У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Коммунист Юрий Гагарин – первый космонавт

12.04.2018

Традиционно 12 апреля мы вспоминаем имена случчан так или иначе связанных с развитием авиационно-космической отрасли Российской империи и СССР. Наиболее известные именаЦераский Витольд Карлович – доктор астрономии, член-корреспондент Петербургской Академии наук, член Московского математического общества, Почётный член Московского общества испытателей природы, директор обсерватории и профессор кафедры астрономии Московского Государственного университета имени М.В. Ломоносова; Косберг Семён Ариевич – Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии; Герчик Константин Васильевич – начальник Космодрома «Байконур», начальник Центрального командного пункта ракетных войск стратегического назначения, начальник штаба и командующий ракетной армией, генерал-полковник; Жуков Юрий Аверкиевич – заслуженный испытатель космической техники, начальник 5-го Научно-испытательного полигона Министерства обороны СССР (Космодром «Байконур»), генерал-лейтенант Ракетных войск стратегического назначения; Шевчук Игорь Сергеевич – авиационный конструктор, руководитель и организатор современного авиационного производства, Генеральный конструктор ОАО «Туполев», Заслуженный конструктор Российской Федерации, почётный авиастроитель, лауреат Государственной премии Российской Федерации; Давидовский Константин Константинович – штурман-навигатор первого экипажа «Лунохода-1»; Неронский Борис Михайлович – специалист по научно-измерительным приборам, связи и телеметрии космических аппаратов… Ведущий сотрудник Слуцкого краеведческого музея Василий Тишкевич говорит, что наш город неофициально называют космической столицей Беларуси. По его подсчётам свыше 30 уроженцев Слутчины внесли весомый вклад в освоение космоса.

Надо отметить, что Республика Беларусь стала одной из космических держав. В 2012 году был запущен второй белорусский спутник дистанционного зондирования Земли «БелКА-2». Первый спутник мы, к сожалению, потеряли. Его запуск состоялся 26 июля 2006 года на Байконуре и был неудачным из-за аварии ракеты-носителя «Днепр».

Несмотря на это, Дня космонавтики в нашей стране пока нет. Указ Президента Республики Беларусь 26 марта 1998 г. № 157 «О государственных праздниках, праздничных днях и памятных датах в Республике Беларусь» определяет лишь три профессиональных праздника в знак признания заслуг работников в сфере авиации и космонавтики. Это День войск противовоздушной обороны – второе воскресенье апреля; День военно-воздушных сил – третье воскресенье августа и День работников гражданской авиации – первое воскресенье ноября. Поэтому белорусы отмечают сегодня Всемирный день авиации и космонавтики (Международный день полета человека в космос).

Сегодня предлагаем читателю окунуться в историю и ознакомиться со статьёй «Коммунист Юрий Гагарин – первый космонавт» из газеты «Правда» за 23 апреля 1961 года. Восхищает стиль изложения материала, занимающего полную полосу номера. Этот номер бережно хранится в домашнем архиве Владимира Владимировича Бойко из д. Весея Слуцкого района.

 

Владимир ХВОРОВ


 

Коммунист Юрий Гагарин – первый космонавт

«Юрий Алексеевич Гагарин – это наш первооткрыватель космических путешествий. Он первым совершил путешествие по орбите вокруг земного шара. Если имя Колумба, который пересёк Атлантический океан и открыл Америку, живёт в веках, то что можно сказать о нашем замечательном герое товарище Гагарине, который проник в космос, облетел весь земной шар и благополучно вернулся на Землю. Имя его будет бессмертно в истории человечества.

…Мы гордимся, что первый в мире космонавт – это советский человек. Юрий Алексеевич рос и воспитывался в советской школе, принимал деятельное участие в общественной жизни, был активным комсомольцем. Он – коммунист, член великой партии Ленина!»

Н.С. ХРУЩЕВ


Догорели огни торжественных салютов, стали утихать речи, произнесённые на языках всех народов, тиражи газет и журналов постепенно улеглись в привычные берега, и изумлённый мир стал осмысливать и обсуждать то, что произошло в Советском Союзе.

А свершилось великое – осуществилась извечная мечта людей – человек вырвался за пределы родной Земли и смело вторгся в просторы Вселенной.

Человечество уже многое знает о своём герое – первом космонавте Юрии Алексеевиче Гагарине; миллионы людей видели, его портреты, знакомы с его простой биографией, слышали его звонкий, молодой голос. Людям полюбились его открытая улыбка, умный, спокойный взгляд, мягкие черты русского лица, в которых угадываются и нежность души, и большая воля. Он вышел из народных глубин, сын колхозника, рабочий, студент, лётчик – соавтор учёных. Герой Советского Союза, опрокинувший сложившиеся представления о возможностях человека.

Беспримерный полет совершён. Поднявшись на трёхсоткилометровую высоту, майор Гагарин за сто восемь минут облетел нашу планету и благополучно возвратился на священную землю своей Советской Родины. То, на что понадобилось мореплавателю Фернану Магеллану четыре с половиной столетия назад в первом кругосветном путешествии три года, советский человек совершил за полтора часа.

Наш народ, совершивший во главе с великим Лениным Октябрьскую социалистическую революцию, одержавший всемирно-историческую победу в Отечественной войне, заставивший атом работать на благо людей, открыл новую эру – полётов к звёздам.

В истории немало страниц с описанием встреч первооткрывателей. Встречали с победой Христофора Колумба и Фернана Магеллана. Ликуя, встречал и советский народ своих прославленных сынов – первых Героев Советского Союза лётчиков и участников челюскинской эпопеи, экипажи Валерия Чкалова и Михаила Громова, проложивших воздушные пути через Северный полюс в Америку, смелых папанинцев. Свежи в памяти нашего народа открытые, простые лица четырёх советских солдат, выдержавших поединок с океанской стихией. Но такого всеобщего ликования и восторга, какое охватило советских людей, все человечество, когда радио донесло до всех уголков мира: «Человек – в космосе!» и когда этот человек-герой вернулся в Москву, ещё никогда не было! Внимание жителей всех континентов, людей всех рас, социальных убеждений и вероисповеданий сосредоточилось на одной точке нашей планеты. И этой сияющей точкой земного шара была Москва.

Как отец и сын, стояли рядом на трибуне Мавзолея на Красной площади глава правительства великой социалистической державы Никита Сергеевич Хрущёв и первый космонавт в мире Юрий Гагарин. Они сердечно приветствовали народ, а народ восторженно приветствовал их – Первого секретаря великой ленинской Коммунистической партия и молодого коммуниста – первого космонавта. Весь мир знает, что в первые же минуты после возвращения на родную землю Юрий Гагарин говорил с Н.С. Хрущёвым по телефону. Взяв телефонную трубку, Никита Сергеевич по-отечески взволнованно сказал:

– Я рад слышать вас, дорогой Юрий Алексеевич, – и тут же спросил: – Скажите, как вы чувствовали себя в полете?.

Товарищам, встретившим героя в районе приземления космического корабля, Юрий Гагарин обрадованно поведал то, что ещё полнее характеризовало многогранную деятельность Н.С. Хрущёва:

– Советская космонавтика – любимое детище Никиты Сергеевича…

Много внимания, энергии, труда я забот уделяет Н.С. Хрущёв этому новому делу. Так же, как Трофима Лысенко, Евгению Долинюк, Александра Гиталова – в сельском хозяйстве, как шахтёра Николая Мамая, прядильщицу Валентину Гаганову, горнового Петра Лыгуна – в промышленности, по именам и по делам знает он учёных и рабочих, техников и инженеров – тех, кто создаёт могучие советские космические корабли. К Центральному Комитету партии, к Никите Сергеевичу обращаются они со своими радостями и заботами, там они получают поддержку и советы, встречаются с товарищем Н.С. Хрущёвым и в научных лабораториях, и на космодромах.

Многие творцы наших спутников Земли и только что выдержавшего экзамен легендарного космического корабля «Восток» были на Красной площади в момент торжественного чествования героя-космонавта, воздавая хвалу тому, чей подвиг стал венцом немеркнущей славы их разума и труда. Приветствуя Юрия Гагарина, народ в его лице приветствовал также и тех, кто построил и снарядил в полёт космический корабль.

Коммунист Юрий Гагарин – первый космонавт. Н. ДЕНИСОВ, С. БОРЗЕНКО. Правда. 23 апреля 1961 г., № 113 (15603)  Рисунок заслуженного деятеля искусств Литовской ССР А, Яр-Кравченко. Юрий Алексеевич ГАГАРИН.Встреча героя-космонавта в Москве стала праздником молодости XX века. Значение подвига Юрия Гагарина неизмеримо. Все вдруг сразу поняли, что это нынешнему поколению предстоит прокладывать космические трассы к планетам, заставлять их служить человечеству. Не тем, кто в бурную октябрьскую ночь штурмовал Зимний, не героям первых пятилеток, не тем, кто отстоял Сталинград и в Берлине завершил разгром германского фашизма, а им, высокообразованным и сильным, воспитанным на героической истории своего великого народа и Коммунистической партии, открыт теперь путь в широкие звёздные дали. И они всегда будут с благодарностью помнить, что эту возможность им дали люди старшего поколения в суровом труде и тяжёлых битвах создавшие и отстоявшие первое в мире социалистическое государство.

Молодое поколение обратило взоры к небу. Возникло новое страстное желание быть астрономами, космонавтами, учёными. Сейчас книги по физике и высшей математике читаются с интересом как романы. Но ничто не даётся легко, и слава не падает с неба в руки. Сколько труда и усилий затрачено на формирование характера Юрия Гагарина! С молоком матери Анны Тимофеевны – дочери путиловского рабочего Матвеева – впитал Юрии Гагарин любовь к Родине, к труду. Маленьким мальчиком он видел, как руки его отца – колхозного плотника Алексея Ивановича создавали простые, но полезные людям вещи. Детство его прошло в среде трудовых людей. Босиком бегал он по росистой траве и по жнивью, питался черным хлебом, знал цену каждой копейке.

Не по книгам и не по рассказам старших узнал маленький Юра, какие бедствия приносит война. Его старшего брата Валентина и сестру Зою угнали фашисты в неволю. Он видел, как рвали голубое небо огненные трассы пулемётных очередей, как кромсали родную землю фашистские бомбы. В тот год, когда ему надо было идти в школу, он услышал о подвиге Николая Гастелло и узнал о том, как можно, страстно любя жизнь, презирать смерть.

…Начальная школа. Первое таинство складывания букв в слова. Замечательный человек – учитель физики Лев Михайлович Беспалов… Похожие на колдовство опыты в физическом кабинете, знакомство с несложными приборами и законами природы. Небольшая библиотека в доме учителя, к которому часто приходили ребята. Полка с книгами, на которой Юра нашёл томик мечтательных, захватывающих произведений Константина Эдуардовича Циолковского. До сих пор он помнит поразившую его воображение, не совсем понятную тогда фразу учёного «Земля – колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели».

Как-то школьники, поглядывая на созвездия с поэтическими именами, весь вечер проговорили с учителем о Циолковском.

– Кто же первым полетит на сказочном корабле, о котором пишет Константин Эдуардович?

– Кто знает, – ответил учитель, – может быть, кто-нибудь из вас, ребята…

Космонавт молод. И биография его не такая уж сложная.

Это типичная биография молодых представителей нового поколения советского рабочего класса. Он, как и тысячи других юношей и девушек, начал свою трудовую жизнь у станка в ремесленном училище. Первой его форменной одеждой была тёмная наглухо застёгнутая гимнастёрка, туго подпоясанная ремнём со светлой бляхой. Ремесленники могут гордиться тем, что из их молодого, охваченного романтикой подвигов племени вошёл в легенду первый в мире космонавт.

Десять лет, как самое дорогое, хранил он на груди комсомольский билет.

«Я желаю принести как можно больше пользы своей Родине, – писал Юрий, поступая в Саратовский индустриальный техникум. – Все требования, предъявленные ко мне, обязуюсь выполнять честно и беспрекословно!».

Этот документ звучит прелюдией к чёткому рапорту вернувшегося из космоса майора Советской Армии Юрия Гагарина главе Советского правительства Н.С. Хрущёву на Внуковском аэродроме 14 апреля 1961 года.

Вся сознательная жизнь его была как бы подготовкой к подвигу, о котором мечтали лучшие умы человечества и который наконец-то свершился. К этому подвигу Юрия Гагарина готовили семья, школа, комсомол, производство, техникум, аэроклуб, офицерское училище, великая Коммунистическая партия, среда советских учёных, которые снаряжали его в полёт.

Лётчика создают лётчики. Мы видели, с какой радостью встретил космонавт после исторического полёта своего первого инструктора Дмитрия Павловича Мартьянова, научившего его держаться в воздухе. Они обнялись и расцеловались, как братья, и, не находя слов, награждали друг друга здоровенными тумаками. Оба знали, как было трудно одновременно учиться в техникуме и овладевать искусством пилотирования. Тогда Юрий Гагарин писал друзьям: «Лётчиком стану, несмотря ни на какие преграды».

– Ты все такой же, настойчивый, Юра, – сказал ему Мартьянов.

– Одна у нас школа жизни, Дмитрий Павлович, – с лёгкой застенчивостью ответил Юрий Гагарин, – советская…

Перебирая в памяти имена товарищей по Саратовскому аэроклубу, возбуждённые радостью свершившегося, лётчик-инструктор и лётчик-космонавт вспомнили эпизод, участниками которого им довелось быть. Как-то в перерыве между учебными полётами среди курсантов группы Мартьянова зашёл разговор о ходивших тогда по рукам записках американского пилота Джимми Коллинза, вызывавших противоречивые суждения.

– А что на это скажет инструктор?

Курсанты тесно сгрудились вокруг Мартьянова. Аэродромный ветерок, теребя выбившиеся из-под шлемов волосы, освежал загорелые лица. Глаза курсантов пытливо смотрели на инструктора, глубоко верить которому научили их десятки полётов в пилотажные зоны. Зная Юрия Гагарина, как одного из наиболее рассудительных и умелых улётов группы, Мартьянов попросил его высказать свою точку зрения.

– Коллинза, – сказал Юрий, – преследовала обречённость одиночества. Главное, что занимало его мысли, были доллары. Любой ценой, но только заработать…

Гагарин был прав. Капиталистическая действительность, где на первом плане всегда стоят деньги, создавала для американского пилота и многих его собратьев обстановку азартной игры со смертью, когда в погоне авиационных компаний за прибылями жизнь лётчика ни во что не ставится.

– Может ли такое быть у нас, в стране, где главное – забота о человеке? – горячо восклицал Гагарин. – Конечно же, нет!

Упорство в достижении поставленной цели – примечательная черта характера Юрия Гагарина. Он ничего не делает наполовину: учился без праздников и выходных, и главное в его жизни была целеустремлённость. Почётные грамоты и дипломы отмечали учение Юрия Гагарина и в школе, и в техникуме, и в аэроклубе. По высшему разряду закончил он и Оренбургское авиационное училище, которое в своё время воспитало пионера реактивного летания Григория Бахчиванджи. Со степным Оренбургом у Юрия Гагарина связано много хороших воспоминаний. Они измеряются не только цифрами налётанных часов и совершенных посадок. Главное – дух училища, впитанный в плоть и кровь: 134 Героя Советского Союза дало это училище стране, и каждый своим примером вдохновлял и учил молодого авиатора.

В Оренбурге Юрий Гагарин узнал о запуске первого советского искусственного спутника Земли. Там нашёл он и спутницу своей жизни Валентину Ивановну – человека близкого и любимого, милую и нежную жену, которая в самый решительный момент его жизни проявила большой характер, волю, высокое понимание советского патриотизма.

Охваченный жаждой неизведанного, прекрасного, повинуясь зову времени и собственного сердца, молодой военный лётчик, как и тысячи его современников, написал рапорт с просьбой доверить ему полет в космос. Этому смелому решению предшествовали задушевные беседы с женой. Только с ней, самым близким человеком, мог разделить он сомнения, тревоги, надежды, обуревавшие все его существо.

