горло цепко взяли мы врага,
Во век ему такое и не снилось…
Тогда Орловско-Курская дуга,
В боях спружинив, к славе распрямилась!

Михаил Андронов

 

 

В связи с упорным сопротивлением наших войск на Обояньском направлении немецко-фашистское командование решило изменить направление главного удара и перенести его на Прохоровку. Удар на Прохоровку с запада должны были нанести основные силы 4-й танковой армии, имевшей на этом участке до 700 танков и штурмовых орудий, а с юга должен был продолжать наступление 3-й танковый корпус оперативной группы «Кемпф». Этими двумя согласованными ударами командование противника рассчитывало окружить и разгромить советские войска между реками Липовый Донец и Северный Донец и таким путём образовать брешь в нашем фронте и захватить Курск ударом с юго-востока.

На перегруппировку сил южнее Курска противнику потребовались одни сутки. С утра 11 июля он возобновил наступление и вначале добился некоторых успехов, но к концу дня его войска, наступавшие на Прохоровку с запада и юга, контрударами советских войск были остановлены.

Советское командование, оценивая обстановку, сложившуюся в ходе оборонительного сражения войск Воронежского фронта, сделало вывод, что, направляя удар на Прохоровку, противник напрягает свои последние усилия и назревает кризис наступления врага. Решительного срыва наступления противника и разгрома его вклинившейся группировки в сложившихся условиях можно было добиться только мощным контрударом войск Воронежского фронта, усиленного за счёт стратегических резервов. К этому времени во втором эшелоне Воронежского фронта находились 5-я гвардейская и 5-я гвардейская танковая армии, переданные на усиление из состава Степного фронта. Кроме того, на Белгородско-Харьковское направление выдвигались и другие армии Степного фронта.

29-й танковый корпус за один день 7 июля 1943 года и ночь на 9 июля 1943 года совершил более чем трёхсоткилометровый марш и к 12 часам 9 июля 1943 года сосредоточился в балках севернее Прохоровки. Марш был проведён организованно, ни одна машина не отстала. За отличное проведение марша командующий войсками Воронежского фронта объявил танкистам благодарность.

Командующий войсками Воронежского фронта принял решение нанести контрудар с утра 12 июля силами 5-й гвардейской армии, 5-й гвардейской танковой армии и частью сил 1-й танковой, 6-й и 7-й гвардейских армий.

5-ой гвардейской танковой армии приказано: 12 июля 1943 года нанести удар в направлении Прохоровка, Покровка и совместно с другими соединениями фронта уничтожить вклинившуюся на Обояньском направлении группировку противника.

29-му танковому корпусу ставилась задача: разгромить противника на рубеже совхоз «Комсомольский» – Красная Поляна и к исходу дня овладеть районом Покровки. Справа от корпуса действовал 18-й танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск Бахарова Б.С., слева 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус под командованием полковника Бурдейного А.С. Рубеж развёртывания для атаки был установлен западнее и юго-западнее Прохоровки на фронте до 15 километров. Главный удар армия наносила в направлении Лучки, Яковлево. Каждому корпусу определялась полоса для наступления в 3–4 километра, что позволяло создать плотность до 45 танков и самоходно-артиллерийских установок на 1 километр фронта. Соотношение сил по танкам и мотопехоте было примерно равным.

С получением боевой задачи в штабах и подразделениях закипела работа. Ранним утром 11 июля 1943 года командир 29-го танкового корпуса генерал-майор танковых войск Кириченко Иван Фёдорович с командованием бригад провёл рекогносцировку района предстоящих боевых действий. Местность к юго-западу от Прохоровки пересекалась множеством оврагов, балок и небольших речушек. Пересечённость рельефа дополнялась значительным количеством высот и курганов. Лес почти отсутствовал. Только кое-где отдельные островки небольших рощ напоминали о лесостепи. Сеть дорог, хотя и без твёрдого покрытия, вполне обеспечивала действия войск и их тылов. В целом местность позволяла использовать крупные танковые формирования, хотя несколько и сковывала маневр при развёртывании танковых соединений, а также позволяла хорошо построить оборонительный порядок. Отсутствие лесных массивов демаскировало крупные силы и требовало надёжного воздушного прикрытия. В ходе проведения рекогносцировки были намечены исходные районы бригад, районы огневых позиций артиллерии, рубежи развёртывания для атаки и маршруты выхода на них.

В дальнейшем командир корпуса генерал-майор танковых войск Кириченко И.Ф. объявил своё решение, поставил задачи частям, дал указания по организации взаимодействия. После этого командиры разъехались по своим частям, чтобы организовать выполнение полученной боевой задачи, а офицеры штаба и управления вместе с планированием боевых действий осуществляли контроль за ходом подготовки частей к бою. Бригады корпуса 11 июля в 15.30 начали выдвижение в исходный район.

Однако к вечеру 11 июля обстановка резко изменилась. Танковые подразделения противника прорвали оборону 2 тк, возникла угроза захвата ими Прохоровки. Исходные районы соединений 5 гв. ТА оказались захваченными немцами.

Командующему 5 гв. ТА генералу Ротмистрову П.А. пришлось в срочном порядке уточнять решение и боевые задачи соединениям и частям.

В таких же сложных условиях быстро меняющейся обстановки командир 29 тк, командиры бригад уточнили задачи частям на предстоящие боевые действия. А ведь для 29 тк участие в контрударе являлось боевым крещением!

До решающего сражения оставались считаные часы. Каждый воин думал о предстоящем сражении, понимал, что это важный, а может быть, и решающий день в Курской битве. Выстоять, остановить продвижение отборных немецких танковых дивизий, разгромить их таранную мощь, не дать противнику овладеть Прохоровкой, чтобы развивать наступление на Москву, таковы были стремления и мысли каждого воина 29го танкового корпуса.

Последние часы перед боем. Как и во многих подразделениях армии, во 2-м батальоне 32-й танковой бригады шло партийное собрание. Обсуждался один вопрос: «Задачи коммунистов в бою». Доклад сделал заместитель командира батальона по политической части. За 30 минут выступило 11 человек. Говорили коротко, о главном, что волновало сейчас людей.

Партийное собрание постановило:

1. Коммунисты в завтрашнем бою должны быть впереди и вести за собой беспартийный состав батальона.

2. Партийное собрание обязывает каждого коммуниста, не щадя жизни, выполнить задачу, поставленную командованием.


Только в 53-й мотострелковой бригаде 29 тк перед решающим боем подано 72 заявления о приёме в члены и кандидаты в члены ВКП(б) и 102 – в члены ВЛКСМ (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, д. 8, л. 115).

В 5 час. 30 мин. командующий 5 гв. ТА боевым донесением доложил командующему Воронежским фронтом о занятии исходного положения и готовности армии к выполнению поставленной боевой задачи. Артподготовка – с 8.00. Атака – в 8.30. (Архив МО СССР, ф. 332, оп. 4948, д. 67, л. 11).

В 8.00 12 июля началась артиллерийская подготовка. Через головы танкистов в сторону позиций врага полетели снаряды и мины. С раскатистым эхом по степи неслись звуки их разрывов, наполняя поля облаками чёрного дыма. В это время по радиостанциям прошёл сигнал к началу атаки. Мощно взревели моторы сотен боевых машин, а их движение чувствовалось по колебаниям земли под ногами.

В это же время начала наступать и ударная группировка врага. Сотни немецких танков и самоходных орудий, бронетранспортёров с пехотой двигались навстречу бригадам 5-й гвардейской танковой армии. Две мощные лавины танков двинулись навстречу друг другу, поднимая из моторов клубы дыма и шлейф степной пыли. Началось небывалое по своим масштабам танковое сражение. С обеих сторон в нем участвовало около полутора тысяч танков и самоходных орудий.

Атаку советских танковых корпусов противник встретил огнём артиллерии, контратакой тяжёлых танков и массированным ударом авиации. Солнце помогало советским танкистам и слепило прицелы врага. Первый эшелон атаковавших танков 5-й гвардейской танковой армии на полном ходу врезался в боевые порядки немецко-фашистских войск. Танковая атака была настолько стремительной, что передние ряды наших танков пронизали весь боевой порядок противника. Боевые порядки перемешались. Широкое поле под Прохоровкой оказалось тесным для такого количества танков. Только со стороны противника участвовало до 700–800 тяжёлых, средних и лёгких танков в сопровождении большого количества самоходной артиллерии. Это были ударные силы гитлеровцев, главным образом, дивизий танкового корпуса СС.

Сражение продолжалось до позднего вечера. На поле боя горело свыше сотни танков и самоходных установок. Стоял сплошной гул и скрежет металла, что трудно было вообразить, кто кого бьёт. В воздухе летали сотни снарядов, которые порой ударяясь о броню, рикошетили и с визгом улетали в сторону.

29-й танковый корпус, поддерживаемый 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизией, атаковал противника на главном направлении армии, вдоль железной и шоссейной дорог на совхоз «Комсомолец» и хутор Тетеревино. Как и предусматривалось ранее, впереди наступала 32-я танковая бригада под командованием полковника Линева А.А., за ней 31-я танковая бригада полковника Моисеева С.Ф. и 25-я танковая бригада под командованием полковника Володина Н.К. После ожесточённого встречного боя, приняв на себя значительную силу удара немецких танковых дивизий, танкисты корпуса начали теснить врага.

Но противник окончательно не был подавлен. Он продолжал оказывать ожесточённое сопротивление. К 13 часам 29-й танковый корпус, продвинувшись на 23 километра, достиг вражеских артиллерийских позиций и овладел гребнем высот. Гитлеровская пехота отступила.

Видя успех бригад корпуса, противник бросил против них сотни самолётов. С новой силой застонало поле от разрывов бомб. Чёрными тучами поднимались ввысь земля и все, что попадало под объятия взрыва. Раскалённый безветренный воздух все гуще и гуще наполнялся дымом, гарью и смрадом.

Наша пехота залегла. Несколько танков 32-й и 25-й танковых бригад выведены из строя. Но бригады не потеряли организованности и, взаимодействуя между собой, с твёрдой настойчивостью продолжали двигаться вперёд, ведя массированный огонь сходу. С выходом на рубеж совхоз «Октябрьский» и совхоз «Сталинское отделение», бригады были встречены сильным артиллерийско-миномётным огнём противника. Первый танковый батальон 32-й танковой бригады под командованием капитана Иванова П.С. был вынужден остановиться. Ему требовалась поддержка. Командир 2-го танкового батальона капитан Вакуленко А.Е. решил протянуть руку братской помощи соседу. Он скомандовал: «Вперёд, на артиллерийские позиции врага!». На больших скоростях танки ринулись в атаку. Среди них был и танк лейтенанта Платко. Враг усилил огонь и бросил в контратаку свои тяжёлые танки. Пришлось маневрировать. Лейтенант Платко хорошо освоил вопросы маневрирования и умело ими пользовался на поле боя. Он зашёл во фланг контратакующему «Тигру» и метким выстрелом подбил его. Другие экипажи последовали примеру отважного лейтенанта и уже на поле боя факелами пылали три немецких танка. Но главная задача была подавить огонь артиллерии, которая препятствовал продвижению подразделений бригады. И лейтенант Платко перенёс огонь своего танка на артиллерийскую батарею противника. Два снаряда и вражеское орудие вместе с расчётом взлетело на воздух. Однако немецкие артиллеристы угодили в борт боевой машины и подожгли её. Механик-водитель и наводчик орудия убиты, стрелок-радист ранен. Лейтенант Платко, помогая раненому радисту выбраться из горящего танка, получил пулевое ранение в руку.

Гитлеровцы, предвкушая успех, решили захватить танкистов в плен и приближались к ним. Лейтенант Платко длинной очередью из автомата остановил немецких солдат. Фашисты припали к земле и некоторые из них навечно, остальные опять продолжили упрямо наступать. Сложилась критическая ситуация: танк горит, башню заклинило и повернуть не представлялось возможным, в диске автомата осталось десятка полтора патронов.

В ходе боя лейтенант Платко получил второе ранение в плечо. Соседний экипаж танка пришёл на выручку лейтенанту и уничтожил наседавшего противника. Офицер, теряя силы и истекая кровью, помог добраться радисту до медицинского пункта.

Батальон продолжал заходить во фланг позиций немецкой артиллерии. Наперерез батальону в атаку вышла группа немецких танков. Левофланговая рота, находившаяся ближе других к немецким танкам, развернулась фронтом к немцам и направила свои орудия в сторону танков противника. Немецкие танки открыли огонь и подожгли два танка роты. Роте пришлось тяжело вести борьбу с численно превосходящим противником. Командир батальона, оценив обстановку, направил для усиления левофланговой роты взвод лейтенант Бондаренко И.П. Командир взвода на возможно предельной скорости повёл свои боевые машины на помощь товарищам, которые вели тяжёлую борьбу с танками противника. Лейтенант Бондаренко И.П. решил вывести свои машины во фланг фашистам, но сам попал под обстрел двигавшихся наперерез ему двух «Тигров». Вступать в открытую схватку с «Тиграми» рискованно, и командир взвода рывком вывел свой танк из зоны огня противника и поставил свою машину за горящим немецким танком. Немцы предположили, что горит подбитый ими советский танк и особого внимания на его не обратили. Тем временем лейтенант Бондаренко И.П. навёл своё орудие на один из фашистских танков и произвёл выстрел. Немецкая громадина запылала от первого выстрела, а высыпавшие из люков немецкие танкисты попали под прицельный огонь пулемёта. Но долго прикрываться такой ширмой не удалось. Немецкие артиллеристы засекли советскую машину и начали вести по ней огонь. Отважный офицер Бондаренко И.П., используя складки местности и умело маневрируя, пошёл на сближение и двумя выстрелами уничтожил немецкое орудие. Второе орудие оказалось подмятым под гусеницами танка и перестало быть угрозой. Своими решительными действиями лейтенант Бондаренко И.П. уничтожил вражеских артиллеристов, лишил немецкие «Тигры» их численного превосходства и выгодности позиций и заставил их отступить, тем самим значительно ослабил натиск на левофланговую роту батальона. За проявленную отвагу он был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени, а экипажи его взвода за высокую боевую выучку награждены орденами и медалями.

Даже в самые тяжёлые минуты боя самообладание не покидало воинов корпуса. Отвага и мужество проявлялись на каждом шагу. У участников этого самого крупного в истории войн танкового сражения остались навсегда в памяти картины, наполненные драматизмом, бесстрашием и героизмом наших бойцов и командиров. В обстановке, когда со страшным воем пролетали снаряды, бомбы и мины и с оглушающим звуком рвались вокруг, когда пламенем горели стальные машины и, казалось, что горит вся земля, они шли вперёд, вырывая из рук врага Курскую землю.

Задыхаясь в дыму, обожжённые танкисты помнили, что впереди Украина, затоптанная в грязь солдатским сапогом фашизма. Им дорога была Украина, во имя её освобождения они не жалели ни крови, ни самой жизни. Дорога она была и экипажу лейтенанта Валентина Кубаевского – командира самоходной установки. Его машина шла в первых рядах атакующих. Но вражеский снаряд поджёг её. И тогда командир дал команду механику-водителю идти на таран вражеского танка. Самоходка набрала скорость и врезалась в тяжёлую машину со свастикой на борту. От удара взорвались топливные баки обеих машин. Огонь и дым взметнулись высоко в небо. Затем детонировали боеприпасы. Так геройски отдали свои жизни комсомольцы Валентин Кубаевский и дружные члены экипажа Ершов, Суздалов, Громов и Меркулов. Слава об их подвиге быстро облетела все части соединения. Эта весть звучала в ушах боевых товарищей громче взрывов бомб и снарядов, она звала вперёд, вдохновляла на бой, взывала к победе над врагом.

Тяжело пришлось 29-му танковому корпусу в этом бою. Он принял на себя всю силу удара танковой дивизии СС «Мёртвая голова» и основные силы второй танковой дивизии СС «Адольф Гитлер». Несмотря на численное превосходство противника, бригады корпуса не только остановили, но и потеснили его к юго-западу на 2–3 километра. Когда силы корпуса стали иссякать, а враг усилил артиллерийско-противотанковый огонь и наносил беспрерывные танковые контратаки, бригадам пришлось остановиться. В это время 31-я танковая бригада полковника Моисеева С.Ф. вела огневой бой с места, находясь в одном-полутора километрах на уступе справа. Командование бригады не осмеливалось на решительные наступательные действия и оставалось на месте. Этой заминкой воспользовались фашисты. К 15 часам они подтянули резерв и бросили его против корпуса. Но введённый в бой резерв не мог добиться успеха. Бригады 29-го танкового корпуса успели закрепиться на достигнутых рубежах и наладить систему обороны.

С 14 часов 12 июля 1943 года бригады корпуса не продвигались вперёд, а перешли к обороне и с трудом отражали танковые атаки врага. С использованием вторых эшелонов корпусов иссякли их наступательные возможности, а корпуса первых эшелонов понесли большие потери в живой силе и технике.

Бригады 29-го танкового корпуса, находясь на рубеже совхоз «Октябрьский», совхоз «Сталинское отделение», отражали попытки врага прорваться к Прохоровке и наносили ему большие потери.

53-я мотострелковая бригада, вышедшая вперёд к совхозу «Комсомолец», под превосходством сил и средств введённого в бой второго эшелона дивизии СС «Мёртвая голова», была вынуждена отойти в район совхоза «Сталинское отделение» и там перейти к обороне.

Контратаки врага не прекращались до позднего вечера. Напряжение боя не спадало. Ни на минуту не прекращались оглушительные взрывы, вой снарядов и свист пуль. Ни на секунду не отрывали глаз от прицелов танкисты. Они били и били из пушек и пулемётов. Напряжение человеческих сил и возможностей доходило до предела. Огненный смерч войны уносил с собой сотни отважных воинов. Немецкое командование вводило в бой все новые и новые части, стремясь захватить Прохоровку. Но они натыкались на упорную оборону советских танкистов и перемалывались, горели и откатывались на исходные позиции.

Смелость и находчивость проявляли в бою не только танкисты, но и артиллеристы, мотострелки, сапёры и зенитчики. Умело действовали и артиллерийские разведчики.

Группа артиллерийских разведчиков под командованием младшего лейтенанта Лешко скрытно выдвинулась далеко вперёд от боевых порядков танковых бригад с тем, чтобы оттуда вести разведку противника, передавать координаты целей и корректировать огонь артиллерии. Недалеко от своей позиции в одной из балок они обнаружили миномётную батарею противника, самоходные орудия и скопление пехоты. В эфир тут же были переданы координаты, по которым артиллерия открыла огонь. Первым огневым налётом была подавлена миномётная батарея, последующими – рассеяли пехоту и самоходные орудия, уничтожив при этом не один десяток гитлеровцев.

В воздухе шли жаркие бои авиаторов. Советские истребители дрались с немецкими «Мессершмиттами». Результатом таких схваток нередко являлись обломки догорающих на поле боя самолётов.

Авиации противника удавалось иногда совершать налёты на наши боевые порядки. Но она каждый раз встречала дружный отпор. По ней метко били зенитчики и стрелки. Первым открыл счёт фашистским стервятникам командир взвода 53-й мотострелковой бригады младший лейтенант Горюнов. Очередью из автомата он пробил бензобак низко летящего самолёта. Машина воспламенилась и упала в расположении наших войск. Второго «Юнкерса» в тот же день сбил младший лейтенант Фарафонов из ручного пулемёта. Эти первые меткие выстрелы подбодрили мотострелков.

К исходу дня острота контратак противника начала спадать. А к ночи всё затихло. Противник согласно приказу перешёл к обороне занимаемых им рубежей в 4–8 километрах к юго-западу от Прохоровки. Его отборные танковые дивизии надломили себе хребет, затупили острие бронированного клина. Враг потерял свыше 350 танков, более 9 тысяч солдат и офицеров убитыми. За день боя только 29-м танковым корпусом было уничтожено 3260 гитлеровцев, 68 танков, 54 орудия, 138 пулемётов, 127 автомашин и много другой техники и вооружения.

 

Поле сражения на Курской дуге под Прохоровкой

 

 

День 12 июля 1943 года вошёл в историю Великой Отечественной войны, как грандиозного танкового сражения, увенчавшегося победой советских войск.

Не смотря на затишье боя, обстановка на фронте продолжала оставаться напряжённой. Враг окончательно ещё не был разбит. Он, безусловно, планировал ещё не одну попытку атаковать наши позиции. Таковы были выводы из оценки противника нашим командованием. Поэтому было приказано: корпусам немедленно в течение ночи закрепиться на достигнутых рубежах, перегруппировать силы, подтянуть артиллерию, организовать противотанковую оборону, эвакуировать с поля боя подбитые танки и принять меры к быстрому их восстановлению. Кроме того, генерал-лейтенант танковых войск Ротмистров П.А. приказал генерал-майору Кириченко И.Ф. вывести одну танковую бригаду во второй эшелон и иметь её в резерве на своём левом фланге. Эта бригада должна была прикрывать основное направление, ведущее к Прохоровке с юга. Для обеспечения своего левого фланга и оказания огневой поддержки корпусу генерал-майора танковых войск Попова А.Ф. решением командующего был выдвинут в район Грушки самоходный артиллерийский полк.

Перегруппировав силы, бригады корпуса заняли оборону на рубеже: 25-я, 31-я танковые и 53-я мотострелковая бригады – совхоз «Октябрьский», Ямки, один километр северо-восточнее Сторожевого; 32-я танковая бригада выведена в резерв и сосредоточена на восточной окраине Прохоровки. Перед фронтом корпуса находились все те же дивизии противника «Мёртвая голова» и «Адольф Гитлер», но уже значительно потрёпанные. Сосед справа 18-й танковый корпус генерал-майора танковых войск Бахарова Б.С., овладев Васильевкой, Михайловкой и Петровкой, так же перешёл к обороне. Ему противостояли части танковой дивизии СС «Великая Германия» и часть сил введённой в бой свежей 11-й танковой дивизии 48-го немецкого танкового корпуса. Слева, восточнее Сторожевого, против прорвавшихся подразделений дивизии врага оборонялся 2-й танковый корпус под командованием генерал-майора Попова А.Ф. Южнее его, на рубеже Виноградовка, Беленихино вёл бои 2-й гвардейский танковый корпус под командованием полковника Бурдейного А.С. Как видно из начертания линии фронта, вклинение противника на Прохоровском плацдарме продолжало ещё оставаться. Задача, поставленная 5-й гвардейской танковой армии на день 12 июля 1943 года по разгрому вклинившейся группировки противника, была выполнена не полностью.

На участке 69-й армии противник силами 6-й и 19-й танковых дивизий потеснил её соединения, вышел на рубеж Ржавец, Александровка и создал угрозу прорыва к Прохоровке с юго-востока. Для ликвидации угрозы из 5-го гвардейского механизированного корпуса были переброшены две мотострелковые бригады.

Так сложилась обстановка к исходу 12 июля 1943 года.

Наступила ночь, но было не до отдыха. Предстояло решить много дел. Эвакуаторы и ремонтники под покровом ночи эвакуировали с поля боя около 50 подбитых танков. Уже к утру половина из них была возвращена в строй. На отремонтированные боевые машины формировались сводные экипажи.

Без устали и отдыха работал медицинский персонал. Медицинские пункты частей были переполнены ранеными. Многие из них нуждались в срочном хирургическом вмешательстве. Медицинский транспорт не успевал эвакуировать раненых в тыловые госпитали. Ради спасения жизни воинов медицинские работники шли на риск и порой оперировали бойцов в полевых условиях.

Артиллерийские снабженцы беспокоились о пополнении боеприпасов, тыловики – о горючем и продовольствии.

Танковые экипажи, мотострелковые подразделения, артиллерийские расчёты оборудовали окопы, огневые позиции, наблюдательные и командные пункты, организовывали систему огня, увязывали между собой вопросы взаимодействия. Сапёры устанавливали минные поля, учили воинов маскировке позиций и окопов. Шла напряжённая ночная фронтовая жизнь.

Оценка, данная возможным последующим действиям противника, подтвердилась. Утром 13 июля противник возобновил атаку на участке обороны 29-го танкового корпуса. Тяжёлый ночной труд танкистов по оборудованию окопов, выбросивших лопатами не одну сотню кубометров грунта, себя оправдал. Он сохранил многие жизни. Меньше получила поражений и боевая техника, так как она стала менее уязвимой. Экипажи, находившиеся в танках в хорошо замаскированных окопах, встретили атаку врага шквальным огнём с коротких дистанций. Огонь танкистов, уплотнённый огнём противотанковых орудий и самоходной артиллерии, не оставлял ни одной позиции, где можно было бы укрыться грохочущим машинам гитлеровцев. Под градом снарядов враг заметался, попятился назад, оставляя на поле боя своих убитых и раненых солдат.

Гитлеровцы в этот день ещё дважды переходили в атаку, используя на полную мощь свою артиллерию и авиацию. Но ни авиация, ни артиллерия действенной помощи немецким полкам оказать не смогли.

Задача корпуса, так же, как и других соединений фронта, заключалась в том, чтобы измотать немецко-фашистские войска в оборонительной позиции, накопить силы, а затем перейти в решительное наступление.

Несмотря на потери, немецко-фашистское командование не отказалось от намерения овладеть Прохоровкой. 14 июля 1943 года оно предприняло ряд новых атак все на том же направлении. Убедившись в неприступности обороны на участке 29го танкового корпуса, противник вечером того же дня предпринял мощную атаку на левом фланге армии в направлении Правороти и Шехово. Эти населённые пункты имели сеть грунтовых дорог, разветвлявшихся в разные стороны, в том числе и на Прохоровку. В 22 часа 30 минут, после массированного налёта авиации и артиллерийского обстрела, гитлеровцы бросили свои главные силы против частей 2-го гвардейского танкового корпуса полковника Бурдейного А.С., потеснили их к северо-востоку и овладели населёнными пунктами Виноградовка, Ивановка, Лески, Шахово. В боевых порядках войск армии образовались бреши. Опасной из них являлась брешь на направлении на Правороти. Одновременно с основным ударом противник пятьюдесятью танками на узком участке нанёс вспомогательный удар в направлении хутора Сторожевое, Правороти против частей 2-го танкового корпуса генерал-майора Попова А.Ф. Но здесь он не добился успеха. С захватом противником Виноградовки, Ивановки, Лесков и Шахово создалась угроза окружения 48-го стрелкового корпуса и возможность выхода в тыл корпусов 5-й гвардейской танковой армии. Обстановка вновь приобрела напряжённый характер. Для её локализации нужны были силы и средства.

Начальник штаба 29-го танкового корпуса полковник Фоминых Е.И. предложил перебросить в срочном порядке резерв корпуса – 32-ю танковую бригаду под командованием полковника Линева А.А. в район Правороти и закрыть брешь. Командующий 5-й гвардейской армией генерал-лейтенант танковых войск Ротмистров П.А. согласился с этим предложением и приказал усилить бригаду полком самоходной артиллерии.

В ночь на 15 июля 1943 года 32-я танковая бригада с приданным полком заняла оборону на южной окраине Правороти. Ночь способствовала советским танкистам оборудовать позиции и создать систему огня. Когда к утренней заре работы по оборудованию обороны подходили к концу, противник нанёс удар своей артиллерией по оборонительным позициям танкистов, готовя атаку своим войскам. Танки противника, а за ними автоматчики с засученными рукавами, укрываясь в воронках и складках местности, перешли в наступление.

Во второй половине дня немцы применили массированный налёт авиации. На боевые порядки было брошено около 200 самолётов. Одна эскадрилья бомбардировщиков сменяла другую. Земля смешалась с небом. Смотря на этот сплошной огонь и стены взрывов казалось, что после этого там не осталось ничего живого. От бомб некоторые танки поворачивало на бок, а от прямых попаданий они становились грудами металла. Сбросив смертоносный груз, авиация улетела. В это время нужно было наладить управление и восстановить систему огня. Но противник нанёс новый удар артиллерией и миномётами. Под прикрытием артиллерии танки противника снова ринулись на штурм позиций бригады полковника Линева А.А. Бригада, несмотря на понесённые потери от бомбовых ударов авиации и артиллерийского налёта, отбила и на этот раз врага. Упорство и мужество танкистов представляли для противника неприступный бастион.

Однако командование бригады понимало, что фашисты не ограничатся неудачами и, накопив силы, снова ударят. Утром 16 июля 1943 года противник, обнаружив новые позиции, нанёс по ним бомбо-штурмовой удар более чем 150 самолёто-вылетами, затем осуществил массированный артиллерийский налёт.

Когда гитлеровцы перешли в наступление, бригада, почти не понёсшая потерь от многотонного смертоносного груза, встретила их кинжальным огнём. Не достигнув и на этот раз успеха, гитлеровское командование прекратило на этом участке бесплодные атаки.

Несколько тяжелей, чем другим, приходилось 31-й танковой бригаде, которой командовал полковник Моисеев С.Ф. Перед её фронтом обороны находилась господствующая высота, под прикрытием которой противник мог безболезненно выдвигать свои подразделения достаточно близко к переднему краю. Накопив силы за обратными скатами высот, противник переходил в атаку и причинял много неприятностей нашей обороне. Чтобы лишить тактического преимущества врага, генерал-майор танковых войск Кириченко И.Ф. приказал бригаде овладеть высотой и включить её в свою систему обороны. Улучив момент, когда танки противника после очередной неудачной попытки прорвать оборону бригады, отхлынули назад, полковник Моисеев начал атаку за захват высоты. Рота автоматчиков под командованием лейтенанта Борисова вышла на выполнение задания. Занять высоту оказалось не таким простым делом, как это виделось с командного пункта. Противник оставил для её прикрытия автоматчиков с артиллеристами. Смелым броском автоматчики под прикрытием огня артиллерии и поддержке ружейно-пулемётного огня заняли находившуюся по пути небольшую рощу, чтобы потом броском выйти на гребень высоты. Но дальнейший путь смельчакам преградили путь немецкие снайперы и автоматчики, засевшие в подбитых танках. Выбить их из-под толстой брони танка стрелковым оружием было просто невозможно. Лейтенант Борисов направил связного с просьбой выслать несколько бронебойщиков. Командир батальона автоматчиков капитан Сорокин, захватив с собой два расчёта противотанковых ружей, спешным порядком вышел на помощь товарищам. Прицельным огнём противотанковых ружей гитлеровцы были уничтожены из подбитых танков, а рота автоматчиков стремительным броском ворвалась в немецкие траншеи. В короткой, но достаточно жёсткой рукопашной схватке до 40 гитлеровцев было уничтожено на месте, остальные выбиты огнём из автоматов. Важный в тактическом отношении рубеж оказался в руках 31-й танковой бригады.

Все надежды врага прорвать оборону бригады рухнули. С вечера 16 июля 1943 года противник под прикрытием огня артиллерии и танков начал частичный отвод своих войск на линию Прохоровских высот, что в 10–15 километрах к юго-западу от Прохоровки. Там он подготовил оборонительный рубеж, который двумя неглубокими выступами все ещё вклинивался в наши боевые порядки.

5-й гвардейской танковой армии предстояло активными действиями совместно с наступающей справа 5-й гвардейской армией срезать оба выступа и, овладев ключевыми позициями, развить наступление в южном направлении.

29-й танковый корпус, исходя из общей задачи армии, должен был овладеть сначала совхозом «Сталинское отделение», лесным массивом юго-западнее Сторожевого, а затем развивать наступление в направлении Яковлево. Корпус с утра 17 июля 1943 года перешёл в наступление, оставив на прежних позициях только танковую бригаду полковника Линева А.А. Подойдя к рубежу Грезное, совхоз «Комсомолец» бригада остановила своё движение. Здесь противник оставил сильный заслон из артиллерии и своим огнём вынудил подразделения бригады остановиться. В то же время из района Короча начала наступление южная группировка советских войск. Противник, опасаясь чтобы эта группировка не отрезала их от основных сил, прикрываясь сильными арьергардами, начал отводить свои главные силы на юг в сторону Белгорода.

С рассветом 18 июля 1943 года 29-й танковый корпус возобновил наступательные действия, завязывая ожесточённые бои. Особенно упорно противник оборонял совхоз «Комсомолец» – узел дорог. Здесь он создал систему взаимодействующих огневых узлов, заминировал дороги и лощины. Вражеская пехота использовала старые траншеи, усилив их блиндажами и пулемётными точками. На гребнях высот гитлеровцы поставили в окопы противотанковые орудия и подготовили их к ведению фронтального огня. Взятие таких опорных пунктов без предварительной обработки гаубичной артиллерией было сопряжено с большими потерями. Здесь выявились и некоторые погрешности в организационной структуре корпуса. Самоходная и истребительно-противотанковая артиллерия хороша была для обороны, когда она вела огонь по видимым целям прямой наводкой. А вот в наступлении, когда цели укрыты, она оказалась бессильной. Здесь нужна была артиллерия с навесной траекторией полёта снаряда. Но в штате корпуса её не оказалось. В то время трудно было винить кого-то в просчётах, так как опыта ведения наступательных боев у нас было ещё мало.

Оборонительные действия противник не ограничивал огнём с места. Он вёл активную оборону, периодически бросая в контратаку танки. При выходе бригад корпуса к железной дороге в районе посёлка Ивановские Выселки, противник двенадцатью «Тиграми» с района Грезного начал контратаку. Удар пришёлся по правому флангу, где находилась танковая бригада половника Моисеева С.Ф. Танкисты, своевременно заметившие немецкие танки, насторожились. Командир бригады по радио ставит задачи: «Танки противника справа. «Соколу» развернуться фронтом на запад. «Ястребу» продвинуться к роще, занять оборону фронтом к атакующему противнику и огнём с места уничтожить немецкие танки».

Буквально через две минуты стволы танковых орудий были направлены в сторону контратакующих фашистских танков. Сразу, почти залпом, начали стрелять орудия. Задымил один из неприятельских танков, второй бросил в голубое небо смрадный шлейф, третий, сверкнув синим пламенем, закрутился на месте. Ещё и ещё прямыми выстрелами в упор из засад танкисты бригады полковника Моисеева С.Ф. без промаха били по корпусам немецких «Тигров». В этой короткой схватке были подбиты три и сожжено 4 тяжёлых танка противника, а остальные отступили. Бригада потеряла два своих танка.

В дальнейшем бригада, встречая заслоны противника, вынуждена была вести с ними бой и продвигалась медленными темпами. Камнем преткновения оказался в этот день рубеж Тетеривно, Виноградовка, где вражеские артиллеристы прочно заняли оборону. Только к вечеру, потеряв значительное число своих боевых машин, корпусу удалось овладеть совхозом «Комсомолец» и лесным массивом в районе юго-западнее Ивановские Выселки.

13 танков, 25 орудий и миномётов, 22 автомашины с грузом, 3 самолёта и 837 солдат и офицеров потеряли гитлеровцы за день боя с воинами 29-го танкового корпуса. Корпус потерял 7 танков Т-34, 11 танков Т-70.

Как бы хорошо ни трудились наши ремонтники, все же они не успевали восстанавливать подбитые танки. Кроме того, среди вышедших из строя танков были и безвозвратные. Все это вело к истощению сил, а на пути наступления танкистов стояли мощные немецкие артиллерийские заслоны. К тому же, противник на рубеже Кочетовка, Весёлый держал основные силы.

К исходу 19 июля 1943 года бригады 29-го танкового корпуса вышли в район посёлка Грезного. Отсюда они должны были наступать в направлении Красной Поляны, перерезать шоссе и не допустить отхода противника на Белгород. Армия имела задачу к вечеру 20 июля 1943 года достичь Тожаровки.

В район Грезного прибыла и танковая бригада полковника Линева А.А., ранее защищавшая подступы к Прохоровке с юга. Атака была назначена на 4 часа 20 июля 1943 года.

Впереди должны были наступать три бригады: 31-я и 32-я танковые и 53-я мотострелковая.

25-я танковая бригада составляла резерв командира корпуса.

В назначенный час корпус перешёл в наступление. Ему противостояли полуразбитые части 11-й танковой дивизии врага. Да и в наших бригадах было не густо – по 1520 танков. Бой состоялся жаркий и носил напряжённый характер. Гитлеровцы не хотели отдавать шоссейную дорогу, идущую из Обояни на Белгород, так как её укатанное полотно способствовало быстрому маневру войск. По ней фашистское командование планировало отвод северной группировки своих войск на юг. Как ни велико было сопротивление противника, корпусу удалось перерезать шоссе в районе высот западнее Погореловичи и заставить его отводить свои части по ухабистым просёлочным дорогам.

Несколько суток подряд без сна и отдыха личный состав корпуса напрягал силы и волю в непрерывных боях. Обстановка требовала идти вперёд, и воины упорно шли.

Штабом корпуса от генерал-лейтенанта танковых войск Ротмистрова П.А. получена радиограмма. В ней ставилась задача: во взаимодействии с частями стрелкового корпуса генерал-майора Родимцева уничтожить противника в урочище Большой Лог и овладеть Ольховкой. Начало атаки в 16 часов 21 июля.

Генерал-майор Кириченко И.Ф. решил несколько изменить боевой порядок. Он выдвинул вперёд 53-ю мотострелковую бригаду, а за ней – танкистов. В какой-то степени это облегчило действия танкистов.

В 16 часов высоко в небо взлетела ракета – сигнал атаки. Изнурённые боями войска двинулись на штурм вражеской обороны. Но штурм оказался неудачным. Немецкие войска подготовились к обороне, отрыли окопы и сосредоточили на этом участке много огневых средств. Наши же батальоны представляли собой роты, а порой и взводы неполного состава.

Корпус действовал на второстепенном участке армии и его результаты особо не влияли на решение главной задачи армии. Генерал-лейтенант танковых войск Ротмистров П.А. сосредоточил основные усилия на взятии населённых пунктов Яковлево и Быково. С освобождением этих пунктов приобретались выгодные позиции для дальнейшего наступления. На этом направлении вели бои части 5-го механизированного корпуса генерала Скворцова. Для их усиления командующий армией перебросил 29-й танковый корпус в район Козьма-Демяновка. 23 и 24 июля 1943 года 29 тк вёл бои за Быковку и к середине дня 24 июля овладел ею. В тот же день 29-й танковый корпус выведен в резерв для приведения себя в порядок и получения пополнения. Сосредоточился он в балках в 2 километрах западнее Грезного. Изнуряющие дни активной обороны для корпуса закончились.

Бои на Прохоровском плацдарме окончательно расстроили агрессивные замыслы немецко-фашистского командования. Потеряв значительные силы своей ударной группировки во встречном сражении, а в последующем – в кровавых атаках нашей обороны, они вынуждены были отвести остатки войск на прежние рубежи, откуда начиналось наступление 5 июля 1943 года.

В этих боях немаловажную роль в победе над врагом сыграл 29-й танковый корпус. За отличные боевые действия по срыву немецкого наступления его личный состав был удостоен благодарности Верховного Главнокомандующего. Большая группа воинов награждена орденами и медалями.

В связи с тем, что в Западной Европе стали появляться высказывания, искажающие исторические факты, нельзя обойти молчанием некоторые из них. Так, например, говоря об итогах Курской битвы, бывший генерал-майор немецко-фашистской армии Миллентин Ф.В. объясняет неудачи первых дней наступления 48-го немецкого танкового корпуса, начальником штаба которого он был в то время, труднопроходимой местностью, выгодным топографическим рельефом местности обороняющихся советских войск и другими второстепенными причинами, только не мужеством и стойкостью обороняющихся храбрых танкистов.

По краткому описанию битвы на южном фарсе Курской дуги видно, что прочность обороны советских войск была достигнута, главным образом, за счёт использования в ней крупных танковых объединений, как совместно с общевойсковыми соединениями, так и самостоятельно. Причём танковые корпуса и даже армии, помимо обороны использовались и для нанесения контратак и контрударов с целью восстановления утраченного положения. На последнем этапе битвы, когда наши войска перешли в контрнаступление, танковые соединения, действовавшие в качестве подвижных групп, наносили противнику мощные удары.

Не помогли гитлеровским войскам хвалёные сверхмощные танки «Тигр» и «Пантера». Летом 1943 года внимание всей страны было приковано к гигантской битве, развернувшейся в районе Курской дуги. После того, как бешеный натиск мощных танковых группировок врага был остановлен, необходимо было разгромить и погнать противника на запад. Эта крайне трудная и ответственная задача имела историческое значение для дальнейшего хода войны. Прорыв сильной обороны противника на Курско-Орловском направлении и разгром сосредоточенной здесь его мощной группировки требовали от наступавших войск предельного напряжения сил и высокого воинского мастерства. С честью справиться с поставленной задачей могли лишь хорошо обученные войска, обладавшие высоким моральным духам.

Советские войска, выстояв под ударами врага в ходе оборонительного сражения, были накануне новых великих побед, увенчавших нашу Красную Армию бессмертной славой.

 

На Огненной Дуге горели танки,
А Прохоровка, точно, сущий ад!
И в том аду фашистские останки,
Услышали пророчество: «Назад»!

Сошлись в бою стальные две лавины,
Сплелись в один отчаянный клубок,
От «Тигров» там осталась половина,
Ломали их как спичек коробок.

В зияющих пробоинах, без башни,
Пылали сотни танков среди ржи,
И рёв машин, и стоны в рукопашных,
Гранаты, автоматы, штык-ножи.

Но выстояли страшный смерч ребята!
В нём «Мёртвая» свалилась голова!
И память этой битвы в людях свята!
И Слава будет в правнуках жива…

Алла Войнаровская

 

 

 

Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле» это многофункциональный комплекс, объединяющий различные объекты, служащие увековечиванию и популяризации подвига, совершенного во время Великой Отечественной войны

 

 

Мемориальный комплекс на танковом поле представляет собой обширную благоустроенную территорию с расположенными на ней мемориальными сооружениями и памятниками, главным является Памятник Победы – Звонница

 

 

В центре предмузейной площади величественная скульптурно-художественная композиция «Танковое сражение под Прохоровкой. Таран».

Это Прохоровское сражение в миниатюре, в полной мере передающее накал былого сражения

 

 

 

 

 

Советские военачальники о значении Прохоровского сражения

 


 

Прохоровское сражение стало апогеем Курской битвы – пределом немецкого летнего наступления и началом всеобщего советского. Под Прохоровкой стратегическая инициатива окончательно и бесповоротно перешла к Красной Армии.

 

 

И.В. Сталин. Из доклада о 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции 06.11.1943 года.

 

 

 

 

 

 

 

В течение 12 июля на Воронежском фронте шла величайшая битва танкистов, артиллеристов, стрелков и лётчиков, особенно ожесточённая на Прохоровском направлении, где наиболее успешно действовала 5-я гвардейская танковая армия под командованием генерала П.А. Ротмистрова. …Нам довелось лично наблюдать ожесточённые бои в районе совхоза «Комсомолец» и Ивановских Выселок, где действовали 29-й и 18-й танковые корпуса.

 

 

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления».

 

 

 

 

 

 

 

…Сам лично наблюдал к юго-западу от Прохоровки танковый бой наших 18-го и 29-го корпусов с более чем двумястами танками противника в контратаке. Одновременно в сражении принимали участие сотни орудий. В результате все поле боя в течение часа было усеяно горящими немецкими и нашими танками.

 

 

Маршал Советского Союза А.М. Василевский «Дело всей жизни».

 

 

 

 

 

 

 

Наиболее тяжёлый, крайне ожесточённый бой вёл 29-й танковый корпус генерала Кириченко И.Ф., наступавший вдоль железной и шоссейной дорог. Враг бросил против него основные силы танковых дивизий СС «Адольф Гитлер» и «Мёртвая голова», упрямо предпринимая одну за другой настойчивые попытки прорваться к Прохоровке. Однако войска корпуса дрались с исключительным упорством и не уступали достигнутых рубежей.

 

 

Главный маршал бронетанковых войск П.А. Ротмистров «Воспоминания».

 

 

 

 

Содержание

 

Введение

 

Часть 1. Формирование 29-го танкового корпуса

 

Часть 2. Боевое крещение корпуса в Прохоровском сражении

 

Часть 3. Корпус в боях за Украину

В Белгородско-Харьковской операции

В составе Степного фронта     

В боях за Кривой Рог     

Вперёд на Знаменку и Кировоград     

Корсунь-Шевченковский котёл     

К государственной границе

 

Часть 4. В боях за освобождение Советской Белоруссии и Прибалтики 

 

Освобождение Минска. 3 июля 1944 г.

На Вильнюс

К Балтике в составе 1-го Прибалтийского фронта

 

Часть 5. Снова к Балтике

 

29-й танковый корпус в фотографиях военных лет

 

Часть 6. В готовности к защите Отечества

 

Переформирование корпуса в дивизию

 

Создание Совета ветеранов

 

Ветераны 29-й тд – Почетные солдаты Вооружённых Сил Республики Беларусь

 

Гремя огнём, сверкая блеском стали…

 

Об авторе



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 3591. Последнее 2019-10-15 22:57:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 2-36-20
hvorov@inbox.ru