У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Некоторые обычаи белорусской свадьбы

04.01.2018

Белорусская свадьба у нас ассоциируется с весельем, размахом и щедростью. Она на белорусском языке так и называется – «вяселле» – один из древнейших обрядов белорусов. Он имеет глубокий сакральный смысл, в котором переплелись языческие и христианские традиции. Участники обряда свадьбы наполняют его положительной энергией и эмоциями, а ритуалы имеют магическое значение и служат гарантией духовной защиты будущей семьи.

Относиться к народным традициям можно по-разному: как к суевериям, пережиткам прошлого или пыльным музейным «экспонатам», а можно считать источником с живой водой многовековой мудрости, наблюдений и знаний жизненных закономерностей.

Традиционно, свадебное торжество делилось на три основные части: предсвадебная – «запыты», сватовство, помолвка; свадебная – венчание и свадьба; и послесвадебная – «медовый месяц».

Время проведения свадьбы строго регламентировалось церковными канонами. Свадьбу нельзя было проводить во время постов: Рождественского, Великого, Петровского или Успенского. А также во вторник и четверг, в канун больших церковных праздников, в високосный год, в мае и в течение года после смерти родственника. Не играли свадьбы и в период так называемых «крывых вечароў» с 7 по 21 января, когда игрались только «волчьи свадьбы».

В «кривые вечера» можно было делать все навыворот, были наиболее разгульной, театрализованной, комедийной, шуточной и весёлой частью зимних святок.

«Святочные гадания». Маковский К. Е. 1900-еВо все рождественские вечера, как отзвук брачных обычаев допарной семьи, в самом большом доме деревни до первой утренней звезды молодёжь «жаніла Цярэшку». Парни и девушки, по разрешению матери и отца пели песенки-терешки шутливо-эротического содержания, водили хороводы с «ловлей дедов», попеременно через лявониху (белорусский танец и народная плясовая) и поцелуи – «женились». Это была настоящая свадебная комедия, которая во времена парной семьи часто заканчивалась настоящим юридическим браком.

Наиболее подходящим для настоящей свадьбы считался период после уборки хлебов до Рождественского поста и от Крещения до Масленицы во время «маладзіка» и полнолуния. Свадьбы проводились в мясоед – период, когда по церковному уставу разрешена мясная пища. Обычно это время между постами.

Девушки в праздничных нарядах. Белорусы. Фотоархив РЭМ (http://www.ethnomuseum.ru)В день свадьбы хлопот хватало и у невесты, и у жениха. Друзья молодого украшали повозки. Первая из них была самой красочной. В ней ехал жених. Дугу украшали хвоей, а сверху прикрепляли разноцветные ленточки. Ленты были белые – символ целомудрия и невинности и красные – символ перехода, перерождения и нового статуса.

Самым главным украшением были колокольчики. Посередине висел большой, а по краям поменьше. Праздничный перезвон колокольчиков извещал жителей окрестных деревень об очередном праздничном событии, а кроме того, уничтожал любые чародейства и очищал путь от всякой пакости.

Костюм женский праздничный. Белорусы. Минская губерния. Конец XIX века Приобретен в экспедиции корреспондентом музея В.К. Костко в 1905 году (http://www.ethnomuseum.ru)Когда в доме жениха все было готово к отъезду, родители ставили в центре дома стол, затем накрывали его белой льняной скатертью, клали хлеб-соль, ставили ведро с водой и зажигали громничную свечу – «грамнiцу». Отец брал домотканое полотенце, перевязывал им руки сына, трижды обводил его вокруг стола и вёл к порогу. Затем давал ему в руки небольшую икону с изображением Христа, а мать, держа в руках громничную свечу и домашнюю икону, благословляла сына в дорогу. Икону оставляли дома, а «грамнiцу» сват брал с собой, чтобы обезопасить свадебный кортеж в пути. Он также брал с собой деньги, водку, конфеты, печение, мёд, пояса, которые понадобятся для выкупа невесты.

Немного о громничной свече. Сретенье – последний из зимних православных праздников, входящих в число «двунадесятых» – совпало по времени с языческим праздником Громницей, пришедшим с тех далёких времён, когда всесильный Огонь признавался древними славянами за бога или божественную силу, заключавшуюся в нём, силу жизни или смерти. Вот почему главным в этом празднике было изготовление и чествование Свечи.

Стол и красный угол. Икона, лампада, рушник, стол, скатерть, кувшин, тарелка. Белорусы. Фотограф Ф. Ратников. По диагонали от печи в белорусской хате располагался красный угол, где висела икона, убранная рушниками, и стоял стол. (http://www.ethnomuseum.ru)Громничная или, как её стали затем называть, сретенская свеча должна была оберегать всякий дом, где она хранилась, от грома и молнии, отсюда и название. Раз сделанная, она ежегодно увеличивалась прибавкою нового воска, а когда доходила весом до пуда, её сдавали в церковь и взамен начинали «растить» новую.

Ну а сам праздник Сретение Господне – это сороковой день по Рождестве Христовом, когда Пресвятая Богородица, следуя ветхозаветному закону, принесла Младенца Иисуса в иерусалимский храм, чтобы посвятить Его Богу.

Кроме молодого и свата, в состав дружины входили: крестная мать, «паджанiшнiк» – родной брат или лучший друг, ещё две-три повозки с молодёжью и музыкантами.

А тем временем «сябрына» молодой готовилась встречать гостей. Родные невесты готовили праздничный стол, а подружки наряжали главную героиню торжества. Интересно, что невесту наряжали в доме, который выбирался по определённым условиям. Дом обязательно должен был находиться на стороне дома родителей, так как невесту нельзя было переводить через улицу. Кроме того, жених со своей свитой должны были проехать мимо дома невесты. Категорически запрещалось наряжать невесту в доме вдовы или вдовца, разведённых, где умирали дети или был пожар. Лучше всего было, когда в доме жила дружная, счастливая и богатая семья.

Невесту собирали её подружки. Они заплетали молодой косу, обували красивые красные сапожки, окончательно подгоняли платье, перевязывали невесту самотканым красным поясом.

К выбору платья невесты подходили очень внимательно. Наряд для свадьбы должен был закрывать грудь, плечи и ноги. Покупали его в среду, а туфли – в пятницу. Нельзя было давать примерять фату или платье другим девушкам. Белое платье разрешалось надевать только девственницам. В случае, если невеста беременна, а также на второй день свадьбы, после первой брачной ночи, надевали платье красного цвета. Красный в народной традиции – это цвет защиты от нечистой силы.

Важным атрибутом свадебных нарядов считались обереги. На одежду прикалывали булавки, прятали иконки, в обувь клали листья рябины, а её плоды – в карманы. У невесты должна была быть освящённая на Пасху соль.

Николай Петров. Смотрины невесты. 1861В последнюю очередь надевали фату (бел. – вэлюм). Фата состояла из трёх частей. Одна часть фаты закрывала длинную косу. Другая часть – тонкая короткая вуаль – опускалась через лоб на глаза и лицо невесты. Поверх этой части крепили венок, который мог быть как из живых цветов, так и из искусственных. Искусственные цветы делали из ленты и бумаги и крепили на картонный обруч. Для плетения венка из живых цветов использовались мята, рута, калина, барвинок. По форме и цветовой гамме веночка можно было судить о социальном положении невесты. Обязательно в венке присутствовала рута – символ девичьей невинности. Если невеста была сиротой, то в венок вплетали зелёный листок мяты. Венок имела право надеть только та невеста, которая сохранила невинность.

Наиболее эмоциональным и интересным моментом свадьбы был выкуп невесты. Одной стороне, подружкам невесты, её старшей сестре или брату, нужно было побольше выторговать за необычный «товар» – невесту, другой, жениху и его друзьям, – сбить цену до минимума. Каждая из сторон могла прибегнуть к «запретным» приёмам: попытаться унизить соперника, задеть за живое, уличить в скупости и прижимистости.

Константин Маковский. Под венец. 1884Существовало две разновидности выкупа. Более древним является тот вариант, когда дружина жениха выкупала невесту у её старшей сестры. Позднее «торговаться» доводилось с её родным братом.

Когда обе стороны оказывались удовлетворёнными «сделкой», жених брал невесту за руку и вёл в её родной дом. Там родня невесты уже ждала гостей. Друзья молодого рассаживалась за столом вдоль стены от улицы, а родные невесты – вдоль стены от двора. Старший сват давал команду налить по чарке и произносил тост. После непродолжительного угощения начинали готовиться к отправлению в храм.

На Минщине отец опоясывал свою дочку специальным полотенцем, трижды по солнцу обводил её вокруг стола и вёл к порогу, возле которого уже стоял жених. Затем отец и мать брали по буханке хлеба, заворачивали их в красные концы полотенца, которым отец только что выполнил ритуальное действие. Одной рукой родители держали хлеб, а другой приподнимали полотенце в виде подковы. Молодые проходили через врата бессмертия, обязательно пригнув головы, т.е. поклонившись порогу, где в древности хоронили предков.

Жених со своей дружиной садился в одну повозку, невеста – во вторую. Кортеж должен был состоять из семи повозок, так как символика семёрки лежит в основе функционирования семьи и рода. Как только молодые рассаживались, отец невесты брал иконку и, держа в руках две зажжённые свечи, обходил вокруг свадебного кортежа, двигаясь по ходу солнца. Следом за ним шла мать и обсыпала повозки зерном. Так они «замыкали» участников венчания в магический круг, чтобы по пути туда и обратно никто не мог навредить молодым. Родителям молодых категорически запрещалось присутствовать на венчании в храме. Тем самым они могли разрушить магический круг, который перед отправлением в храм возвели вокруг своих детей.

В храме молодые становились не на голый пол, а на специально припасённое для этого полотенце. Но прежде чем расстелить полотенце на пол клали красный пояс, и на то место, где будут стоять молодые, необходимо было положить два медных пятака. После венчания все эти атрибуты забирали с собой. Оставлять их в храме нельзя, их необходимо сохранить у себя всю жизнь. Для того, чтобы отблагодарить храм, сваты брали с собой ещё одно полотенце.

Принято, чтобы в храме мужчины становились с правой стороны, а женщины — с левой.  Говорят, что это связано с тем, что неприлично мужчине стоять во время службы позади женщин, особенно когда те совершают поклоны, или женщине проталкиваться сквозь группу мужчин.  Возможно, что это так, но думается, что существует и другая причина. Священник Сергий Свешников пишет: «Божественная Литургия совершается не влюблёнными парами или группами друзей, а Церковью — Телом Христовым.  Поэтому, влюблённая пара, супружеская чета, брат и сестра разделяются — женщины становятся слева, а мужчины справа, чтобы соборно и без отвлечений совершать службу Богу».

Во время регистрации брака и во время венчания невеста должна находится слева от жениха. Сватам необходимо повязывать полотенца: мужчинам – узлом под правую руку, женщинам – под левую. Аналогичным образом повязывают ленты и свидетелям молодых. В мифопоэтической модели мира белорусов верх является мужским началом, низ – женским. Соответственно разделена и горизонтальная ось пространства: правая сторона – зона несущая мужское начало, левая – женское.

Рожков Илья Андреевич. Северная свадьба. 2004По традиции у жениха должно быть золотое кольцо, а у невесты – серебряное. Это означает союз Солнца и Луны. Кольца должны быть куплены в одном месте и не иметь никаких рисунков, их нельзя надевать на перчатки. Нельзя использовать найденные кольца, переплавлять родительские.

Подготовка к свадьбе и сама свадьба были наполнены бесконечным множеством примет и суеверий. Так, были случаи, когда сваты возвращались домой, если им дорогу перебегала чёрная кошка или заяц. А если конь начинал бить копытом, то в этот день даже не думали отправляться со двора.

Некоторые традиции и приметы сохранились и до наших дней.

Встречали молодожёнов из церкви с караваем и медовухой. Медовуху нужно было только пригубить, а остальное вылить через плечо, чтобы все плохое осталось позади. Жених и невеста целовали каравай и кланялись. Затем они замыкали на пороге замок – символ прочного счастья. А на сам порог ступать запрещалось, чтобы избежать ссор в семье. Молодые шли по самотканому полотну, которое за ними скручивали, чтобы никто на него случайно не наступил и таким образом не разлучил их.

К столу жених и невеста подходили по ходу часовой стрелки – по солнцу, а выходили в обратном направлении. Сидели они на одной скамейке или диване так, чтобы их не разделяли ни ножки стола, ни подлокотники. Чтобы обеспечить богатство, на протяжении застолья молодожёны сидели на тулупе, вывернутом мехом вверх, чтобы «были молодые богаты, как тулуп косматый».

Для молодожёнов специально готовили одинаковые приборы: два фужера красного цвета, две тарелки с одинаковым узором, две одинаковые ложки и вилки. Ножи старались не класть: старые люди говорили «меньше резаться будут», т.е. ругаться между собой.

Один из застольных ритуалов – совместное поедание женихом и невестой яичницы одной ложкой. В белорусской народной традиции яйцо символизирует плодовитость, а есть что-то одной ложкой – значит любить.

На протяжении всей свадьбы молодые сидели только вместе, держались за руки, чтобы между ними никто не проходил, в обратном случае брак мог быть недолговечным. Никакие обряды свадьбы или танцы не должны были разлучать пару. В некоторых районах Беларуси была даже такая традиция: сразу после венчания крестный отец соединял руки молодожёнов и перевязывал их специальным рушником.

В конце свадьбы мать жениха подходила к невестке, снимала с неё фату и повязывала символ женской доли – платок и фартук. Фату передавали шаферке (свидетельнице), она надевала её и делала три поворота вокруг себя. Этот обряд символизировал передачу жизненной эстафеты: считалось, что именно свидетельница станет следующей невестой. Потом фата оказывалась у других девушек, они повторяли ритуал. Затем мать жениха забирала фату и вешала её в доме под иконами. Передавать, дарить или продавать фату нельзя, потому что она обладает мощной и надёжной силой, охраняющей семейную пару. С её помощью можно даже лечить будущих детей.

В конце застолья происходил ещё один важный обряд. К столу молодожёнов подходила мать жениха, стелила на него рушник, на котором жених и невеста стояли во время венчания. Затем вытирала салфеткой тарелки, ложки, фужеры, которыми они пользовались, и, вместе с венчальными свечками и куском каравая, складывала на рушник и перевязывала «восьмеркой», потом красной лентой – поясом-оберегом. Это – ещё один символ счастливой семейной жизни, его складывали в шкаф или сундук и никогда в жизни не развязывали.

Пировали гости от души, искренне желая молодым семейного счастья, взаимопонимания и сладких поцелуев. А «Горько!» кричали, чтобы сберечь их от людской зависти, сглаза, чтобы сбить нечистую силу с толку.

Кстати, много пить на свадьбах считалось плохим знаком. Веселье заключалось не в количестве выпитого спиртного, а в обрядовых песнях, танцах и играх. С выпивкой на свадьбе связаны определённые правила: первая рюмка всегда поднималась за самых старейших представителей родов, вторая – за родителей и только на третьей внимание переключалось на виновников торжества.

Во время застолья молодожёнам преподносили «чашу терпения» – её нужно было выпить, чтобы она никогда не переполнялась. А родственники, в свою очередь, пили из одного бокала, таким образом объединяя семьи.

Свадебный каравай – обрядовый хлеб – обязательный атрибут белорусской свадьбы, символ семейного счастья, благополучия, достатка. Началом свадьбы считалась выпечка каравая, а окончанием – когда каравай делили и одаривали им всех присутствующих. Пекли свадебный каравай обязательно замужние женщины с благословления родителей молодожёнов. Выпечка сопровождалась обрядовыми песнями-заклинаниями, которые должны были благоприятно повлиять на судьбу молодой пары. В пасмурный день тесто начинали замешивать только когда выглядывало солнце, иначе можно было навлечь несчастье.

Жениху и невесте дарили обрядовые свадебные куклы – «неразлучницы». Эти куклы имеют одну руку на двоих и служат талисманом будущей семейной пареЖениху и невесте дарили обрядовые свадебные куклы – «неразлучницы». Эти куклы имеют одну руку на двоих и служат талисманом будущей семейной паре.

Гости одаривали молодых, чем могли, приговаривая пожелания: «дарю конфеток, чтоб было много деток», «дарю пятаков, чтоб купили себе сынков», «зерно под пятку, чтобы жизнь была в достатке» и т.д.

Заговор на долгую счастливую жизнь. Брали две свечки, оставляли их на время в тёплом месте, чтобы воск подтаял, потом скручивали в одну и подпаливали. При этом повторяли слова: «Я не свечки палю, а два сердца соединяю на хлеб-соль за столом, на хорошую жизнь, на семейное счастье. Аминь».

Когда проходило 9 дней начиналась «игра в пироги». «Играть в пироги» означало отдыхать, только отдыхают теперь родители жениха и невесты, которые очень устали при подготовке к свадьбе, а сами так и не успели отдохнуть. После этих игр, у молодых начинался медовый месяц, который длился ровно 30 дней, а уже потом, спустя, примерно, год, семья готовилась к появлению первенца.


Фото А.ШуманскийНародные свадебные традиции возвращают свадебному торжеству его первоначальный смысл. Это не просто красивое сопровождение официального оформления отношений, а священный обряд, который настраивает на долгую счастливую семейную жизнь.

Вкладывайте в свадьбу не только деньги, но и душу, и это знаменательное событие превратится в светлый семейно-родовой праздник, который останется в сердце навсегда.


Сегодня вызывает сочувствие и разочарование тот факт, что в последние годы исконно белорусские ритуалы постепенно вытесняются из нашей жизни и заменяются чужеземными. Так обряд передачи шаферке фаты заменили бросанием за спину букета невесты, а женихи неловко ползают под юбками невесты снимая символическую подвязку зубами. Стоит ли предавать своё прошлое, историю своих предков?

По количеству разводов Беларусь в 2013 году занимала второе место в мире. В 2016 году в Беларуси на 1000 браков приходилось 506 разводов. Может быть пора возрождать свои обряды?

 

 

Владимир ХВОРОВ
 



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 556. Последнее 2018-10-22 05:21:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru