У нас на сайте
Ссылки

Группа компаний «ТВОЯ СТОЛИЦА»

 

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Старевские заводы

29.05.2013

Совсем недавно посетители нашего сайта смогли ознакомиться с этноконфессиональной историей нашего края по серии статей Игоря Титковского. Сегодня мы расскажем ещё немного о жизни евреев на Случчине. В историческом очерке, выпущенном в 1896 году Ф.Ф. Серно-Соловьевичем, мы видим, что на рубеже XIX–XX веков в Слуцке из населения в 17830 человек почти половину составляли евреи – 8961. Немало евреев жило и в сельской местности. Одним из таких местечек был пос. Старево, который в настоящее время находится на территории Сорогского сельсовета.

Не так давно нам передали необычный экспонат. В рамку под стекло кто-то бережно вставил, на первый взгляд, фрагмент плаката или рекламной страницы Старевских стекольного и лесопильного заводов. Документ был отпечатан в Электро-Типографии Б.А. Клецкина в Вильно. Однако, при более внимательном изучении документа, можно предположить, что это фрагмент, как бы сейчас назвали, фирменного бланка купцов Клецкина и Файнберга, которым принадлежали заводы. Возможно, не оба, но стекольный точно обоим. Об этом свидетельствует Донесение, составленное полковником Всесвятским.
 

Донесение

Начальника Минского губернского жандармского управления в Департамент полиции о забастовке рабочих стекольного завода в пос. Старево Бобруйского уезда.

12 ноября 1907 г.

 

В дополнение к записке моей от 2 сего ноября за № 10422 имею честь донести, что в пос. Старево Горковской волости Бобруйского уезда на стекольном заводе купцов Клецкина и Файнберга рабочие числом до 100 человек прекратили работы и предъявили к владельцам завода требование об увеличении заработной платы.

Забастовка эта продолжалась 4 дня и кончилась 27 октября, когда рабочие после соглашения с администрацией завода вновь приступили к работам.

Произведённым по сему делу негласным расследованием добыты некоторые основания, что на 2 и 3 день этой забастовки на заводе появились агитаторы из Слуцка и Барановичей, но обстоятельство это, а равно и личности агитаторов ещё вполне не выяснены.

По получении положительных сведений об этом мною будет донесено дополнительно.

 

Документы и материалы по истории Белоруссии. Мн., 1953. Т. 3. С. 457.

 



 

К сожалению, об этих заводах и их хозяевах сведений осталось весьма и весьма мало. Несколько образцов изделий экспонируется в Слуцком краеведческом музее, возможно и в других музеях страны. Известно, что в 1908 году на Международной выставке в Марселе (Франция), изделия завода были удостоены высшей награды «Grand-Prix», о чем и свидетельствует и найденный документ.

Вот что о них написано в Книге «Память. Слуцкий район. Слуцк»: Старевский стеклозавод действовал в 1897–1925 гг. в д. Старево Бобруйского уезда (теперь деревня в Слуцком районе). В 1913–1916 гг. принадлежал «Товариществу Старевского хрустального и лесопильного заводов». Изготавливались лампы дутые и прессованные, ламповое стекло, чернильницы, бутылки, банки, хрустальные изделия. В 1910 г. имелся паровой двигатель и котёл. Работало 108 рабочих. В 1908 г. на международной выставке в Марселе (Франция) хрустальная посуда и лампы, произведённые на заводе, были удостоены высшей награды. Под влиянием американского художника по стеклу Луиса Камфора Тиффани завод изготавливал разные вещи с покрытием серебряной фольгой (бокалы, рюмки, вазы для цветов, сахарницы и др.). Работали местные мастера, среди которых были потомки уречского рода гравировщиков XVIII ст. Римашевских – Иосиф Иванович со своим сыном, а также чехи, немцы и бельгийцы.

Судя по всему, заводами управлял купец Файнберг, о котором мы писали ранее в статье «Слуцкая «Файнбергада» і яе героі». До революции в Слуцке действовали четыре паровые мельницы, одна из которых принадлежала Файнбергу. Говорят, сам хозяин представлял личность в чём-то оригинальную, недаром написанная местным литератором «поэма», где в гротесково-юмористическом стиле показано, как проводили время верхи тогдашнего слуцкого общества, получила название «Файнбергада». Благодаря этому имя хозяина мельницы и других предприятий сохранилось в истории.

Интересна личность и Бориса Аркадьевич Клецкина, известного больше как издателя книг на идише. Кстати, о нем сохранилось информации гораздо больше. Родился в 1875 году в местечке Городище Новогрудского уезда Минской губернии. Единственный ребёнок богатых родителей из известной еврейской семьи, насчитывавшей десятки поколений известных раввинов. Отец Бориса прервал раввинскую династию, став коммерсантом. В 1885 вместе с семьёй переехал в Вильно. В молодые годы был среди основателей «жаргонных комитетов», ставивших своей задачей распространение еврейской литературы среди еврейских рабочих, создание библиотек и издание художественной литературы. Принимал участие в организации бундовских изданий «Дер векер» и «Фолксцайтунг», издательства «Ди велт».

В 1910 на деньги отца основал «Виленское издательство Б.А. Клецкина», которое просуществовало до 1925 и сыграло огромную роль в издании книг на идише. Издавал журналы, в том числе первый детский журнал на идише «Грининке беймелех».

Особый вклад внёс Б.А. Клецкин в развитие детской литературы. В 1910 г. в Кишинёве начало работу первое в мире специализированное издательство под названием «Для наших детей». Оно выпускало произведения классиков еврейской литературы: Шолом-Алейхема, М. Спектора, И. – Л. Переца.

Через два года к работе этого издательства подключилось молодое издательское предприятие Б.А. Клецкина в Вильне. Это сразу же сказалось на улучшении полиграфического оформления книг и изменении репертуара – в него вошли переводные произведения.

Еврейские дети получили возможность познакомиться с шедеврами мировой детской литературы. Клецкин впервые в истории печати стал выпускать детский литературный журнал на идише «Зелёные деревца».

С началом Первой мировой войны тысячи еврейских семей оказались сорванными со своих родных мест. Часть перемещалась внутри черты оседлости, а кто-то оказался во внутренних губерниях России. Больнее всего миграции ударили по детям, и оказалось, что для многих из них хоть как-то компенсировать потерю привычной среды может только книга. Но книг катастрофически не хватало.

Важнейшие центры еврейского книгопечатания, Варшава и Вильно, оказались оккупированными. Общество для распространения просвещения между евреями в России (ОПЕ) пошло на беспрецедентный шаг и скупило все издания, имевшиеся на рынке. Одновременно с централизованным распределением их по школам и библиотекам шла лихорадочная работа по организации выпуска новых изданий.

Б.А. Клецкин, чьё издательство к этому времени уже стало крупнейшим в мире, бежал из Вильны и наладил полулегальный выпуск детских книг в Петрограде и Москве. Теперь это были исключительно произведения современных писателей: после запрета еврейской печати они потеряли работу, и детские книги для них стали единственным способом выжить.

С приближением конца войны деятели еврейской культуры принялись строить далеко идущие планы развития детского книгоиздания. Планировалось усилить внимание к оформлению детских книг, привлечь для этого лучших художников. Одновременно предполагалось оптимизировать и содержательный аспект.

Как ни удивительно, но в 1917–1918 гг., в условиях революций и разрухи, часть этих планов все же осуществилась. Вышли в свет детские книги, оформленные М. Шагалом, С. Юдовиным и другими признанными мастерами. В Петрограде ОПЕ начало выпуск серии книг в помощь самообразованию. Но издательскую деятельность на идише в столице с начала 1918 г. строго контролировал большевистский комиссариат по еврейским делам, который занимался выпуском детских книг от случая к случаю. Правда, он даже какое-то время продолжал выпуск журнала «Зелёные деревца».

И уже с конца 1918 г. центром выпуска детской литературы стал Киев.

Начав с издания прогрессивной еврейской и польской литературы, Б.А. Клецкин в 1921 г. приступил к выпуску белорусской литературы. Организованный при издательстве Белорусский отдел большое внимание уделял выпуску художественной литературы на белорусском языке. Изданы книги Я. Коласа, Я. Купалы, М. Богдановича и других. Из мировой классики в переводах на белорусский язык – «Тарас Бульба» Н.В. Гоголя, «Олеся» А.И. Куприна, «Избранное» Л.Н. Толстого, «Слепой музыкант» В.Г. Короленко, «Принц и нищий» М. Твена и другие произведения. Распространению в народе просвещения, национального самосознания и демократических идей способствовали изданные Б.А. Клецкиным «История белорусской литературы» М. Горецкого, белорусские учебники А. Смолича, Л. Чернявской, учебные пособия А. Некандо-Трепки, С. Рака-Михайловского и других.

В 1925 г. Б.А. Клецкин перевёл издательство в Варшаву.

В 1920–30-х гг. Б.А. Клецкин издал сотни еврейских художественных и научно-популярных книг, огромное количество переводной литературы из мировой классики.

В 1931 из-за банкротства издательство пришлось закрыть.

Забастовки на стеклозаводе не были редкостью. Вот ещё одно донесение более раннего периода.

 

Донесение

Минского губернатора в департамент полиции о забастовке рабочих на Старевском лесопильном и стекольном заводах.

 

9 августа 1905 г.



Сообщаю Департаменту полиции, что со 2 сего августа забастовали рабочие на Старевском Бобруйского у. лесопильном и стекольном заводах, предъявив к владельцу требования об улучшении их быта. Положение дела не внушает никаких опасений, т. к. владелец заводов надеется на миролюбивое разрешение требований стачечников.

И. д. губернатора Курлов

Правитель канцелярии Зарин

Революционное движение в Белоруссии 1905–1907 гг. Мн. 1955. С. 213.

 

 

Старевский стеклозавод упоминается и ещё в одном документе, который удалось найти – в Известиях Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины № 6(63) 2010 г.

В своей статье «Торгово-экономические отношения между Беларусью и Украиной в первой половине 1919 года» А.Н. Кукса (заместитель декана факультета горного дела и инженерной экологии БНТУ, кандидат исторических наук (2008), доцент (2011), автор более 50 научных работ) упоминает это предприятие в связи с продовольственным кризисом того времени. В частности он пишет: «В ноябре 1918 г. создаётся Советская Социалистическая Республика Украины (ССРУ), а 1 января 1919 г. – Советская Социалистическая Республика Беларуси ССРБ). Сложность решения продовольственного вопроса в условиях отсутствия подготовленных специалистов и соответствующих структур способствовали использованию закупочного аппарата, ранее созданного местными органами самоуправления. Так, постоянный представитель белорусских органов самоуправления в Украине И.В. Теумин получил 14 февраля 1919 г. мандат и от комиссариата продовольствия ССРБ. В соответствии с мандатом, И.В. Теумин наделялся полномочиями представлять интересы коллегии комиссариата продовольствия Беларуси во всех правительственных и общественных учреждениях Украины. На него возлагалась обязанность «вступать в соглашение с правительственными и иными учреждениями, закупать для Компрода Белоруссии различного рода продовольственные продукты, нормированные и ненормированные, предоставлялось право заключать различного рода сделки и договора с правительственными, общественными организациями и частными лицами по закупке и отправке различных товаров и по товарообмену». Однако стремление В.И. Ленина обеспечить продовольствием сначала центр осложнили деятельность на территории Украины белорусских заготовительных организаций.

Актуализируется в это время и вопрос поставок стекольной продукции в Украину. Так, заведующий Минским губпродкомом Я.Ф. Перно обратился 11 апреля 1919 г. к Слуцкому продовольственному комиссариату с просьбой разрешить рабочему кооперативу Старевского стекольного завода закупать в их уезде продукты. «Слуцкий уезд находится в непосредственной близости к заводу, и при обилии здесь продовольственных продуктов рабочие их могут получать по относительно низким ценам. Имея в виду громадную роль, которую играет данный завод в товарообмене с Украиной, поставляя в большом количестве стекольные изделия, Губсовнархоз надеется, что желание рабочих будет удовлетворено».


Но вернёмся к заводам. К началу 1921 г., после национализации, в республике работало 2 стекольных завода – «Глуша» и «Старевский», в 1922 г. – уже 5 заводов.

По свидетельствам старожилов, в Старево жили в основном евреи. Вероятно, хозяева – тоже евреи – старались брать на работу «своих».

Роза Денисовна Цыганкова из д. Красное родилась в 1937 году. О старевских заводах ей когда-то рассказывала её тётя. Женщина вспоминает её рассказ о погроме евреев в Старево.

– Собрались бандиты с разных деревень и хотели завладеть золотом, которого, как они думали, у евреев должно быть много. Били, многих убили, но золота так и не нашли. Да и откуда у рабочих столько золота?! Тётка рассказывала, что работники сельским хозяйством не занимались. Крестьяне из ближайших деревень с удовольствием продавали им хлеб, яйца, иногда и мясо. Было выгоднее продать чуть дешевле на месте, чем ехать в город.

Вот что, вероятно об этих событиях, опубликовано на сайте zbsb.org со ссылкой на источник: Дзяржаўны архіў грамадскіх аб"яднанняў Магілёўскай вобласці (ДАГАМВ). 6575.1.487: 99 адв. – 100 адв. – ра, рас.

Інфармацыя аб пагроме ў в. Старава Бабруйскага павета ў 1921 г.
(орфография сохранена – прим. адм. сайта nasledie-sluck.by)

Погром в Стареве.

В начале июля 1921 года бандитами было совершено нападение на посёлок Старево Бобруйского уезда. Ночью бандиты нападали на дома евреев и произвели ряд самых жесточайших зверств. Орудовали бандиты тупыми и острыми орудиями. Они мучили и издевались над своими жертвами, верезывали животы, насиливали и отрезали груди женщин, пробивали черепа, мыканьем и свистом наслаждались муками, хрипом, агонией недорезанных жертв. Не пожалели даже убить мать с грудным ребёнком. Свидетель погрома жених изнасилованной девушки Гантман передаёт как три бандита мучили эту невинную девушку и наконец после зверского насилия обрезали ей груди и распороли живот. Самому свидетелю жениху всадили в горло шомпол. Так действовали бандиты именовавшие себя агентами Савинкова и К под девизом «защиты родины и свободы». Всего бандиты убили 12 евреев и ранили 16.

Первой пастрадавшей семья была Сегаль. Главными вдохновителями этих зверств средневековые являлись поручики в пагонах говорят между собой по польски. Сам бандит Жаврик открыл суду целый список лиц в пагонах принимавших участие в погроме. Тут были поручики Балзневский, Перекатов, Колос, прапорщик Бачков, Вдовин, Гаврилов, Янковский и целый ряд других Балаховцев и Савинковцев. Перед судом Ревтрибунала по этому делу предстало 77 человек из коих 8 главных участников приговорены к расстрелу.

КОНЕЦ БАНДИТИЗМА.
В ночь на 28 июня истребительным красным отрядом банда Короткевича в Бобруйском уезде была окружена и разбита главарь шайки Короткевич и его помощник убиты.

Короткевич происходит из шляхты деревни Глебовань Рудин Брожеской вол. Бобруйского уезда. Скрываясь во все время пребывания Советской власти в Белоруссии дома, он зимой отправился в Польшу где расчитывал хорошо устроиться.

По приезде в Варшаву Булак-Балахович почувствовал к нему особое доверие и назначил его командиром бандитских шаек в Бобруйском уезде, поручив ему предварительно сформировать банды. Банда Короткевича всю весну и лето оперировала в Бобруйском уезде, терроризируя население и устраивая еврейские погромы. «Работа» банды ознаменовалась убийством десятков ни в чем неповинных людей. У убитого Короткевича были найдены документы:

1. Обращение к лиге наций с просьбой о присылке на помощь хоть одной только дивизии.

2. Донесение Балаховичу о ходе его «операции».

3. Следующий Приказ № 15. Приказываю всем моим партизанам прибыть в распоряжение капитана Бареткана, в противном случае имущество будет конфисковано и некоторые члены их семей будут расстреляны. Командир и организатор партизанских отрядов капитан Короткевич.

Из приведённого приказа видно, что агенты Савинкова, Балаховича пользовались всевозможными приёмами для своих бандитских целей. Довольно характерным является следующий случай: в деревню Приворотно Брожеской вол. Бобруйского уезда явились бандиты и объявили принудительную мобилизацию молодых крестьян в бандитскую шайку. За отказ от мобилизации бандиты угрожали расстрелом и уничтожением имущества. Одного из крестьян избили, до полусмерти и сожгли его дом. Подспевшим отрядом бандиты были рассеяны. Вслед за бандой Короткевича была ликвидирована и другая крупная бандитская шайка, оперировавшая в Бобруйском уезде под руководством Жука. Сам Жук уроженец Житинской волости, богатый, с кулацкими замашками. Во время переворота привязался он к советской власти и занял место председателя ревкома. В этой должности он наделал много преступлений и должен был скрыться от суда.

Организовав шайку человек в 50, он себе помаленьку работал. Большинство его шайки – дезертиры Житинской волости. Предчувствуя, что бандитизм скоро конец, банда потребовала к себе официальных представителей Советской власти для переговоров. Когда им была гарантирована жизнь вся банда во главе с Жуком и его помощником сдалась особому Отделу 8-ой дивизии с ликвидацией этих двух шаек, бандитизм в Бобруйском уезде потерял свою главную организацию. Калённым железом борется Советская власть с бандитами. Бандитизм в Белоруссии начинает терять свою почву и в ближайшем будущем он будет окончательно искоренён.

Затея Савинкова не удалась.


По рассказам той же тётки бабы Розы, евреи прокляли это место, и здесь давно уже ни кто не живёт. Директор школы из д. Омговичи по фамилии Пенязь (жена – Шулешко Анна Ивановна) жил в д. Красное и якобы занимался когда-то исследованием этих мест. Нашёл ямы с мусором от стеклозавода. Там же были книги, посуда и другая домашняя утварь.

До сих пор возле д. Гутница видны карьеры, где добывали высококачественный песок для изготовления стекла.

О лесопильном заводе, который упоминается в документе вообще почти ни чего не известно. В той же книге «Память» только пара строк: Старевская лесопилка в д. Старево существовала в 1897–1913 гг. Имелся локомобиль (передвижной паровой двигатель – прим. адм. сайта), работало 35 рабочих.

По слухам к лесопилке вели «узкоколейку» из Старых Дорог, где находились склады, да так и не довели, не успели.

Так же известно, что Б.А. Клецкин умер в 1936 году, в Вильно, Литва. В Старево у него оставался добротный дом, который впоследствии разобрали и перевезли в д. Омговичи использовав под здание школы.


Просим посетителей сайта, имеющих какие-либо документы или информацию об этих заводах написать нам.

 

 

Владимир ХВОРОВ

При подготовке использованы материалы

Российской национальной библиотеки (www.nlr.ru) и

сайта redkayakniga.ru/ «RedkayaKniga.ru: Редкая книга»

 

 

 

 Во время посадки молодого леса на месте расположения завода на поверхности участка было найдено множество различных раритетов: набалдашник от трости, несколько монет,  керамическая пробка от пивной бутылки, осколки от изделий из стекла. Также найден обломок нагрудного знака или, возможно, кокарды с головного убора, на котором сохранилась часть названия завода.



Назад
Комментариев: 4

Надежда 2017-10-12 20:50:02

Борис Аркадьевич Клецкин умер в Вильне не в 1936 году, а 18 сентября 1937 года после долгой болезни.

admin 2014-08-08 16:35:09

К сожалению Николай на письма не отвечает. Возможно он дал неправильный адрес электронной почты или не может найти времени на ответ.

Галина Ковалёнок(Аранович) 2014-08-08 15:47:44

Здравствуйте, Николай. Занимаюсь вопросами родословной моей семьи Аранович и семьи Филиппович. Это как раз д. Старево, Левище , Тихань. Очень бы хотелось взглянуть на списки рабочих, я думаю, что смогла найти в них ответы на мои вопросы по родословной. Спасибо!!! Галина

Шумин Николай 2014-06-22 08:03:16

Добрый день. Прочитал Ваш статью, оказавшуюся очень интересно и познавательной. Давно интересуюсь историей Старевского стекольного завода и застенком Старево, где работали и проживали мои предки по материнской линии Цехановичи и Зинкевичи. К сожалению метрик я так и не нашел. Однако занимаясь своей родословной в Национальном историческом РБ наткнулся на личные карточки рабочих Старевского стекольного завода составленные в 1918/1919 гг. при проведении Профессиональной переписи рабочих. Возможно они Вас заинтересуют.

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 4948. Последнее 2017-12-14 23:04:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru