У нас на сайте
Ссылки

 

 

 

 

 Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

  

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Военные мемориалы Беларуси

 

 

 

Над рекой Орессой

18.04.2022

 

Когда-то совсем необязательно было ехать за богемским или венецианским стеклом в Чехию или Италию. Достаточно было попасть в Уречье, всего в 138 километрах от Минска. В XVIII веке здесь работала стекольная мануфактура. Основали ее Радзивиллы. Три печи - для производства люстр. Остальные шесть - для обжига листового стекла, зеркал, посуды. Особого расцвета стекольное производство достигло, когда мануфактурой руководил Шербер (почти четверть века - с 1741 по 1765 годы). Тогда и начали в Уречье производить не только богемские, но и французские и английские зеркала, многоуровневые люстры. Но нет уже давным-давно стекольного завода в Уречье. Производство остановилось еще в 1846 году. Хорошо, что само местечко (ныне - городской поселок Любанского района) выжило - испытаний на долю Уречья хватило с лихвой. Раскинул городской поселок свои хаты на берегу речушки Берездовка (приток знаменитой Орессы). Это о здешних местах "колхозная" поэма Янки Купалы "Над рекой Орессой": "А на рэчцы на Арэсе/ многа, многа дзiва,/ Жывуць сабе камунары/ Весела, шчаслiва..." А как живут в Уречье сегодня?

 

"Заспиртованный танк"

 ИСУ-152 уже давно пребывает в "роли" памятника. Но почему самоходка, которая в войну добрую дюжину "фердинандов" и "тигров" "замочила", оказалась на территории Уречского спиртзавода объединения РУП "Минсккристалл"? Секрет такого казуса довольно прост. В результате сокращения Вооруженных Сил владельцем военного городка, где ранее дислоцировался 32-й танковый полк, стал Любанский райисполком. Он и передал городок спиртзаводу. Дело понятное и по сегодняшним меркам обычное.

 

Самоходка как символ фронтовой славы 29-го Знаменского Краснознаменного, орденов Ленина и Суворова танкового корпуса продолжает возвышаться над обыденными заботами людей, которые занимаются серьезным делом - спирт производят. Никто над памятником не измывается, насильно в жерло орудия фронтовых "сто грамм" не заливает. В праздники на постамент кладут цветы. Да и весь городок находится под охраной. Словом, ничто достопримечательность не тревожит. И она тоже никого. Но то, что ИСУ-152 "связала" свою судьбу с "каким-то" спиртзаводом (конечно же, совсем другое дело, если бы городок достался, к примеру, МАЗу или БелАЗу, но, к сожалению...), совсем не по душе ветеранам соединения. Кстати, большинство из них проживает в соседнем Слуцке. Сегодня правопреемников у 29-й дивизии (это во время войны она была корпусом) фактически нет. До прошлого лета существовала еще 29-я база хранения вооружения и техники. Но и она расформирована. Самоходку могла бы принять на свою территорию 969-я центральная база резерва танков. Она дислоцируется в Уречье с 1946 года. Спиртзавод, пожалуй, такому решению противиться не стал бы. Но принять его уже, разумеется, должны два ведомства - Министерство обороны и Любанский райисполком. Так хочется, чтобы вокруг героической самоходки не было пустого и неразумного конфликта. Разве память о войне того не заслуживает?..

 

А пока не решено, где же "выдадут жилплощадь" ИСУ-152, стоит позаботиться и о том, чтобы зарегистрировать самоходку как памятник, а значит - поставить вопрос о ее охране государством. Спрятанные за заборами воинских частей танки, орудия, самоходки, мемориалы, бюсты остаются никому не известными памятниками.

 

Баня комдива Жукова

В Беларуси маршал прослужил немало лет. Был командиром полка, кавалерийской дивизии, командовал корпусом. В 1938 году комкора Жукова назначили заместителем командующего Белорусским военным округом. В Беларуси же Георгия Константиновича едва ли не арестовали. Обвинения традиционные для того времени: "Почему к вам, Жуков, хорошо относились враги народа Тухачевский и Уборевич?" Было и такое обвинение: "...не любит политработников". А какой командир их любил? Но как-то удалось выстоять. ...Другие не смогли, так и не став маршалами, получали пулю в затылок в звании комбригов...

 

В Уречье Жукова любят. Знает о нем и стар и млад. Нет, правда, памятника легендарному маршалу в городском поселке. Главная память - в соседнем Слуцке (некогда Уречье находилось на территории Слуцкого, а не Любанского района). Там в 30-е годы располагался штаб дивизии, командовать которой приехал Георгий Константинович. Соединение знали "в лицо" даже в Москве - дивизия носила имя Климента Ворошилова (лихой кавалерист гражданской войны возглавлял наркомат обороны). Первым комдивом сам Семен Михайлович Буденный являлся. А вот по оценке командующего округом, дивизия являлась небоеспособной. Такого позора Ворошилов с Буденным стерпеть не смогли. Уборевича с его нелицеприятными оценками "поставили на место". Но комдива сменили.

 

Приехав в Слуцк, Жуков познакомился и с Уречьем, и с другими местами дислокации частей. В деревне Конюхи квартировал 20-й кавалерийский полк. Командовал им Валерий Крюков. В Великую Отечественную - комкор. А затем будет арестован вместе с женой Лидией Руслановой. Официально - за неправедное богатство Руслановой, неофициально - за нежелание давать компромат на Жукова... Не единожды заглядывал новый комдив и в 5-й, как его сейчас называют, городок. Нет здесь нынче ни танкистов, ни кавалеристов. Казармы и прочие служебные помещения свидетельствуют: строить умели и в 1930-е - чтобы разворотить кирпичную кладку, надо трактор в помощники брать, руками и даже ломиком ничего не сделаешь. Как посмотришь на отношение к вчерашним военным объектам, то понимаешь, что сегодня не только строить, но и хозяйствовать далеко не у всех и не всегда получается. С одним из уречских старожилов заглядываем в солдатскую баню (в прошлом, разумеется). На фасаде здания: "1937 год". Небольшое по площади, но впечатляющее и даже, если хотите, грациозное здание. Но сегодня...

 

- Посмотрите, что творится, - сокрушается мой уречский экскурсовод. - Рассказывают, что это была любимая баня Жукова. И построена она так, что даже богатым белорусам можно за пример взять. Войну выстояла. Всегда здесь была чистота. Когда часть стояла, не раз доводилось и мне здесь попариться: "вояки" приглашали. Верите, всегда в парилке Жукова вспоминали. Добрым словом, разумеется.

 

Пожарным порядком...

Былой славы у городского поселка Уречье предостаточно. Кроме "заспиртованного танка", одних только "учтенных" памятников в поселке семь. Все больше могилы жертвам фашизма.

 

Не исключено, что памятником может стать и вся территория некогда едва ли не "градообразующего" уречского предприятия сельхозинвентаря. О граблях, лопатах, боронах и прочих изделиях (а ассортимент их доходил до 40 наименований) здесь давно забыли. Когда-то на заводе работали больше 200 человек. Получали хорошую зарплату, строили жилье. Сельхозинвентарь даже за рубеж отправляли. Но все это - в прошлом. Хотя бороны вроде бы сегодня тоже нужны.

 

Сейчас в Уречье выпускают огнетушители. И они стране нужны. Иногда - больше, чем лопаты. Но вот удивительное дело. В Уречье делают саму емкость с соответствующими приспособлениями - без порошка и заряда, после заполнения которыми огнетушитель приходит "в боевую готовность". Последнюю процедуру, последний этап оставляют предпринимателям. И если, к примеру, еще совсем недавно подготовленный к заправке огнетушитель ОПУ-10 продавали за 21 тысячу рублей, то уже в полном готовом виде - за 36 тысяч. И кто продавал? Разумеется, коммерческие структуры. Представьте себе, что трактор с МТЗ выпустят без колес. Продадут посреднику, тот "обует" его в четыре колеса (а заодно, разумеется, и завод "обует") и продаст по цене в два раза дороже. И что вы по этому поводу скажете?..

 

"Обувают", по всей вероятности, и уречцев. Из некогда процветающего завод сельхозинвентаря превратился в падающий в бездну филиал унитарного предприятия "Металлист", штаб-квартира которого находится в Слуцке. Не за тридевять земель от Уречья, но все же почему-то нельзя наладить полный процесс производства огнетушителя в одних, что называется, стенах. А ведь тогда и рентабельность по тем же огнетушителям была бы выше одного процента. Да и в Слуцке же не "Металлист" распоряжается, не "Металлист" зарабатывает, а все те же коммерсанты.

 

Похоже, что ответы на эти вопросы никто не ищет. И даже поговаривают, что нынешний цех - вчерашний завод сельхозинвентаря - вовсе закроют. Впрочем, Слуцкому райисполкому решение о ликвидации подразделения "Металлиста" принять будет несложно: трудоустраивать или же включать уречских "пожарников" в число безработных доведется любанским властям.

 

Фото Анатолия Басова

автор статьи: Алесь Карлюкевич



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 208. Последнее 2022-06-25 22:43:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 2-36-20
boikoauto@tut.by