У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

В.А. Игнатьев. Годы жизни и работы в Белоруссии. Публикация первая

[Назначение в Слуцкое духовное училище]

Волею судеб от Учебного Комитета при Святейшем Синоде я получил назначение преподавателем латинского языка Слуцкого дух[овного] училища Минской губернии. Это произошло в феврале 1916 г. [1] Слуцк был в прифронтовой черте, в 65 километрах от Баранович, где проходила линия фронта, и училище было эвакуировано в г. Ковров Владимирской губ[ернии]. Из семинарской квартиры мы переехали на частную около Слудской площади, и я продолжал жить в Перми.

В апреле я предпринял поездку в Минск с целью уточнения своего служебного положения. [2] Уже за г. Борисовым, что на железнодорожной линии Москва-Минск, начинались окопы, и, таким образом, близость фронта была очевидна. С особенным вниманием я всматривался из вагона в ту часть пути, где Наполеону удалось проскользнуть за Березину, но где его доблестное войско было окончательно потрёпано. В вагоне чувствовалось приближение фронта: было тесно, какие-то эвакуированные польки всё время «тараторили» на ломанном русском языке, и слышалось «пани, пани». Какие-то нищие бродили по вагонам, распевали песни и просили милостыню. Было неприятно сознавать, что вблизи фронта и допускалась такая распущенность в поезде.

Поезд пришёл в Минск часов в десять утра. Погода была хмурая: мелкий дождь моросил с утра. В городе была грязь. Коняги еле-еле тащили конку. Всюду двигались военные фургоны. На каждом шагу встречались военные, сёстры милосердия сновали повсюду. Казалось, что жители запрятались в норы, с опаской выходили из них по хозяйственным нуждам, а потом скрывались опять в своё логово. Немцы по нескольку раз в день бомбили город. Мне удалось встретить кое-кого из служащих в Минской дух[овной] семинарии, которые мне сообщили, что я приехал в Минск напрасно и чтобы я возвратился в Пермь и ждал вызова на работу. На ночь мне дали койку в какой-то комнате подвального этажа, где я переночевал в жутком одиночестве. Утром где-то по близости разорвалась с большим грохотом бомба, и слышался протяжный звук сирен. Под вечер я отбыл в Пермь [3].

Вызов на работу был мной получен во второй половине мая с предложением явиться в местечко Паричи Бобруйского у[езда] [4] по окончании пасхальной недели. Мне надлежало проехать по железной дороге до Бобруйска, а дальше на пароходе по Припяти плыть в Паричи. Уже на станции в Бобруйске я встретил одного из учителей Слуцкого дух[овного] училища Ивана Александровича Новицкого [5], с которым мы вместе и отправились на пароходе. В Паричи мы прибыли под вечер и ночевали в грязной еврейской гостинице-харчевне, а на утро явились в Паричское женское училище ведомства имп[ератрицы] Марии [6].

 

 

[Местечко] Паричи

Это большое белорусское село, по-белорусски именуемое «местечком». Население в нём преимущественно еврейское. Здесь было местопребывание земского начальника. Была небольшая деревянная, как обычно в Белоруссии, церковка, совершенно скрытая от глаз окружающей её пышной зеленью из тополей и белых акаций [7]. В местечке был врач из евреев, были врачи-дантисты. Среди еврейской бедноты выделялись семьи еврейских богачей, торговцев лесом. У них были большие дома, прекрасно обставленные мебелью, которые теперь пустовали, потому что хозяева их эвакуировались вглубь страны [8]. За рекой была низина – болотистое место, и через реку и эту низину был построен деревянный мост, длиной версты на три на случай отступления из этого района фронта. Кругом в разных направлениях были устроены окопы. Одним словом, здесь чувствовалось уже непосредственная близость фронта.

В местечке было женское училище ведомства имп[ератрицы] Марии, как указано было уже выше. В Белоруссии эти училища заменяли епархиальные женские училища. Здесь был целый комбинат деревянных строений, в числе которых были строения с классами, с общежитиями и пр. Отдельно были строения с квартирами администрации, учителей и прочим обслуживающим персоналом. Отдельно стояла каменная церковь [9]. Место было живописное: было много зелени во дворе – сирень, жасмины, а на улице около домов пышно росли белые акации, которые во время цветения источали опьяняющий аромат [10].

Рядом с местечком, по северной стороне его, было расположено имение Набоковой [11], ранее принадлежавшее известному лицейскому другу А.С. Пушкина – Ивану Ивановичу Пущину [12]. Отсюда именно Пущин ездил навещать Пушкина в с[ело] Михайловское. Теперь в имении жил только управляющий поляк [Иосиф] Сервачинский. Дом был закрыт от посетителей, но в нём, несомненно, были интересные реликвии, относящиеся к периоду жизни И.И. Пущина. Дом имел вид обычного помещичьего строения. Около него был парк с липовой аллеей, фруктовый сад и оранжерея, куда с особого разрешения Сервачинского удавалось проникать. За строениями шли поля, а на берегу реки была дубовая роща с вековыми дубами.

 

 

Организация занятий [трёх духовных училищ]

В Паричи были вызваны на занятия коллективы всех трёх духовных училищ Минской епархии: Минского, Пинского и Слуцкого. Возглавлять эти объединённые коллективы дух[овных] училищ было поручено смотрителю Пинского дух[овного] училища – Михаилу Ивановичу Орлину [13], человеку опытному и почтенному, типичному чиновнику тех времён, горделивому и чванливому. Из всех трёх коллективов дух[овных] училищ Слуцкий коллектив выделялся почтенными старцами, такими, как преподаватель греческого языка – Николай Феофилович Будзилович и преподаватель арифметики – Митрофан Александрович Журавский [14]. Последний имел одну странность – продавал ученикам конфеты по мелочам, и сколько ни убеждали его, что это просто не красиво и не достойно преподавателя, он продолжал «своё». У него были уже определённые признаки перехода к детству по старости [15]. Смотрителем училища был священник Александр Васильевич Хвалебнов [16], инспектором – Михаил Иванович Волосевич [17], человек с хитрецой и карьерист; учителем русского яз[ыка] – Иван Александрович Новицкий, человек очень почтенный и опытный преподаватель; учитель пения, регент хора и надзиратель – Иосиф Флорович Болбас, впоследствии изменивший фамилию на – Диомидов.

Таковы были мои коллеги по духовному училищу [18]. За исключением Хвалебнова и меня, великороссов, прочие были белорусы.

В Паричах мы перезнакомились и с учителями других дух[овных] училищ, например: с инспектором Пинского дух[овного] училища Черноуцаном [19], преподавателем арифметики…, автором задачника [20]; с преподавателем арифметики Минского дух[овного] училища Сущинским [21], преподавателем греческого яз[ыка] Л.Н. Цветковым [22], надзирателем – Ясинским [23] и др. Кроме того, в Паричах жили на положении эвакуированных: начальница Минского женского [духовного] училища – Краузе [24], две воспитательницы и преподавательница математики этого училища Пантелеймонова [25]. То появлялся, то скрывался преподаватель этого же училища – Весновский, интриган и доносчик.

Попечение по материальной части как об учениках, так и о преподавателях возложено было на экономов: Слуцкого дух[овного] училища – Степана Степановича Терравского и Минской [духовной] семинарии – Глазко. Нужно сказать, что экономами в духовных училищах были светские люди. Несмотря на близость фронта, экономы ухитрялись доставать и мясо, и сало и кормили учеников и нас, учителей такими «колдунами» (большие пельмени), которые и в мирное время пошли бы за первый сорт.

Таким образом, в Паричах составилось разнообразное общество, в числе которого были и представители второй половины человеческого рода, которые группировались около Краузе. Последняя выдавала себя за б[ывшую] фрейлину и проповедовала о непоколебимости династии Романовых [26]. Хотя фронт был близко, но общество жило полнокровно, и мост был местом прогулок. Ещё на пароходе один из жителей Парич, разбитной еврейчик доверительно предупреждал меня о том, что на прогулках по мосту определились уже пары, и поэтому, чтобы я был осторожен. Не нужно было долго ждать подтверждение этого [27].

Белорусы любители петь и мастера. Собиралась иногда «холостяцкая» компания, и они пели «На заре туманной юности» и разные украинские песни, пели с азартом. Я захватил с собой свои ноты, нашлась одна из воспитательниц Минского женского училища, которая могла аккомпанировать, на квартире был рояль, и, благодаря этому, я попал в окружение начальницы Краузе. Пелось хорошо, и это было началом моего увлечения пением на весь период жизни в Белоруссии.

[28]

В июне в Паричи прибыла meine Frau из Перми, где она заканчивала занятия в гимназии. Занятия продолжались у меня до половины июля. Оставшуюся часть лета мы прожили в Паричах, а в конце августа переехали в Слуцк [29].

 

 

В начало

 

Публикация первая:
[Назначение в Слуцкое духовное училище]
[Местечко] Паричи
Организация занятий [трёх духовных училищ]

 

Публикация вторая:

Слуцк [(описание города)]

 

Публикация третья:
Слуцк во время империалистической войны (август 1916 г. – октябрь 1917 г.)
Гримасы этого периода жизни в Слуцке

«Игорный дом» Петкевичей
«Счастливый» брак Слуцкой красавицы Рахили Гецовой
Преступление земского начальника Катранова, или проделки «пиковой дамы»


«Хождение по мукам» [Жизнь в доме еврейской семьи Эпштейн]
Слуцкая женская гимназия

 

Продолжение следует



1. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автор указывает, что назначение было получено 10 января 1916 г. (ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 97).
2. Там же: «Эта поездка имела для него двоякий интерес: во-первых, он впервые ехал в Белоруссию и, во-вторых, ему хотелось посмотреть те районы страны, которые были вблизи фронта» // Там же.
3. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «П.А., прежде всего, направился в семинарию, чтобы разузнать, куда же ему нужно обратиться за справками о духовном училище, но встретил только эконома семинарии Глазко, который ему дал сразу понять, что он приехал зря, что когда нужно будет, то его вызовут. На Минск тогда ежедневно делались налёты и сбрасывались бомбы. В городе то и дело раздавался резкий звук сирены, и все стремительно разбегались с улиц. В течение дня П.А. пробродил по улицам города, заходил в консисторию по своему делу, но там ему только повторили то, что ему говорил уже эконом Глазко. На ночь П.А. пришёл опять в семинарию, и эконом провёл его куда-то в подвал, где ему была приготовлена кровать. С непривычки ночь прошла тревожно. Утром где-то поблизости взорвалась бомба. Делать было нечего, и П.А. возвратился в Пермь» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 97 об., 99.
4. В настоящее время административный центр Паричского поселкового совета Светлогорского района Гомельской области.
5. Новицкий Иван Александрович – учитель русского языка Слуцкого духовного училища.
6. Паричское женское училище находилось в ведении духовного ведомства и действовало с 1822 года.
7. Имеется в виду Свято-Духовская церковь, деревянная, построена в 1819 г.
8. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Большинство населения составляли мелкие негоцианты, которые «делали мелкий гешефт», но были и крупные «гешефтомахеры» – торговцы лесом, которые имели прекрасные особняки, с роскошной мебелью, роялями и пр. Теперь ввиду близкого фронта они эвакуировали семьи, а сами «грели руки» на военных поставках, стройках и т. д.» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 100 об. – 101.
9. Церковь св. равноапостольной Марии Магдалины, каменная, построена в 1863 г.
10. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Хороши были вечера и весенние ночи в Паричах. Кто знаком с романсами Кашеварова «Тишина», а особенно – кто пел его, тот воочию мог бы представить картину, изображённую в романсе, по картине ночи в Паричах» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 101 об.
11. Там же: «…владевшей им на правах сервитута и майората» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 101.
12. Пущин Иван Иванович (1798–1859) – декабрист, друг и однокурсник А.С. Пушкина по Императорскому Царскосельскому лицею.
13. Орлин Михаил Иванович – священник, кандидат богословия Киевской Духовной академии, служил в духовном ведомстве с 1881 года. Смотритель Пинского духовного училища.
14. Журавский Митрофан Александрович – учитель географии и арифметики Слуцкого духовного училища.
15. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Им, очевидно, в данном случае руководило благое желание услужить «малым сим», а на самом деле он стал среди них посмешищем, а отсюда получился провал преподавания. Слуцкие коллеги его по духовному училищу особенно предупреждали его, чтобы он на глазах у многих не торговал, но он сугубо конфиденциально, говорят, поторговывал, ибо «consuetudo est altera natura!» [по-латински «Привычка – вторая натура» – ред.] // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 100–100 об.
16. Хвалебнов Александр Васильевич (1876-после 1927) – окончил Калужскую духовную семинарию. Кандидат богословия С. – Петербургской духовной академии 1896 г. Священник, протоиерей. Арестован в 1927 г. по обвинению в призыве верующих не посещать обновленческую церковь, не крестить в ней детей, осуждён на заключение в Мариинские лагеря в Кемеровской области, погиб в заключении.
17. Волосевич Михаил Иванович (1883–1948) – магистр богословия Московской духовной академии 1908 г. Арестован в 1944 г. за участие в создании пастырских курсов в Минске в период войны, осуждён на 5 лет заключения в лагерь в г. Верхотурье Свердловской области, погиб в заключении.
18. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Пётр Алексеевич был назначен вместо преподавателя латинского языка – Ивана Васильевича Поповича, самого старого по возрасту среди этих старцев, и назначение П.А. явно преследовало цель «обмолодить» коллектив преподавателей училища» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 100.
19. Черноуцан Александр Минович (1883–1937) – сын протоиерея Бессарабской губернии. Окончил Кишинёвскую духовную семинарию. Кандидат богословия С. – Петербургской духовной академии 1907 г. Помощник смотрителя Кутаисского духовного училища в 1908 г., затем Пинского духовного училища в 1908–1910 гг., Минского мужского духовного училища в 1910–1916 гг., Сергиевского духовного училища в 1916–1918 гг. Член Поместного Собора Русской Православной церкви 1917–1918 гг. от мирян Нижегородской епархии. Священник, протоиерей с 1921 г. Несколько раз арестовывался. Расстрелян в 1937 г.
20. Возможно, Васильев Авксентий Яковлевич – кандидат богословия Казанской духовной академии 1905 г. Преподаватель арифметики, географии и природоведения Пинского духовного училища. Арестован и расстрелян в 1937 г.
21. Сущинский Иван Яковлевич – кандидат богословия С. – Петербургской духовной академии 1893 г. Преподаватель арифметики и географии Минского мужского духовного училища.
22. Цветков Лев Николаевич (1881–1937) – окончил Московский университет в 1904 г. Был преподавателем латинского языка, церковно-славянского языка и русской истории Минского мужского духовного училища. Языковед, литературовед, педагог, журналист; доцент Белорусского государственного университета и секретарь Института научной речи.
23. Ясинский Николай Михайлович – надзиратель, учитель чистописания и черчения Минского мужского духовного училища.
24. Краузе Мария Алексеевна – начальница Минского женского духовного училища.
25. Пантелеймонова Анна Ивановна – преподавательница математики, физики и космографии Минского женского духовного училища.
26. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «…женщина гигантского роста и могучего сложения» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 102 об.
27. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «В первый же вечер П.А. отправился прогуляться по знаменитому мосту около Паричей. Он имел военное назначение: дать путь к отступлению в случае критической обстановки. Длина его была около трёх километров, и построен он был на болоте. На мосте была военная охрана, но на фронте было спокойно, и мост пока что был только местом для прогулок. Сразу же П.А. заметил, что предупреждение дорожного знакомого о том, что дамы распределены, не вымысел, а реально: по мосту шествовали парочки и, можно было заметить, кто тут «третий лишний», по логическому закону – «tertium non datur» [по-латински «третьего не дано» – ред.]. В паре шествовал и смотритель Слуцкого дух[овного] училища А.В. Хвалебнов с преподавательницей математики Минского женского училища А.И. Пантелеймоновой» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 101 об. – 102.
28. Там же: «Занятия продолжались около двух месяцев. Дело было после Пасхи, и своды Паричского училища оглашались дружным хором духовников перед сном «Да воскреснет Бог», «Ангел вопияше», «Светися» и др.
Непривычным для П.А. были белорусские фамилии учеников: Жаврид, Горощеня, Кисня и т. п. Более привычными были с окончаниями «ич» и «ский», например, Романович, Наркевич, Петкевич, Бржозовский, Островский и т. п. Не ускользнули от него и некоторые особенности быта белорусов и их душевного склада, их привычек. Так как занятия были непродолжительными, то некоторая корпоративность и отчуждённость училищ не были преодолены» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 102–102 об.
29. В очерке «Пётр Алексеевич Иконников в Белоруссии» в составе автобиографических очерков «Петя Иконников» в «пермской коллекции» воспоминаний автора: «Остальная часть лета прошла в прогулках в рощу за белыми грибами и в музыкальных встречах. Осенью наш кружок распался: все разъехались по местам своей работы» // ГАПК. Ф. р-973. Оп. 1. Д. 723. Л. 103.



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 71. Последнее 2018-12-16 07:44:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru