У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Почти ровесники

28.04.2015

Говоря о Козловичском народном хоре, которому в прошедшем 2014 году исполнилось 80 лет, каждый мало-мальски следящий за культурной жизнью Случчины в первую очередь вспоминает о его знаменитом руководителе Оресте Васильевиче Должонке, который моложе хора ровно на год. Орест Васильевич – человек известный. Под его руководством знаменитый хор получил звание «народного», стал известен не только по всей Беларуси, но и за её пределами. В 1970-е – 1990-е годы этот коллектив был визитной карточкой Слуцкого района, да и всей республики.

Родился Орест Должонок 7 мая 1935 года в крестьянской семье в деревне Подόмхи Докшицкого района Витебской области. Семья была не большая: отец, мать, да старший брат, который впоследствии умер в 1966 году. Почему ребёнку дали такое имя – неизвестно, а означает Орест – горец или тот, кто стоит на горе. Это мужское имя греческого происхождения. Мать, Павлина Викентьевна, в своё время при рождении осталась сиротой, воспитала её бабушка. А отец, Василий Антонович, был из многодетной семьи, в которой было 13 детей. Семья отца настолько была бедной, что, по его же рассказам, до лет 13–14 он ходил без штанов.

Деревня Подомхи в то время находилась на территории Польши. Западная Белоруссия после Советско-польской войны, согласно Рижскому договору 1921 года, находилась в составе Польши до польского похода РККА в сентябре 1939 года.

Довоенное фото семьи ДолжонкаВ 1912 году наблюдался массовый отъезд населения Европы в США в поисках лучшей жизни. Именно тогда во время первого рейса потерпел крушение британский трансатлантический пароход «Титаник» в Северной Атлантике, столкнувшись с айсбергом. Среди уехавших в Америку были и двое братьев отца, правда, добрались они благополучно, на борту «Титаника» их не было. Оба работали в шахтах. Один из братьев так и умер на чужбине, второй же в конце 1920-х годов вернулся из штатов, проработав там 16 лет. Он привёз много денег, но не «зажал» их, а помог построить семье Василия Должонка новый дом и купить 13 гектаров земли: пять – под пашню, остальные – под сенокосы. От дяди получили помощь и другие родственники, а сам он умер в 1940 году.

Орест был слишком мал в то время и почти ни чего не осталось в памяти. Помнит, что приходилось помогать, как мог, родителям: носил для хозяйства камни с речки, сгребал сено, ухаживал за скотиной. Какой может быть помощник в 5 лет? Колхозов в то время и быть не могло, каждый работал на себя, иногда соседи объединялись для отдельных видов работ. В хозяйстве было всё необходимое, так как земля была очень тяжёлая, приходилось держать двух лошадей – одна с плугом не справлялась.

В 1939 году произошло воссоединение Западной Белоруссии с БССР. Но до войны колхозы создать так и не успели.

Хоть и было Оресту всего 6 лет, начало войны отчётливо врезалась в память: тучи самолётов с гулом летели на восток. Деревня Подомхи – пригород Докшиц, и в ней постоянно стояли немцы. Однако дом отца стоял немного в стороне от деревни, на хуторе и немцев на постоянном постое там не было. Зато почти каждую ночь приходили партизанские разведчики.

Разные люди были среди немцев. Одни относились к жителям хорошо, другие, особенно эсэсовцы, были жестокие, высокомерные. Соседнюю деревню сожгли именно они из-за подорвавшейся на партизанской мине немецкой машины. Всего в Докшицком районе в годы Великой Отечественной войны погибло более 20 тысяч человек; было полностью сожжено 97 деревень, три деревни – Шуневка, Азарцы и Золотухи – были сожжены вместе с населением.

Жить в материальном плане было тяжело: и немцы себе постоянно забирали припасы, и партизан надо было поддерживать. Если бы немцы узнали, что в дом частенько наведываются партизаны – сожгли бы всю семью живьём, но Бог миловал – из семьи никто не погиб.

Отложилась в памяти Ореста Васильевича встреча с партизанским комбригом В.В. Гиль-Родионовым.

 

Владимир Владимирович Гиль. Довоенное фотоВладимир Владимирович Гиль родился в 1906 году в городе Вилейка.

К началу войны Гиль успел окончить Военную академию им. Фрунзе и в звании подполковника был назначен начальником штаба 229-й стрелковой дивизии. В первые дни войны его дивизия была окружена под Толочином, а сам Гиль был ранен и попал в плен. Вместе с другими солдатами и офицерами он был брошен в лагерь для военнопленных в польском городе Сувалки. Условия содержания в лагере были жесточайшими. От голода, холода, болезней ежедневно умирали люди.

Немцы неоднократно предлагали военнопленным перейти на службу к ним. Добровольцев не находилось. Вербовкой занимался штандартенфюрер Гофман, и, естественно, что в поле зрения Гофмана попал и Владимир Гиль – молодой подполковник, имеющий академическое образование и опыт командно-штабной работы.

Выбор был небольшой: состояние военнопленных дошло до критической черты – выжить или умереть. Посоветовавшись с верными друзьями из числа офицеров, В.В. Гиль решил принять предложение немецкого командования и создать из числа военнопленных добровольное воинское формирование, которое должно было действовать на стороне немцев. Отбор людей вёл сам Гиль и его доверенные лица, остальных насильно мобилизовали немцы. В результате была сформирована так называемая «дружина» – 1-я Русская национальная бригада из двух полков, которая впоследствии насчитывала около 3000 солдат и офицеров. Командир бригады Гиль принял псевдоним – Родионов, по имени деда по линии матери.

Личный состав дружины был одет в чешскую форму, знаки отличия аналогичны СС, однако погоны были собственного образца. На обшлагах мундиров офицеров имелась трёхцветная лента с надписью «За Русь!».

С самого начала в дружине было установлено суровое правило: никакого своеволия по отношению к мирному населению. Известно, что бойцы Родионова в расправах с населением не участвовали, а с партизанами старались в стычки не вступать. В апреле 1943 года, когда бригада располагалась в районе д. Лужки Шарковщинского района, прибыли представители от генерала Власова с целью агитации родионовцев в Русскую освободительную армию (РОА). Но никто из бригады не дал согласия.

Потом дружину перевели на новое место дислокации – в Докшицы. Здесь Родионов активно искал контакты с партизанами. В июле 1943 года ему удалось наладить связь с руководителем партизанской бригады «Железняк», а 16 августа в д. Будиловка Бегомльского района прибывает делегация от дружины во главе с Гиль-Родионовым. После обсуждения условий перехода на сторону партизан Гиль-Родионов перед строем зачитал приказ о переформировании дружины в 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду. Необходимо отметить, что большинство солдат и офицеров бригады, несмотря на своё пребывание в плену, а затем в добровольческом формировании, сохранило свою верность Отечеству, а наиболее ярые приверженцы немецкого режима были расстреляны или отправлены на Большую землю. Среди них – начальник разведки бригады генерал-майор Богданов, который уже после войны был казнён. Родионовцы наносили довольно ощутимые удары по врагу. Лишний раз это доказали операции в Зембине, Вилейке, «рельсовая война»…

16 сентября 1943 г. Владимир Гиль-Родионов награждён орденом Красной Звезды, также ему было присвоено воинское звание полковника. В апреле-мае 1944 г. в тяжёлых боях с карателями в Полоцко-Лепельской зоне бригада понесла большие потери – 1026 человек. В. Гиль-Родионов был смертельно ранен и умер 14 мая 1944 г.


 

5 мая 1948 г. Орест Должонок в 5 классеРодионов почему-то запомнился молодому пацану Оресту, хотя он видел его близко только однажды. Как-то в деревне давали концерт для партизан. Родионов сидел на табурете: нога на ногу, очень такой худой. Потом, когда Орест Васильевич учился в Молодечненском музыкальном училище, сдружился с сотрудниками КГБ, которые занимали несколько комнат на 2-ом этаже в этом же здании. Один капитан рассказывал ему, что в войну его вместе с радисткой сбросили с парашютами в партизанский отряд, и немцы постоянно бомбили именно там, где находился штаб Родионова.

Родионовцы долгое время находились в деревне, о них Орест Васильевич вспоминает – «хорошие хлопцы».

Семья Должонка. 20 октября 1948 г.Война подходила к концу, немцы отступали, чувствовалось, что вот-вот придёт освобождение. «Мы боялись, что немцы нас всех перестреляют перед отступлением, – вспоминает Орест Васильевич, – но мать дала им молока вдоволь, и они нас не тронули». Отец Василий вырыл окоп во дворе, чтобы можно было спрятаться, когда начнут стрелять наступающие бойцы. Но когда началась атака советских войск, стало страшно. Вой снарядов «Катюш», взрывы миномётных зарядов, пулемётные очереди… Решили, что нужно удирать в старые «царские» окопы, находившиеся метрах в 300, оставшиеся ещё с Первой Мировой войны. Там и отсиделись вместе с несколькими семьями.

Хорошо запомнил Орест Васильевич день освобождения. В деревню вошла группа советских солдат, которые расположились во дворе. Родители дали им покушать, а офицер сказал, что немцы больше не возвратятся никогда.

Орест Должонок с друзьями. Минск 6 августа 1953 г.Вскоре отца забрали в пехоту, и не в Советскую Армию, а в польскую, потому, что он хорошо знал польский язык, а надо было формировать Войско Польское. Всегда считал себя белорусом и был православным христианином. Служил не долго, так как был уже в возрасте, с 1901 года рождения, после Победы вернулся домой с контузией.

Вскоре после изгнания немцев открылась школа, Орест с братом пошли учиться.

Орест Должонок в армии. 7 ноября 1954 г., с. Духовское, Приморский крайПока отца не было, хозяйство вёл старший брат с матерью, пытался, как мог, помогать и 9-летний Орест – пробовал уже косить. Надо сказать, что семье повезло, что до войны не пришла в их места коллективизация. Так как семья была не большая, были достаточно большие запасы продуктов, которыми можно было откупиться от немцев и помочь партизанам. Да и беженцам ни когда не жалели. В результате и корова, и кони в семье к концу войны сохранились. Было на чём пахать землю и кое-чего покушать.

Запомнился случай, когда старушка-беженка зимой пришла просить поесть, а немецкий офицер достал пистолет и прогнал её, хорошо, что не убил. И она пошла по огромным сугробам дальше, голодная.

Орест Должонок в армии. Работали в Докшицком крае на своей земле и при польских панах, и при немцах, и после освобождения… Только в 1949 году Василию Должонку пришлось вступить в колхоз. Не было у него тогда другого выбора, так как частные хозяйства обложили невероятными налогами и повинностями.

Оресту в колхозе досталась персональная задача: окучивать конём картошку всего колхоза. Мужчин в колхозе было мало, приходилось ходить и на косьбу сена. Особенно не по себе было косить на болотах, где почва под ногами волной ходит, вывозили сено оттуда уже зимой по льду.

Орест Должонок в армии. В школьные годы Орест вступил в комсомол, был активистом. Запомнилось, как стоял в почётном карауле возле портрета Сталина, когда тот умер, плакал, как и все. После окончания школы в 1953 году поехал поступать в пединститут на исторический факультет. Но «завалил» диктант – не был готов начать писать сразу же, как только расселись в аудитории, да и диктовали быстро – не то, что в сельской школе. В результате часть диктанта не написал вообще и получил низкую оценку, пришлось уехать домой.

Орест Должонок в армии. В 1954-м хотел поступить в военно-морское училище, но не прошёл медицинскую комиссию по слуху. Тогда целенаправленно из Ленинграда в Полоцк приехала отборочная комиссия. Врачи не объяснили деревенскому парню, что нужно отвечать на шёпот врача, в результате Ореста забраковали.

Призвали в армию. Долго везли в «телятниках» – товарных вагонах. Внутри по бокам были сделаны стеллажи, для сна и отдыха. Призывники были все оборванные, ну кто же наденет хорошую одежду в армию? В городе Омске всех призывников сводили в баню. Там Орест Васильевич чуть было не погиб, когда пролезал под вагонами на станции: состав резко тронулся, и он чудом успел выскочить из-под колёс. В составе был отдельный вагон с кухней, кормили новобранцев довольно-таки сносно, да и хватало – физическим трудом в пути не занимались, калории тратить было не на что, только ели да спали.

Орест Должонок в армии. Ереван.В Приморском крае направили в полковую школу младших командиров. К тому времени Орест Васильевич уже немного увлекался музыкой. Взяли его играть на большом барабане – отбивать ритм во время занятий по строевой подготовке.

Кормили очень плохо. Постоянно в рационе была лишь перловка и сечка, редко пюре из сушёной картошки. Рыбы и мяса давали в мизерном количестве. Тушёнка, как и гречневая каша, была только по большим праздникам. Спасало от голода то, что рыба, солёная кета и горбуша, в магазине продавалась почти за бесценок, и скудное денежное довольствие шло на её покупку. Ели эту жирную рыбу без хлеба, просто так. Белый хлеб давали солдатам только в госпитале. В увольнение пускали часто, особенно нравилось ходить на концерты, даже китайцы туда приезжали с гастролями. Тогда впервые Орест Васильевич увидел женщин в брюках.

Орест Должонок в армии. ЕреванОднажды из военкомата, которым призывался Орест Должонок, пришло в часть письмо о том, что мать его при смерти. Командование хотело это утаить, но «солдатское радио» сделало своё дело – отпуск дали. Должен был отправиться Орест «дембельским» поездом в Ленинград, а это почти 10 000 километров, который по нормативам проходит только 300 километров в сутки; из этого расчёта и дали солдату отпускной билет. Конечно же, смышлёный солдат добрался до дома гораздо быстрее, в результате чего получилось целых 33 дня отпуска дома.

Орест Должонок во время учёбы в МолодечноНа Дальнем Востоке служил два года в селе Духовское зенитчиком, потом часть переформировали и направили в Ереван. Вызвано это было неспокойной обстановкой на границе Армении с Турцией после вступления последней в 1952 году в НАТО. Ехали целых 26 суток, можно сказать, опять отпуск! Основное развлечение в пути – игра в домино на деревянных чемоданах. Во время движения поезда вдоль границы с Турцией было приказано всем раздеться до пояса, да и вообще не открывать дверей со стороны границы, чтобы враги не догадались, кого и куда везут.

В Ереване служил тоже в артиллерии, но уже миномётчиком. В основном строили казармы, военные городки. Был даже построен бассейн, где можно было купаться, рядом – два сада с фруктами. Здесь тоже, как и на Дальнем Востоке было голодно, подкрепиться можно было единственно фруктами.

Орест Должонок во время учёбы в МолодечноКак-то полковник, начальник особого отдела дивизии собрал всех «дембелей» и начал агитировать остаться, обещал после учёбы и звание, и жильё. Орест Васильевич не согласился, демобилизовался старшим сержантом. Хотя сейчас говорит об этом с сожалением – надо было соглашаться.

Орест Должонок во время учёбы в МолодечноПервое время после демобилизации работал токарем Докшицкой МТС, там же работал брат. Поступил в Белорусский институт механизации сельского хозяйства на заочное отделение. Когда началась учёба, понял, что не справится с точными науками самостоятельно, учёбу бросил.

Потом друзья брата уговорили поступать в недавно открывшееся Молодеченское музыкальное училище. К тому времени весь музыкальный опыт Ореста Васильевича состоял из игры по слуху на аккордеоне, который отец купил после войны. На экзаменах проверили слух, чувство ритма и голос. Всё оказалось в порядке. Так он стал учащимся хорового отделения.

Все 4 года учёба шла легко. Предметы усваивал без особых проблем, после 2-го курса стал уже подрабатывать в музыкальной школе, в художественной самодеятельности.

Орест Должонок во время учёбы в МолодечноВскоре сошлись ближе с будущей супругой, которая училась на том же отделении, но была на год моложе, поженились, родилась дочка. Очень выручали молодых супругов соседи по общежитию: постоянно присматривали за ребёнком, пока родители были на занятиях.

На хоровом отделении с Орестом Васильевичем училась Тамара Григорьевна РаевскаяНа хоровом отделении с Орестом Васильевичем училась Тамара Григорьевна Раевская, впоследствии известная белорусская певица. Девушка она была способная. Постоянно ездила в Минск на репетиции с оркестром белорусского радио. Несмотря на это, будущую звезду нашей эстрады отчислили за пропуски занятий. Но карьера её на этом не кончилась: работала на радио солисткой оркестра и заочно окончила Минское музыкальное училище.

Однокашником был и известный в дальнейшем мэтр российской эстрады Юрий Антонов. Он поступил после 7 классов, был на десять лет младше Должонка и к нему большинство студентов относилось снисходительно из-за возраста. В свои 14 лет Юрий заметно отличался от остальных. Постоянно ходил с радиоприёмником и жадно вслушивался в зарубежные мелодии. За это его чуть было не выгнали из училища – к зарубежной эстраде тогда относились с подозрением, если не враждебно.

Однокашником был и известный в дальнейшем мэтр российской эстрады Юрий АнтоновНо он был молодчиной, упрямым и трудолюбивым – опережал время на десятилетия. Уже после учёбы Орест видел его в Слуцке на концерте с джазовым ансамблем. Нечаянно встретил его на отдыхе в Сочи, но оба спешили по своим делам, пообщавшись, что называется, на лету.

Молодеченское музыкальное училище. 2-й выпуск. Орест Должонок рядом с женой Яниной ТрацевскойВ 1963 году пришло время распределения выпускников, но супружеская пара, сразу два специалиста с одинаковыми профессиями, нигде не была нужна. Пришлось ехать в областное управление культуры для решения вопроса. Как раз в это время там был начальник слуцкого отдела культуры Пасько, который предложил ехать поднимать Козловичский народный хор. Так в 28 лет Орест Васильевич стал заведующим клубом и руководителем местного хора. В деревне тогда ещё не было света, не говоря уже об асфальте. Зарплата – 47 рублей 50 копеек. Ещё 60 рублей согласился доплачивать от колхоза его председатель Сергей Дмитриевич Лемещенко, будущий Герой Социалистического Труда. Жили в съёмном жилье сначала в Козловичах, потом на квартире в Слуцке. Для супруги, Янины Эдвиновны, работы по специальности в Козловичах не нашлось, ходила пешком в д. Большая Слива преподавать пение в школе. Наконец жене дали направление и приняли на работу в Слуцкую музыкальную школу, без направления не принимали. С благодарностью вспоминает ветеран Анатолия Яковлевича Зеленкевича, первого секретаря райкома партии в 1962–1967 годах. Это он помог получить квартиру в Слуцке и устроить супругу на работу в музыкальную школу.

Козловичский народный хор. Первый руководитель – Прохор Мартынович Василевский (в центре). 1939 г.Хор, как таковой, не действовал, был в упадке, хотя был создан ещё в 1934 году. Тогда молодой сельский учитель Прохор Василевский объединил голосистых односельчан в хоровой кружок, ставший впоследствии настоящим хором. Его артисты неоднократно украшали своим творчеством не только белорусские, но и всесоюзные подмостки. До Ореста Должонока в разные годы с хором плодотворно работали Игнат Лагун и Владимир Жлуктенко.

Пришлось собирать людей заново. Многие молодцы, откликнулись. В 1965 году проходила III республиканская декада самодеятельного искусства БССР. Козловичский хор, который насчитывал тогда уже 53 человека, в течение 2-х недель прошёл все отборочные конкурсы и был включён в заключительный республиканский концерт. Коллективу присвоили звание «народный», а 12 его лучшим участникам – звания артистов народного хора.

Был, потенциал у хора. Да и Орест Васильевич являлся фанатом своего дела. Сергей Дмитриевич Лемещенко, председатель колхоза, первое время относился к руководителю хора настороженно. Но со временем изменил своё отношение. Шли на «жертвы» ради общего дела жёны и мужья участников хора, ведь порой артисты уезжали и на неделю и на две, а в деревне у каждого работа, хозяйство. Сейчас Орест Должонок считает, что 70-е и 80-е годы прошлого века были временем расцвета коллектива. Ездили много: Москва, Ленинград, Украина, разные города Беларуси. И всюду их принимали на «ура».

Козловичский народный хор. Москва. ВДНХ. 1969 г.Особо запомнились выступления на ВДНХ где хор получил бронзовую медаль, в Сокольниках и Центральном доме Советской Армии им. М.В. Фрунзе (ЦДСА) в Москве в 1969 году. Хор участвовал в открытии Мавзолея В.И. Ленина после его ремонта.

Козловичский народный хор. Москва. ВДНХ. 1969 г.Со временем хоровой коллектив стал своеобразной визитной карточкой Слуцкого района. В программе пребывания на Случчине любой делегации, особенно из-за рубежа, было выступление хора в Козловичах. Проводили концерты для немцев, поляков, шведов, японцев…

Для встречи каждой делегации старались приготовить какой-то сюрприз, чтобы «взять за душу» гостя. Например, японскую делегацию «взяли» исполнением их народной песни «У моря, у синего моря». Она, кстати, была очень популярна в то время у нас в стране. В исполнении хора песня звучала особенно красиво. Японцы прослезились, и долго потом благодарили.

Запомнилась Оресту Васильевичу и одна из многочисленных поездок в город-побратим Бровары, когда хор подготовил украинскую песню «А льон цвіте синьо, синьо. А мати жде додому сина». Весь огромный зал встал со слезами на глазах – было очень трогательно.

Орест Должонок с женой Яниной Эдвиновной. Москва. ВДНХ. 1969 г.Понравилась поездка в Ленинград на 180-летие со дня рождения А.С. Пушкина в 1979 году. К тому времени в хоре уже была оркестровая группа. Артистам для переезда из Ленинграда в Гатчину была выделена специальная электричка. Выступали на различных площадках до самого позднего вечера.

В связи с 50-летием Козловичского народного хора приказом по управлению культуры облисполкома семи участникам этого старейшего в республике самодеятельного коллектива было присвоено звание «Артист народного театра». Это – колхозники Нина Данилевская, Галина Гостюкевич, Раиса Колядко, Нина Масюк, Галина Хотько, Жанна и Владимир Шатко.

За время работы приходилось встречаться и с руководителями, занимавшими высокие государственные посты. На республиканском семинаре, проходившем в Козловичах, после выступления хора с концертом, к Оресту Васильевичу подошёл Пётр Миронович Машеров. Поговорили несколько минут, Пётр Миронович очень хвалил, восхищался талантом участников. Председатель колхоза С.Д. Лемещенко заметил это и на радостях отправил весь хор в козловичский ресторан: «Иди и закажи всё, что люди пожелают», – сказал он.

За время работы Ореста Васильевича из Козловичского народного хора вышло огромное количество эстрадных артистов, которые и сегодня несут радость зрителям. Посмотрите старые фотографии, и вы увидите множество знакомых лиц.

За годы работы руководителем хора установились неплохие отношения с властью. Однако, через 7 лет после выхода на пенсию, в 2002 году, пришлось расстаться с родным коллективом и уступить место более молодым. Возраст взял своё.

Хотя хор и потерял былое величие, осталось только 25 участников, он по-прежнему несёт высокое звание «народного». В 2007 году хор стал дипломантом областного фестиваля «Пеўчае поле» и VII областного фестиваля народного искусства «Напеў зямлі маёй». С 2011 года народным хором руководит Светлана Расич. Среди многочисленных наград – диплом за верность традициям хорового искусства областного фестиваля хорового искусства «Пеўчае поле» в 2010 году, диплом II степени VII международного фестиваля «Сомородки-2013» в Севастополе.

Козловичский хор на 100-летнем юбилее со дня рождения Я.Купалы в Вязынке. 1982 г.Сердечно сказала на этом фестивале участница хора Раиса Колядко:

«Народная музыка – это наша жизнь, мы живём ею. Эти песни родились у наших предков, у наших дедов, оттуда и к нам перешли, а мы, беларусы, эти песни поём, работаем, радуемся жизни…».

Орест Должонок со сводным хором Слуцкого районаПосле расставания с хором занятия музыкой Орест Васильевич не оставил. Вплоть до 2014 года работал с вокальными коллективами в деревнях Лядно и Маяк.

За время своей творческой трудовой деятельности неоднократно награждался различными дипломами и грамотами. В 1980 году было присвоено звание – Заслуженный работник культуры БССР. Указом Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 28 апреля 1995 г. за заслуги в развитии самодеятельного музыкального искусства хормейстер Козловичского народного хора Слуцкого района Орест Васильевич Должонок был награждён Почётной грамотой Президиума Верховного Совета Республики Беларусь.

Участники хора на чествовании победителей соревнования в полеМногие личные документы артиста теперь можно найти только в Зональном государственном архиве в г. Слуцке. Там хранятся: автобиография, похвальный лист за успехи в боевой и политической учёбе и безупречную службу в рядах Вооружённых сил СССР за 1957 год, дипломы лауреата фестивалей и смотров народного творчества за 1964–1987 годы, Почётные грамоты ЦК КПСС, Совета Министров СССР, Верховного Совета БССР, Министерства культуры БССР, Минского областного управления культуры за творческие успехи и активное участие в развитии художественной самодеятельности за 1964–2004 годы, поздравительный адрес Управления культуры Миноблисполкома в связи с присвоением звания «Заслуженного работника культуры БССР» от 29 августа 1980 года, текст песни «Наш край Случанскi», автором которой является Должонок О.В., фотографии разных лет.

Давно уже выросли и живут отдельно дочь Оксана (1963) – в г. Одессе, дочь Татьяна (1966) и сын Игорь (1976) – в Слуцке. Из всех детей музыкантом стал только Игорь.

Оценивая сегодняшнее состояние и отношение к культуре в стране, Орест Васильевич говорит о необходимости реорганизации всей системы, учитывая сегодняшние реалии.

Иван Афанасьевич Черепко (с бородой) сейчас руководитель детского цимбального оркестраС высоты прожитых лет артист гордится собой: «Хоть хор и был, как говорили, «колхозным», но пели мы хорошо, на достойном уровне!». Вот так и получилось, что, по сути, случайный выбор Ореста Должонка оказался призванием на многие годы.

Восьмидесятилетие – прекрасный возраст для тех, кому посчастливилось до него дожить, для тех, кто окружает этого замечательного человека. И пусть ему уже тяжеловато принимать множество гостей, слушать тосты и поздравления, всем дарить внимание и улыбки – поверьте, именинник очень рад своему юбилею. Рад, что продолжается эта прекрасная жизнь, что есть, кому его поддержать и поздравить.

Мы сегодня все желаем Оресту Васильевичу мира, тепла и радости от каждого прожитого мгновения! А если жизнь задаст трудные ребусы, то он их с лёгкостью разгадает, ведь это тот возраст, когда «молодость уже знает, а зрелость ещё может», судьба влечёт и обещает, а счастье рядышком кружится!

С юбилеем в этот прекрасный день!

 



 

Владимир ХВОРОВ

Фото из личного архива юбиляра



 

О роли и месте В.В. Гиля-Родионова в Великой Отечественной войне по-прежнему ведутся горячие дискуссии. Автор статьи не претендует на истину, история ещё не расставила всё на свои места. Изложена позиция героя статьи исходя из его детских впечатлений.

 

07.04.2016

Как стало известно, в субботу, 1 апреля 2016 г., Орест Васильевич Должонок ушёл из жизни...

 



Назад
Комментариев: 1

анатолий василевич 2016-02-02 14:27:55

Мои родители и многие родственники из деревни Козловичи.Дед Тетерник Даниил пел в колхозном хоре. Двоюродные сестры отца тоже выступали в хоре. А не сохранилось ли видеовыступлений хора?Помню что видел своего деда в телике 70-80г., то есть какие то видео должны были сохраниться. Может Вы в курсе где искать? В архивах или может в самом колхозе что то сохранилось. СПАСИБО!

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 2256. Последнее 2018-10-15 19:48:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru