У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

SlutskGorod - информационный сайт Слуцка

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Военные мемориалы Беларуси

 

 

 

Краткая история Минской духовной семинарии

25.06.2019

История Минской духовной семинарии началась в XVIII столетии в древнем Слуцке. В 1785 г. между Петербургом и Варшавой было достигнуто соглашение о восстановлении в пределах Речи Посполитой православной епископской кафедры, кандидатом на которую стал Слуцкий архимандрит Виктор (Садковский). В соответствующем указе Екатерины II говорилось: «Для пользы Православной нашей Церкви греко-российской и для удобнейшего охранения исповедующих закон наш благочестивый в Польше всемилостивейше повелеваем: быть особому епископу викарному или коадъютору Киевской митрополии, именоваться сему епископу Переяславским и Бориспольским, иметь пребывание свое в Слуцком благочестивом монастыре, которого быть ему и архимандритом; в сей сан посвятить в Киеве нынешнего архимандрита Слуцкого монастыря Виктора». Вскоре вышел еще один высочайший указ, которым повелевалось «учредить для пользы Церкви нашей Православной и просвещения исповедующих закон наш в Польше семинарию при коадъюторе Киевской митрополии», с ежегодным содержанием 2000 рублей серебром. Указ этот оказался крайне своевременен, так как в обширной новоучрежденной епархии не имелось ни одного учебного заведения, специально готовившего просвещенных пастырей, в которых была самая настоятельная потребность.

Находясь некоторое время после посвящения в Киеве, епископ Виктор сразу же озаботился устройством будущей духовной школы. Он пригласил двух студентов Киевской духовной академии занять учительские должности в Слуцкой семинарии. Снабдив их инструкциями и указаниями относительно открытия классов, преосвященный отправил их со своим обозом в Слуцк. Духовным же правлениям, входившим в состав его епархии, предписал собрать из детей священнослужителей учеников в открываемую семинарию. Занятия начались 15 сентября 1785 года. «Семинария Преосвященного Виктора», согласно общему типу русских духовных семинарий, должна была совмещать курсы низшей и средней духовной школы, начиная с простой грамотности и заканчивая высшими богословскими науками. Но первоначально в ней открыты были только два грамматических класса: низший и высший – с 25 воспитанниками. Так как семинария не имела собственных помещений, занятия в первое время проходили в братской трапезной Слуцкого Троицкого монастыря, доставляя неудобства не только братии, но и учебному делу. Вместе с тем и само собирание учеников оказалось предприятием исключительно сложным. Суровость дисциплины духовных школ того времени заставляла многих сердобольных отцов смотреть на семинарию, как на место всевозможных истязаний, а на учение – как на тяжкую пытку. К тому же пугали и материальные трудности, связанные с обучением детей, при общей бедности духовенства. Поэтому многие священники под разными вымышленными предлогами уклонялись от исполнения строгих предписаний епархиальной власти присылать детей в семинарию, несмотря даже на угрозы лишиться прихода и значительные денежные штрафы. Ввиду этого консистория вынуждена была посылать к священникам особых «нарочных», которые силой и безо всяких отговорок забирали возрастных детей и везли их в семинарию. Не менее тяжело было и положение учителей, которые за небольшое годовое жалованье, едва покрывавшее расходы на пропитание, несли непосильные труды, бессменно занимаясь в течение всех учебных часов в порученных им классах.

В 1790 г. в связи с политическими событиями и заточением епископа Виктора в варшавскую тюрьму учеба в семинарии прекратилась. Возобновилась она только 8 января 1793 г., после освобождения и возвращения преосвященного в Слуцк.

13 апреля 1793 г. Высочайшим указом была образована Минская епархия, в управление которой назначался епископ Виктор с присвоением ему титула «архиепископа Минского, Изяславского и Брацлавского». В связи с этим «Слуцкая семинария» стала именоваться Минской, хотя продолжала оставаться в Слуцком Троицком монастыре, где по-прежнему находилась резиденция архиепископа Виктора.

В 1796 г. преосвященного Виктора сменил архиепископ Иов (Потемкин). Спустя три года он переместил архиерейский дом и консисторию в Минск, но семинария за неимением подходящего места в кафедральном городе продолжала оставаться в Слуцке. Вместе с тем преосвященный Иов сумел преобразовать Минскую духовную семинарию «сообразно прочим великороссийским семинариям», строгими мерами укрепляя порядки в ее жизни. Следует отметить, что при нем материальное положение и состояние учебно-воспитательного процесса в духовной школе заметно улучшилось. Благодаря заботам преосвященного Иова для семинарии были построены первые отдельные здания: «училищный» дом для занятий и «сиротский» – для проживания учеников, находящихся на казенном обеспечении. С каждым годом возрастало и число воспитанников. Со временем были открыты высшие классы – философский и богословский. Таким образом, семинария стала «полной», с соответствующей последовательностью классов: российский класс, информатория, грамматика, синтаксис, пиитика, риторика, философия, богословие. В связи с этим увеличилось число преподавателей и служащих, в значительной степени пополнявшееся лучшими выпускниками семинарии, направляемыми для дальнейшего образования в Киевскую духовную академию.

В 1812 г. Минскую кафедру занял архиепископ Серафим (Глаголевский). Он заботливо вникал в нужды семинарии и даже поставил перед собой цель «возвести ее на высшую ступень совершенства». По его распоряжению Дятловичский монастырь должен был снабжать семинарию большим количеством всевозможных съестных продуктов «в обеспечение скудного содержания учителей и учеников». Однако во время наполеоновского нашествия семинария пришла в полное разорение. С приближением французских войск к Слуцку учителя и ученики бежали из города. Разместившиеся в монастыре неприятельские солдаты извели на топливо ограду семинарского общежития, двери, полы, оконные рамы, всю мебель семинарских зданий и значительную часть библиотеки, попортили печи. Часть библиотечных книг, спрятанных в погребе под монастырским храмом, пострадала от сырости. Пропал семинарский архив.

Учебный процесс в семинарии возобновился лишь в феврале 1813 г., при этом преподавателей и учеников в разоренную школу пришлось собирать с большим трудом. Вместе с тем архиепископ Серафим старался помочь пострадавшим от разорения: при первой возможности выплачивал задолженную зарплату учителям, помогал ученикам возместить убытки из слуцкой казны. Принимая меры к скорейшему пополнению числа воспитанников, архиепископ предписал священникам отдавать детей в семинарию с 7–8 лет, чтобы они «не проживали праздно».

В 1816 г. Минскую кафедру занял епископ Анатолий (Максимович). При нем в 1817 г. в Минской духовной семинарии были проведены преобразования, предусмотренные реформой духовных училищ 1808 г. Состоявшая до этого из восьми классов духовная школа теперь разделялась на три учебных заведения: 1) приходское училище, объединявшее два начальных класса; 2) уездное училище, включавшее высший и низший грамматические классы и 3) собственно семинария с тремя отделениями – низшим, средним и высшим. Уездное и приходское училища находились при семинарии и входили в общую структуру духовной школы. Таким образом, семинария получила статус среднего учебного заведения. Из общеобразовательных дисциплин в ней преподавались математика, словесность, гражданская история, география, физика и философия, из богословских – Священное Писание, герменевтика, догматическое, нравственное и пастырское богословие, церковная история и церковная археология. Обязательными были также древние и новые языки. От преподавателей семинарии требовалось академическое образование. В основном это были выпускники Киевской духовной академии, к которой в порядке управления была приписана Минская духовная семинария, входившая в Киевский духовно-учебный округ. После реформы семинария вышла из-под непосредственного попечения епархиального архиерея и стала, как и прочие семинарии, подчиняться специальному органу при Святейшем Синоде.

С самого начала существования семинарии обучение в ней традиционно велось на латинском языке и называлось общо «латинским учением». Начиналось оно с чтения и письма, куда включалось обучение древним и новым языкам. Далее шел круг низших и высших наук: грамматика, поэзия, риторика и философия, к которым прибавлялись история, география, элементарная математика и медицина. Завершалось обучение богословием, к которому присоединялась ветхозаветная и новозаветная история, археологическое изъяснение церковных обрядов, образцы проповеди и еврейский язык. Поступающие в семинарию должны были знать русскую, польскую и отчасти славянскую грамоты. Многие здесь же и обучались этой мудрости в «заправных», т. е. начальных, классах. Кроме изучения уроков, «студенты» философии и богословия были занимаемы диспутами и составлением разных трактатов и «диссертаций» на русском и латинском языках, а ученики младших классов – составлением хрий «прямых и превращенных», больших и малых речей и разных упражнений на латинском языке. Общее направление образования было религиозно-церковным: по воскресным дням и перед ними ученикам публично изъяснялись православный катехизис и дневные чтения из Евангелия.

Преобразование семинарии в 1817 г. имело также целью устранить различные недостатки прежней системы: отсутствие определенного устава, исключительное господство латыни, преобладание формализма и схоластики в обучении и, наконец, материальную необеспеченность школы. Однако все это преодолевалось крайне медленно и с большим трудом. Преподавание главных предметов по-прежнему велось на латинском языке и по латинским руководствам. На латинском же писалась и большая часть ученических сочинений. Проверка знаний учеников и их оценка проводились дважды в году посредством экзаменов: один частный – во второй половине декабря, а другой – годичный. После всего производился общий «публичный» экзамен, отличавшийся особой торжественностью. На экзамене неизменно присутствовал архиерей, а также приглашались разные должностные лица и именитые граждане Слуцка. Так, например, в 1819 г. «на публичном экзамене присутствовали: преосвященный Антоний и знатнейшее градское духовенство, ректор кальвинского конвикта Ванновский с профессорами, католический прелат Шантырь, полковник Литовского уланского полка с подведомственными ему чинами, маршал Слуцкого повета, Слуцкий городничий барон Шталь и прочие достойнейшие люди». Подобную картину можно было наблюдать каждый год. На экзамене ученики, кроме прочего, читали приветственные и благодарственные речи на древних и современных языках, стихи и нарочито составленные к этому случаю драматические диалоги. Сам экзамен превращался в оживленный диспут, проходивший на латинском языке. Активное участие в нем принимали и приглашенные посетители, знакомые с богословской наукой. Эти диспуты живо свидетельствовали перед обществом об успехах богословского образования в семинарии.

Вместе с тем внешняя жизнь питомцев семинарии была исполнена тяжких лишений и представляла собой мало отрадного. В Слуцке семинария оставалась до 1840 г., располагаясь в нескольких деревянных зданиях, находившихся в трех разных значительно удаленных друг от друга местах. Время быстро привело здания в негодность. В сентябре 1818 г. семинарский эконом доносил Правлению, что в «семинарском жилом доме в трех комнатах вовсе нет полу, а в остальных комнатах и некоторых классах нужно починить пол новыми досками». Позже в других донесениях говорилось: «как в жилом доме, так и в классах, печки внутри и вне попортились совершенно, оконные рамы погнили… Буря сорвала крыши на обоих семинарских зданиях. В семинарском жилом доме происходит сырость от земляных полов, отчего ученики болеют. Во время дождя в некоторых жилых комнатах бывает несносная течь со стен и потолков от чрезвычайной ветхости крыши». Подобные заявления повторялись из года в год. Естественно, такие здания не могли соответствовать даже элементарным санитарным требованиям и способствовали развитию среди учеников различных заболеваний. Мало того, в этих помещениях учащиеся семинарии должны были жить совместно с учениками обоих низших училищ. Общая же численность казеннокоштных учеников всех трех заведений составляла в 1820–1830-е гг. до 200 человек и более. При таком количестве семинарские здания не могли вместить и половины общего числа. Ввиду этого, ученики частично размещались в монастырских зданиях, частью жили на наемных квартирах у местных крестьян, нередко среди самой непривлекательной обстановки и в семьях, не отличающихся доброй нравственностью. При этом Правление семинарии почти всегда испытывало крайние затруднения в размещении учеников по квартирам. Случалось, что из-за недостатка помещений кровати ставились «сплошь», а ученики низших классов спали по 2–3 на одной кровати. До 1836 г. при семинарии не имелось своей больницы. Не было возможности устроить в семинарских зданиях ни особой залы для «приватных» собраний, ни для публичных экзаменов (для этой цели служила ученическая столовая, в торжественных случаях обычно посыпаемая желтым песком). На ежегодные представления семинарского Правления о необходимости строительства для семинарии новых зданий от духовного начальства приходили отказы ввиду предстоящего «в близком будущем», но из года в год откладываемого переезда семинарии в Минск.

Питание учеников было самое скудное, едва достаточное для утоления голода. Одежда также была скудная и бедная. Если условия жизни для казеннокоштных учеников считались очень суровыми, то для своекоштных нередко были едва выносимыми. Из-за невозможности найти удобную квартиру они жили в грязных крестьянских избах по окраинам города, вдали от семинарии и от надзора инспекции. Науками заниматься могли только при лучине или в лучшем случае при свете горящего конопляного масла в глиняном горшочке. Из-за недостатка средств среди своекоштных учеников нередки были случаи «изнеможения» от голода. Таковых бедолаг Правление семинарии «для сбережения жизни» принимало обычно в больницу и заботилось затем об их прокормлении, за что с отцов взималось от одного до двух рублей в месяц. Но, несмотря на все неблагоприятные условия внешнего быта, семинария твердо и неуклонно выполняла свое назначение. Любовь к науке и стремление к просвещению воодушевляли ее питомцев переносить все невзгоды, труды и лишения ради избранного высокого призвания.

К сентябрю 1840 г. семинария из Слуцка была переведена в Минск, где разместилась в приобретенном для нее каменном трехэтажном здании, став, таким образом, Минской не только по титулу, но и по месту пребывания. В семинарии имелась своя церковь в честь святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Впоследствии семинарский корпус достраивался.

Следует отметить, что после перевода учебного заведения в Минск его материальное положение заметно улучшилось.

Сразу же после переезда семинария была реформирована согласно новому Уставу, разработанному Духовно-учебным управлением при Святейшем Синоде. В курс обучения вводилось преподавание новых предметов: естественные науки, основы медицины и сельского хозяйства. Примечательно, что в Минской духовной семинарии преподавание агрономических наук активно совмещалось с практикой. На принадлежавших семинарии участках испытывались новые сорта зерновых, выращивались образцы луговых трав, культивировались аптечные, фабричные, огородные и другие растения. Для воспитанников был устроен обширный огород. Выращенные ими плоды поступали в семинарскую экономию, а семена успешно продавались. Наставники семинарии в это время написали множество научных заметок в области агрономии, печатавшихся в специальных периодических изданиях. Но после реформы духовных семинарий 1867 г. практическая сторона занятий утратила прежнее значение и преподавание сельского хозяйства превратилось в формальность.

Научный потенциал преподавателей семинарии вместе с тем привлекался и в области собирания и издания материалов, связанных с историей края. Так, в 1848 г. завершилась работа по изданию «Собрания древних грамот и актов городов, монастырей и церквей Минской губернии» под редакцией ректора семинарии архимандрита Геласия (Княжеского). А в 1864 г. вышло составленное другим ректором – архимандритом Николаем (Трусковским) – «Историкостатистическое описание Минской Епархии».

В 1884 г. Минская духовная семинария реформировалась по новому Уставу духовно-учебных заведений, разработанному Учебным комитетом при Святейшем Синоде. К семинарскому курсу прибавились: библейская история, сравнительное богословие, история и обличение раскола, обязательным предметом стало церковное пение, которому прежде не придавали важного значения и которое существовало лишь для обладавших хорошим голосом. Вместе с тем усилилось преподавание богословских предметов и ослабло преподавание небогословских – классических и новых языков, математики, философии. Прежнее разделение семинарского курса на общеобразовательный и богословский упразднилось, и богословские предметы стали преподаваться с младших классов. Для содействия религиозно-нравственному воспитанию учащихся появилась специальная должность духовника. Общим стремлением реформы было усиление в духовных школах церковности и патриотизма.

Несмотря на предпринимаемые высшей церковной властью усилия, духовное образование в конце XIX – начале XX столетия переживало глубокий кризис. Совмещение в системе училище-семинария общего и богословско-пастырского образования приводило к тому, что ни одно из них удовлетворительно не решало поставленных задач. Семинарии не давали воспитанникам ни общего образования, которое не уступало бы по уровню светским средним учебным заведениям, ни достаточной подготовки и заинтересованности к выполнению обязанностей священнослужителя. Это отрицательно влияло и на учебный процесс, и на воспитательную систему. В то же время нараставшие в стране революционные настроения проникали и в среду духовных школ, оказывая на них разлагающее действие. В 1905 г. в Минской духовной семинарии произошел бунт. Формальным поводом к нему послужило недовольство учащихся сокращением времени отпусков в город. Во время волнений была разгромлена канцелярия, квартира инспектора, квартира ректора, после чего в здании семинарии начался пожар. В результате учеба приостановилась на три месяца, а значительная часть учеников была отчислена.

Сложный период пережила семинария и в годы Первой мировой войны. В сентябре 1914-го большую часть семинарского корпуса занял лазарет духовно-учебных заведений Российской империи имени преподобного Серафима Саровского. В связи с этим учебный процесс проходил в крайне стеснительных условиях.

Вместе с тем семинаристы самым активным образом подключились помогать в лазарете. Они образовали дружины для переноски прибывавших в Минск раненых с железнодорожных вокзалов в местные лазареты. Большей частью переносили их в свой Серафимовский лазарет, а также в лазарет в Архиерейском доме и госпиталь в женском училище духовного ведомства. Очевидцы рассказывали, что семинаристы, перенося раненых в холодную погоду и слыша их жалобы, снимали верхнюю одежду и укрывали солдат, сами оставаясь в одних тужурках. Расстояние же до лазарета приходилось преодолевать неблизкое – около четырех верст. При этом семинаристы старались переносить раненых так, чтобы меньше растрясать, а по дороге угощали их разными лакомствами. В самом лазарете некоторые семинаристы исполняли различные поручения: помогали делать перевязки, работали в канцелярии, занимались свертыванием бинтов и пр. Для развлечения и утешения раненых учащиеся читали им газеты, а иногда семинарский хор и оркестр балалаечников устраивали концерты. Разделенные на очереди по 10–12 человек семинаристы ежедневно участвовали пением и чтением в совершении ранних литургий и всенощных бдений в семинарско-лазаретовском храме. В случае смерти кого-либо из раненых, участвовали в их отпевании и провожали на кладбище.

В сентябре 1915 г., в связи с наступлением германской армии, занятия в Минской духовной семинарии прекратились, имущество было эвакуировано, а здания перешли в военное ведомство. С декабря того же года учебный процесс возобновился, но проходил нерегулярно. Большую часть семинарского корпуса по-прежнему занимали военнолечебные заведения, поэтому учащимся приходилось перебираться с места на место. Занятия проходили в трех разных местах: в мужском духовном училище, в Архиерейском доме и в Екатерининской двухклассной церковно-приходской школе. Спальные помещения для учеников находились в больнице при семинарии, в больнице при женском епархиальном училище и в Свято-Духовом мужском монастыре. Ввиду того что часть семинарских постельных принадлежностей была передана в лазарет, приезжим воспитанникам предлагалось привозить с собой чехол для сенника, подушки и одеяло.

Осенью 1916-го занятия в разных классах начались не одновременно: 15 сентября – с учениками VI и IV классов, 15 октября – с учениками V и II классов, и продолжались в течение первой половины года для каждой группы по одному месяцу. Воспитанники в это время уже жили в семинарском общежитии. Общее число их составляло 208 человек с учетом поступивших из других духовных семинарий.

В начале сентября 1917 г. семинарское Правление уведомило учащихся, что учебные занятия в семинарии откладываются до особого извещения. В октябре в здании духовной семинарии расположился 1-й Революционный полк имени Минского Совета. Но уже в первой половине декабря 1917 г. Правление семинарии известило родителей учащихся, что занятия с воспитанниками III, IV, V и VI классов начнутся 8 января 1918 г. Ввиду обстоятельств военного времени и трудностей с приобретением продуктов в Минске воспитанникам предписывалось привезти с собой каждому не менее трех пудов ржаной муки, 20 фунтов свиного сала и 30 фунтов разных круп, а также грибы, стоимость которых согласно рыночной цене должна была быть включена в сумму 100 рублей – годовой оплаты за обучение.

Занятия в январе 1918 г. начались. Надо полагать, продолжались они и во время оккупации Минска германскими войсками. 10 декабря 1918 г. в город вступила Красная армия, установилась советская власть. Спустя некоторое время Минская духовная семинария на основании «Декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» была закрыта.

К концу 1920-х гг. школьное богословское образование совершенно прекратилось на всей территории Советского Союза. Оставалась возможность только для частного, индивидуального и нелегального обучения.

Возможность возобновления духовного образования появилась лишь на исходе Второй мировой войны, когда советское правительство изменило отношение к Церкви в лучшую сторону. Так, в соответствии с постановлением Совета народных комиссаров СССР № 511–147/с от 23 марта 1945 г. Московской Патриархии было разрешено организовать на территории Беларуси богословско-пастырские курсы с двухгодичным сроком обучения для 25–40 человек. Тогда по поручению Минского архиепископа Василия (Ратмирова) священник Виталий Боровой организовал и 25 ноября 1945 г. открыл на территории Жировичского Свято-Успенского монастыря (Гродненской области) богословско-пастырские курсы. Они разместились в двухэтажном корпусе, примыкающем к Успенскому собору монастыря. Первый набор составил 12 человек пожилого возраста, зачисленных после собеседования без экзаменов.

В 1947 г. Минский архиепископ Питирим (Свиридов) преобразовал богословско-пастырские курсы в Жировичах в Минскую духовную семинарию. Поскольку это событие совпало с закрытием духовной семинарии в Вильнюсе, 20 её воспитанников присоединились к числу жировичских студентов. Таким образом, число учащихся в Минской духовной семинарии в 1947/1948 учебном году достигло 110 человек. Условия жизни в первые годы были непростыми: крайне стеснительные жилищные условия, скудное питание. В условиях карточной системы каждый учащийся получал по 500 граммов хлеба в день. Со временем для нужд семинарии на средства Московской Патриархии возвели одноэтажный, а затем трехэтажный корпус. Преподавательскую корпорацию семинарии составили выпускники дореволюционных духовных академий, богословского факультета Варшавского университета 1930-х гг. и выпускники возрожденных в советское время духовных академий. Учебная программа соответствовала планам, разработанным Учебным комитетом при Священном Синоде Русской Православной Церкви в 1940-х гг. Учебный процесс регулировался специальными правилами для студентов, а также инструкциями для преподавателей, которые вырабатывались и принимались на педсоветах. Учебный комитет при Священном Синоде неоднократно указывал другим духовным школам, что педагогический процесс в них должен быть налажен по образцу Минской духовной семинарии.

С конца 1958 г. стало заметно меняться отношение государства к Церкви. Политическая программа Хрущева включала в себя и борьбу за «преодоление религиозных пережитков капитализма в сознании советских людей». В этот период Минская духовная семинария начала испытывать серьезные материальные трудности и все более усиливающееся давление со стороны государства. 1 января 1959 г. Слонимский горпищеторг прекратил продажу хлеба и других продуктов семинарии. Давление оказывалось на приходских священников, выдававших желающим поступить в семинарию рекомендации. «Разъяснительная» работа проводилась и с самими желавшими поступить в духовную школу. В результате с 1958 г. наметился резкий спад заявлений о зачислении в состав студентов Минской духовной семинарии.

Вместе с тем, с целью уменьшения числа семинаристов, власти стали широко практиковать призыв студентов в ряды Советской армии или на военные сборы. Контролирующие Церковь инстанции вмешивались в процесс обучения, чтобы до максимума сократить новый набор студентов. После 1959 г. в Минскую духовную семинарию не допускались новые абитуриенты, а студенты не прописывались и не пропускались в Жировичи. Председатель Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР В.А. Куроедов заявил о том, что необходимо принять все меры, «чтобы желающих поступать в семинарию не было». Кроме давления на учащихся семинарии и желающих поступить в нее, власти также старались убрать из семинарии и Жировичского монастыря «ненужных» преподавателей и монахов. В 1961 г. прием на первый курс уже не проводился. Число семинаристов резко сокращалось. Если в 1957 г. обучалось 264 человека, то в 1960-м насчитывалось только 65 человек, а к концу учебного года – всего 50. Во время весенних и летних каникул партийные организации на местах усилили работу среди учащихся семинарии и добились того, что многие из них не вернулись к учебе. К началу 1961/1962 учебного года прибыло всего 25 человек, из которых 10 обучалось на третьем курсе и 15 – на четвертом. В октябре этого же года намечалось призвать в армию 15 человек, после чего в семинарии осталось бы 10 семинаристов и 12 преподавателей. В связи с уменьшением численности студентов в октябре 1962 г. педсовет принял решение об упразднении должности помощников инспектора, сокращении до минимума обслуживающего персонала и закрытии семинарской столовой. В 1963 г. состоялся последний выпуск – всего пять человек. Хотя Минская духовная семинария и объявила новый набор, он не состоялся – власти предприняли усилия по недопуску поступающих. Исходя из сложившейся ситуации Учебный комитет при Священном Синоде 10 марта 1964 г. постановил исключить Минскую духовную семинарию из числа действующих учебных заведений Русской Православной Церкви. Здание духовной школы было передано монахиням недавно закрытых Полоцкого и Гродненского монастырей, часть архива и библиотеки передали в Московскую духовную академию, а инвентарь – Свято-Успенскому Жировичскому монастырю.

С этого времени вплоть до конца 1980-х гг. на территории Беларуси не действовало ни одной духовной школы.

Инициатором возрождения Минской духовной семинарии стал митрополит Минский и Гродненский, Патриарший Экзарх всея Беларуси Филарет (Вахромеев). Постановлением 14 октября 1988 г. Совет по делам религий при Совете министров СССР разрешил возобновить деятельность духовной школы. 11 апреля 1989 г. состоялось постановление Священного Синода Русской Православной Церкви о возрождении семинарии в Жировичах. Семинария расположилась на территории Успенского монастыря в здании, в котором когда-то размещалась Литовская духовная семинария, затем Жировичское духовное училище, а в советское время – Жировичский сельхозтехникум. 23 июля 1989 г. Блаженнейший Патриарх Великой Антиохии и всего Востока Игнатий IV освятил семинарию, а 15 сентября в ней начался учебный процесс. В 1990 г. при Минской духовной семинарии открылось заочное отделение. В 1991 г. семинария обрела статус высшего учебного заведения с пятилетним сроком обучения, а в 1996 г. при ней открылась Регентская школа. В 2000 г. учрежден студенческий журнал «Ступени», в 2002 г. – открыт церковно-археологический кабинет. В 2003 г. Регентская школа преобразована в Регентское училище. В 2004 г. при семинарии начало действовать «Молодежное миссионерское братство в честь преподобной Евфросинии, игуменьи Полоцкой». В 2007 г. Регентское училище преобразовано в Регентское отделение семинарии. 13 июня 2008 г. состоялось освящение семинарского храма в честь Вселенских Учителей и Святителей Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста.

В 2013/14 учебном году Минская духовная семинария перешла на Болонскую систему обучения по программе бакалавриата.

 

Гордей ЩЕГЛОВ, священник

На заставке: Минская духовная семинария. Фото нач. XX в.

Источник: Знаменитые выпускники Минской духовной семинарии: биографический справочник / автор-составитель священник Гордей Щеглов. – Жировичи: Минская духовная семинария, 2016. 

 



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 178. Последнее 2019-10-17 14:47:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 2-36-20
hvorov@inbox.ru