– Если ты уверен в себе – решайся, – ответила она.

– А если?.

Они знали, что кроется за этим недосказанным вопросом. Ведь никто не мог дать полной гарантии, что проводы в космос не явятся последними. Но женщина с большой душой, хорошо понимая устремления беспокойного сердца мужа, целиком разделяя их, успокаивала:

– Все будет хорошо…

Рапорт, как того требует военный устав, был подан по команде. Гагарин был терпелив и умел ждать. Потянулись дни ожидания. А жизнь продолжалась: старший лейтенант Гагарин жил в военном городке, по утрам уходил на аэродром, летал, нёс дежурства, в свободное время играл в баскетбол, бегал на лыжах, пел в самодеятельном хоре, учился в вечернем университете марксизма-ленинизма, был редактором эскадрильского «Боевого листка», читал трагедии Шекспира и рассказы Чехова, нянчился с дочкой. Ничто не было ему чуждо.

В эскадрилье любили молодого лётчика. Он слыл исполнительным, дисциплинированным офицером. Летал грамотно и уверенно. Товарищи высоко ценили его скромность, принципиальность, отзывчивость, трудолюбие. И когда Юрий Гагарин на листке из ученической тетради написал в заявлении: «Хочу быть активным членом КПСС, активно участвовать в жизни страны…», коммунисты Владимир Решетов, Анатолий Росляков и Анатолий Ильяшенко с лёгким сердцем, видя в своём однополчанине черты нового человека, рекомендовали его для принятия в члены Коммунистической партии.

Юрию Гагарину был вручён партийный билет № 08909627.

Ветер времени листал страницы календаря. Наконец, было получено – «добро!». Началась подготовка к полёту в космос. Небывалую энергию проявил молодой коммунист при подготовке. Юрий Гагарин попал в новую для него обстановку. Все там было загадочно, таинственно, необыкновенно. И машины, приучающие живой организм к перегрузкам, – центрифуги и вибростенды, и люди, знакомящие его со сложным устройством космического корабля, и длительные тренировки в кабинах, похожих на ту, в которой придётся лететь в неведомый мир. На столе у лётчика появились учебники по астрономии, геофизике, биологии. Живой и восприимчивый ум будущего космонавта-героя позволил ему быстро приобрести навыки научного работника, а вскоре стать и соавтором общего труда многих учёных.

Люди, которые готовили Юрия Гагарина в полёт, полюбили его и, не говоря ему об этом, восхищались его быстрым умом, цепкой памятью. Он молниеносно отзывался на мгновенно меняющуюся обстановку, точно передавал свои чувства на каждом этапе воображаемого полёта – и при бешеном напоре ускорения, и при ожидаемом, но никем ещё не испытанном длительном состоянии невесомости; он привык к ритму новых движений и новому режиму питания. Он настойчиво, уверенно обжил корабль, одновременно похожий и на капитанскую рубку, и на лабораторию учёного. Он даже выработал для себя позу, наиболее выгодную в предстоящем полете. Всё, что предлагал Юрий Гагарин, принималось учёными. Нерасторжимо переплелись судьбы пилота, изобретателей и учёных. Они нашли в нём не только точного исполнителя грандиозного замысла, но и творчески одарённого, разумного советчика. И это не могло не ускорить времени старта, ибо подготовить человека к выходу в космос было так же трудно, как создать надёжный космический корабль – самое совершенное сооружение современной техники, вобравшее в себя все достижения науки.

Для полёта в космос подбирались здоровые люди. А из здоровых – врачи выбрали самого здорового. В Юрии Гагарине медики нашли человека с гармоническим сочетанием физических и душевных качеств. Все в нем было прекрасным, все отвечало высоким требованиям.

Проходя тренировку, Юрий Гагарин убедился, что далеко не каждый может стать космонавтом. Для этого прежде всего нужны железное здоровье, крепкие нервы и выдержка. Ведь посылался в космос не пассажир, не турист, а командир корабля – активный руководитель полёта, который должен был не только наблюдать за приборами, но и вмешиваться в работу многих сложных технических систем. Он сразу почувствовал своё преимущество в том, что никогда не был пристрастен к вину, что он не курит, что в любое время года занимается спортом. А самое главнее для космонавта – это хотеть, уметь ждать, тренироваться, тренироваться и ещё раз тренироваться.

Он знал, что многие советские лётчики способны взлететь в космос и, как и он, физически и морально готовы к этому. Знал и то, что ему повезло – вовремя родился. Появись он на свет на несколько лет раньше, и не подошёл бы по возрасту. Родись позже – кто-то бы уже побывал там, куда стремилось все его существо. Он верил и не верил в свою счастливую звезду.

Незадолго до полёта Юрий Гагарин побывал в Москве. Вечером он пришёл на Красную площадь – к Ленину, чтобы вобрать в себя новые силы для выполнения необыкновенного дела. Вернувшись домой, Юрий Алексеевич ничего не сказал жене, и она ничего не спросила, но… все поняла. И только, когда он на секунду задержался в двери, Валентина Ивановна, чуточку сбив набок его жестковатую военную фуражку, провела рукой по его высокому лбу и тихо сказала:

– Все будет хорошо. Иди…

В канун старта космического корабля «Восток» было партийное собрание. Гагарин выступал. Он заверил товарищей-коммунистов, что не пожалеет ни сил, ни труда, не посчитается ни с чем, чтобы достойно выполнить задание партии и правительства. Громко звенел его чуть взволнованный, но уверенный голос:

– Я отправляюсь в полёт с чистой душой и большим желанием выполнить его так, как подобает коммунисту.

Перед ним были образцы беспримерного героизма соотечественников – молодогвардейцы и Алексей Маресьев, панфиловцы, Александр Покрышкин, Иван Кожедуб и многие другие, кто, рискуя жизнью, боролся и побеждал. И весь коллектив учёных, строителей «Востока», специалистов, обеспечивающих полет, был с ним, вселяя в него уверенность в успехе.

Наступила последняя ночь перед историческим стартом. Юрий Гагарин лёг в постель и моментально уснул. Пульс и дыхание его были ровны и чисты, как у ребёнка. Он проспал десять часов подряд. И когда его разбудили, он был бодр и спокоен. Свежий, зеленоватый рассвет заливал землю. Как все лётчики, Юрий Гагарин прежде всего взглянул на небо. На нём серебрились перламутровые перистые облака.

– Какое жизнерадостное солнце! – воскликнул он, посмотрев на освещённый первыми лучами восток.

Уже одетый в специальный костюм, закрепив гермошлем, Юрий Гагарин поднялся на лифте к гигантскому кораблю и по своему обыкновению обеими руками приветствовал людей, провожавших его на ещё невиданный поединок с природой, в далёкий и рискованный рейс. Эта минута была для космонавта минутой величайшей внутренней собранности. Всё что прожито, что сделано прежде, было прожито и сделано ради этой минуты.

– До скорой встречи, друзья!

Ни в одном жесте, ни в одном слове его не проглядывала тревога. Он улыбался.

А люди, остающиеся на Земле, были взволнованы, как никогда. Кто знает, увидятся ли они? Начиналось беспримерное, неизведанное…

Старт! Незабываемы были секунды, когда, взревев ракетными двигателями, могучий космический корабль, преодолевая силу земного тяготения рванулся в небесную даль. Прошла минута – и на космодроме стало тихо. Настолько, что люди слышали биение собственных сердец. Всей душой, всеми мыслями они были сейчас вместе с Юрием Гагариным в кабине космического корабля, выходящего на орбиту, которая должна огромным эллипсом опоясать нашу планету на высоте в сотни километров.

Полтораста с лишним лет потребовалось человеку для того, чтобы после смелого подъёма на самодельном воздушном шаре построить первый в мире самолёт. Вдвое меньше – 75 лет прошло от этих работ, осуществлённых нашим соотечественником Александром Можайским на Красносельском поле под Петербургом, до момента запуска первого советского искусственного спутника Земли. И в двадцать раз меньше – всего три с половиной года! – оказалось достаточным для Советского Союза, чтобы после ряда стартов космических ракет, ушедших в межпланетное пространство, после опытов с четвероногими небесными путешественницами Лайкой, Белкой, Стрелкой, Чернушкой и Звёздочкой вывести в космос первого человека!

«Ум человеческий, – вдохновенно писал в своё время Владимир Ильич Ленин, – открыл много диковинного в природе и откроет ещё больше, увеличивая тем свою, власть над ней…». Именно эта прозорливая ленинская мысль пришла на память и Юрию Алексеевичу Гагарину, когда сентябрьским днём 1959 года, в Неву, к месту стоянки легендарной «Авроры», приплыл могучий корабль мира – атомоход «Ленин», а к Луне понёсся космический корабль с вымпелом Союза Советских Социалистических Республик на борту. Две красные звезды зажглись одновременно: родная пятиконечная на реях атомохода и другая там, на далёкой межпланетной трассе.

Развернув газету, лётчик прочитал в ней репортаж советских журналистов, которые рассказывали, как, сойдя с высокого борта атомного ледокола, они помчались в Пулково. Там, прильнув к окулярам телескопов, астрономы следили за полётом космической ракеты, и один из очень известных учёных, оторвавшись от работы, тепло сказал им:

– Придёт время, и наши космонавты, побывав на Луне, привезут на Землю образцы тамошней – породы…

«Лунный камень» появится на Земле! Тогда, всего полтора года назад, и Юрию Гагарину, и всем нам было необычно читать эти убеждённые слова седого учёного, посвятившего свою жизнь изучению небесных тел. Но сейчас, когда уже свершён первый в истории полет человека в космос и пилот возвратился на Землю, совсем уж не такой фантастичной кажется мысль астронома с Пулковского меридиана. За первым полётом человека вокруг Земли последуют другие, а затем придёт пора и новых стартов – к Луне, к Венере, к Марсу…

Утром 12 апреля 1961 года время начало отсчёт ста восьми исторических минут, открывших новую эру – эру проникновения человека в просторы солнечной системы.

За полтора часа космонавт увидел и пережил то, что до него ни один человек в мире не видел и не переживал. Он был занят напряжённой работой, наблюдая за сложнейшими приборами и аппаратурой корабля, за поведением собственного сердца, за окружающим его необыкновенным миром. Зоркими, проницательными глазами вглядывался он в очертания далёкой, милой и родной Земли – колыбели человечества.

Он был очень занят и дорожил каждой секундой: всё надо было увидеть, услышать, ощутить, запомнить и понять. Он торопливо записывал свои ощущения и передавал их людям на Землю. Он первым испытал состояние невесомости в космосе, о котором ещё в детстве читал в книге Циолковского. Это явление трудно постичь умом, его надо изведать, чтобы объяснить всю сложную гамму положений, в которых оказывается человек, освобождённый от тяжести собственного тела.

С орбиты космического корабля в ином свете предстали перед ним вся наша планета и небо, и звёзды, и Солнце.

Увиденное поразило его поэтическую душу.

– Красота-то какая! – не удержавшись, воскликнул Юрий Гагарин. И это услышали на Земле.

Вернувшись, он рассказал о нежном голубом ореоле, окружающем нашу планету, о чарующих плавных переходах красок на горизонте – от голубого через синий, к фиолетовому и совершенно чёрному.

– Необычно. Как на полотнах Рериха, – оказал он.

Корабль-спутник отправился в рейс утром навстречу солнцу. Он шёл над полями, лесами и горами родной страны. И синие реки выглядели, как жилы на теле богатыря, занятого титаническим трудом созидания. Страна разворачивалась перед восхищённым взором космонавта, как одно сплошное поле, засеянное плодородными семенами семилетки. Внизу, в просветах облаков, угадывались дымы заводов, плотины гидростанций и серебряная пряжа проводов, несущих электрический ток. Картины цветущей Родины, народ которой готовится достойно встретить XXII съезд партии, волновали лётчика, наполняли сердце небывалой гордостью. Туда, к нему, на огромную высоту, долетали наши песни, славящие Ленина, партию, советский народ. Они словно незримыми нитями связывали его с советской землёй, он был сыном этой земли; сердца всех наших людей были открыты ему.

Было радостно и немножко жутковато от сознания, что ему доверили космический корабль – бесценное сокровище государства, в которое вложено так много труда, ума и народных денег.

Позади оставались материки и океаны. Пролетая над западным полушарием, «Восток» попал в негостеприимную темноту: там была ночь. Все земное, хоть и такое далёкое, исчезло из глаз космонавта. Только крупные, яркие и холодные звезды окружали корабль.

И невольно вспомнилась мать, как она в детстве целовала его на сон грядущий. Как-то он писал ей: «Мама, я люблю тебя, люблю твои руки большие и ласковые, люблю морщинки у твоих глаз и седину в твоих волосах… Никогда не беспокойся обо мне».

– Знает ли она, где я сейчас? – думал он. – Сказала ли ей Валя?

Где-то там, внизу, на этой половине земного шара, какой-то смелый человек тоже готовится ринуться вслед за ним в космос. И мысленно Юрий пожелал ему успеха.

«Восток» прошёл через ночь. На горизонте внезапно вспыхнула яркая оранжевая полоса. Это были лучи солнца, и снова внизу блеснул океан. Появились жёлтые пустыни и зелёные горы Африки.

Юрий Гагарин понял: он уже почти облетел вокруг земного шара, и он рассказывал, как вспомнились ему строки из стихотворения о Ленине – «Капитан Земли»:

Он – рулевой
И капитан.
Страшны ль с ним
Шквальные откосы?

Ведь, собранная
С разных стран,
Вся партия – его
матросы.


Космический корабль нёс идеи Ленина вокруг всей Земли…

Одна за другой внизу мелькали страны. Пришло время, «Восток» начал тормозить и входить в плотные слои атмосферы. Наступал заключительный этап полёта, завершающий аккорд героической симфонии человеческого разума. Трудно было преодолеть тяготение Земли и, развив космическую скорость, выйти на подзвёздную орбиту. Трудно было лететь по этой орбите. Мелькнула мысль, что сейчас он мчится в двести раз быстрее, чем в свой первый полет на учебной машине. И высота тоже в двести раз больше. В двести раз выросли его окрепшие крылья!

Всё новые и новые трудности возникали с каждой минутой. Начав гасить скорость, корабль «Восток» сошёл со своей орбиты, нацеливаясь на место, определённое для приземления. Пришли в действие новые точнейшие расчёты. Малейшее отклонение от них на полсекунды, на полградуса могло привести к непоправимым ошибкам. Космическая навигация – самая новейшая область штурманского дела, требует безупречной, предельно синхронной работы всей аппаратуры, мастерского, искусного обращения с нею и самого космонавта, и всех специалистов, обеспечивающих его полёт. Сказочная скорость движения космического корабля предъявляет пилоту жёсткие требования – он должен мыслить и принимать решения с молниеносной быстротой.

Почти треть времени, затраченного Юрием Гагариным на полёт, ушла на то, чтобы снизиться с орбиты, плавно и благополучно приземлиться в заданном районе. И когда стало ясно, что все системы сработали отлично и спуск проходит успешно, лётчик от избытка чувств, охвативших его, громко запел любимую песню:

…Родина слышит.
Родина знает…


Он выдержал все испытания преодолел все преграды. Докладывая из района приземления космического корабля Никите Сергеевичу Хрущёву о полете, Юрий Гагарин уверенно сказал:

– И впредь я готов выполнить любое задание Советской Родины!

С улыбкой взлетел он в космос, с улыбкой вернулся на землю. Восторженным и счастливым, с синими глазами полными солнечного блеска, молодым и сильным, встретили мы его на ликующей весенней земле. Таким он и вошёл навсегда в историю человечества.

 

Н. ДЕНИСОВ, С. БОРЗЕНКО.
Правда. 23 апреля 1961 г., № 113 (15603)

Рисунок заслуженного деятеля искусств Литовской ССР А. Яр-Кравченко.
Юрий Алексеевич ГАГАРИН.

 

Оцифровка текста – Владимир ХВОРОВ






 



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 316. Последнее 2018-12-13 15:46:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru