У нас на сайте
Ссылки

Группа компаний «ТВОЯ СТОЛИЦА»

 

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Анатолий Игнатьевич Дубовский

14.06.2017

Анатолий Игнатьевич Дубовский принимал участие в освобождения Слуцка и Слуцкого района от немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. В связи с этими биографическими событиями в 1982 году ему присвоено звание «Почётный гражданин г. Слуцка».

Анатолий Игнатьевич родился 10 августа 1922 года в крестьянской семье в деревне Тесово ныне Солигорского района Минской области. Окончил школу в родном селе, после чего работал бухгалтером и учителем. В феврале 1940 года призван на срочную службу в Красную Армию. С июня 1941 года участвовал в Великой Отечественной войне. В 1942-м вступил в ВЛКСМ.

После войны окончил Белорусский государственный университет. В 1950 году избран председателем колхоза имени Чкалова. Вывел колхоз в число передовых сельскохозяйственных предприятий Солигорского района.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 апреля 1971 года за достигнутые успехи в выполнении заданий пятилетнего плана и достижение выдающихся результатов в развитии сельскохозяйственного производства был удостоен звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Без отрыва от производства окончил аспирантуру, защитив диссертацию на соискание степени кандидата экономических наук.

С 1974 по 1985 года – первый секретарь Солигорского райкома Компартии Белоруссии.

Избирался депутатом Верховного Совета Белорусской ССР.


Вот что пишет Анатолий Панасенко в статье «Война старшего лейтенанта Дубовского» (Газета «Шахтёр», 2016).

Великую Отечественную старший лейтенант, командир кавалерийского эскадрона Дубовский провоевал «от звонка до звонка». Его героический боевой путь отмечен четырьмя орденами, семью медалями, в том числе красивейшим орденом Александра Невского, которым награждали офицерский состав Красной Армии за особые заслуги. Кавалерист Дубовский был четырежды ранен (два раза тяжело), контужен.

Семья Дубовских была дружной, трудолюбивой, хотя жили небогато. Дети – Анатолий (старший), Ольга, Владимир, Лена рано начали помогать родителям по хозяйству, трудились на земле. Все бы хорошо, но в 1937 году умер отец Игнат Семёнович, и все мужские обязанности в семье легли на плечи старшего сына. После окончания школы он стал учительствовать в Старых Терушках, принёс маме Ефимии Андреевне первую зарплату.

К тому времени в Европе уже вовсю «хозяйничали» фашисты, советское руководство усиливало Красную Армию. Молодой сельский учитель читал, слышал об этом и сделал для себя выбор – буду офицером, поступлю в военное училище. Вот только все не решался сказать об этом маме. В школе о выборе Анатолия знали, а вскоре об этом узнала и она.

– Трудно нам будет без тебя, Толя, – не пряча слез, сказала Ефимия Андреевна. – Но, если решил, значит это твой выбор. С Богом!

В Старобинском военкомате Анатолий попросил направить его на учёбу в Тамбовское военное кавалерийское училище. Так, в июне 1941 года, за несколько дней до начала войны, Дубовский стал курсантом вышеназванного училища. Будущий офицер успел написать домой единственное письмо. И началась война. Армии были нужны новые офицеры. И вот в конце 1942 года А. Дубовскому, вместе с другими курсантами, присвоили звание лейтенанта. А ночью молодые командиры уже уезжали на фронт. Почти весь выпуск училища попал на Сталинградский фронт, где лейтенант Дубовский воевал практически год.

…Комполка находился в небольшом блиндаже, в степной балке, припорошённой первым снегом.

– С прибытием тебя, лейтенант! Принимай взвод конницы, – скороговоркой пробасил командир полка и протянул руку Анатолию. – С личным составом познакомишься в расположении эскадрона.

Так началась фронтовая жизнь лейтенанта Дубовского. Кавалеристам его эскадрона приходилось в изматывающих боях поддерживать нашу пехоту, танковые атаки. Об ожесточённости кровавых боев свидетельствует тот факт, что многие станицы, улицы, дома по несколько раз переходили из рук в руки, подчас личный состав рот, полков, дивизий уничтожался почти полностью, с двух сражающихся сторон. Но приходило пополнение, и кровопролитие продолжалось с новой силой, с новыми жертвами. Вчерашний курсант Дубовский видел это своими глазами.

…Конники Анатолия находились в резерве, а наши передовые части вели бой. Немецкая авиация непрерывно бомбила позиции красноармейцев, да так, что вокруг все взрывалось и горело. В такой обстановке эскадрон Дубовского получил приказ после нашего артобстрела атаковать степную станицу Александровка. У наших кавалеристов только автоматы, карабины да шашки.

И вот конники пошли в атаку на танки, замаскированные на околице села. Гитлеровцы подпустили наших всадников поближе и открыли плотный пулемётный огонь. Конница отхлынула назад, атака захлебнулась. После такой неудачи эскадрон Анатолия усилили отделением противотанковых ружей. Вот тогда бой стал другим. Лейтенант Дубовский верхом вырвался вперёд и обнаружил в зарослях нескошенной осенью кукурузы группу гитлеровцев и вражеский автомобиль с пехотой, который «драпал» по кукурузному полю. Взяв с собой двух кавалеристов, лейтенант скрытно, оврагом, обошёл гитлеровцев с фланга и автоматным огнём лично уничтожил шестерых фашистов, взял в плен офицера. Гитлеровцы открыли ответный огонь с автомашины, убив нашего бронебойщика. Что делать, враг на машине ретировался. Дубовский, стремглав соскочил с лошади, поднял противотанковое ружье убитого бойца и открыл огонь по автомашине. Со второго выстрела лейтенанта она запылала. Тем временем бойцам Дубовского удалось уничтожить немецкий танк, который укрылся в капонире. В том памятном бою командир сабельного эскадрона лейтенант Дубовский был тяжело ранен – вражеская пуля «прошила» ему навылет грудь и задела лёгкое. За мужество и отвагу он был награждён первым боевым орденом Красной Звезды.

…В колхозном саду у деревни Жуховичи, что на Случчине (здесь автор, вероятно, напутал. Жуховичи находятся в Кореличском районе и освобождали их 4 июля 1944 г., а Слуцк – 30 июня. – В.Х.), наливались на июльском солнце вишни. Группа разведчиков-кавалеристов эскадрона гвардии старшего лейтенанта А. Дубовского выдвинулась вперёд основных сил полка и, увидев вишни, соблазнилась ягодами. Углубившись в сад, они обнаружили… три вражеских орудия, три танка, два грузовика. Немцы, отступая, решили здесь, в затишке, отдохнуть. В то время Красная Армия уже активно освобождала Беларусь, набирала мощь операция «Багратион».

Вскоре к деревне прискакал эскадрон Анатолия Игнатьевича. Старший разведчик доложил командиру: «В саду «гансы». У них танки, орудия…».

Завязался бой, где козырями кавалеристов были внезапность и напор, а у противника – бронетехника и замаскированные позиции. «Лично старший лейтенант Дубовский в этом бою уничтожил из карабина 12 немецких солдат и двух офицеров застрелил из пистолета». Так было записано в наградном листе на старшего лейтенанта Дубовского. На его груди засиял орден Александра Невского.

Дополнительно 21-летнего командира наградили недельным отпуском на родину. В это время подразделение находилось на переформировании.

Возвратившись на фронт, А. Дубовский освобождал Слуцк, Барановичи. А далее Анатолий со своими конниками воевал в Польше, Венгрии, Чехословакии.

Во фронтовой биографии Анатолия были как «глянцевые» страницы с перечислением побед и наград, так и непарадные. Они, не золочёные, как офицерские погоны, а черные от дыма и вздыбленной разрывами земли, красные от пролитой крови, печальные от неоправданных потерь. Давайте одну такую страницу раскроем.

…Та переправа на юге Украины запомнилась офицеру Дубовскому надолго. Рядом с ней – железнодорожная станция. Чтобы её захватить, необходимо переправить через реку наши части. С этой целью лейтенанта вызвал к себе заместитель командира дивизии.

– Основные силы будут заняты на переправе, – объяснил он Анатолию. – Задача твоему эскадрону – отвлечь противника боем в районе этой высоты. – И подполковник показал точку на карте. Дубовский возвратился в расположение и наблюдал начало переправы в бинокль. Вражеский берег был укреплён дотами, замаскированными орудиями. Немцы открыли по плотам с красноармейцами шквальный орудийно-пулемётный огонь. Десятки бойцов погибли, многие утонули. Гитлеровцы также обстреливали и подступы к высотке, куда должны были выдвинуться кавалеристы. Лейтенант направил свой эскадрон другой дорогой, которая не обстреливалась противником. Цель манёвра – выполнить боевую задачу с минимальными потерями. Командир эскадрона Дубовский к тому времени был уже опытным офицером и старался беречь своих бойцов. Кавалеристы в итоге высоту взяли, но задержали выполнение приказа на 20 минут. После кровопролитной переправы заместитель командира дивизии вызвал старшего лейтенанта Дубовского к себе в штаб.

– Кто дал тебе право задержать атаку? – разъярённый подполковник набросился на подчинённого с угрозами и матом. – Под трибунал пойдёшь, в штрафбат…

Наш герой в штрафбат не попал, но вскоре приказом по дивизии был разжалован в лейтенанты. Командование учло его предыдущие боевые заслуги – два ордена, ранения. Такова она – военная судьба!

Войну старший лейтенант Дубовский закончил в Праге 15 мая. Его эскадрон уже после Победы добивал локальные группы гитлеровцев в горах…

«Покончив счёты с войной», весь в орденах, Анатолий вернулся домой, возглавил Погостский сельсовет. Но крестьянского сына, в душе хлебороба, тянуло к земле. Вскоре его выбрали председателем колхоза имени Чкалова, который когда-то создавал ещё его отец. 24 года возглавлял Анатолий Игнатьевич это хозяйство, которое стало в 70-е годы одним из лучших в республике. За это время в колхозе были построены новые мастерские, фермы, Дом культуры, торговый центр со столовой и гостиницей, современная баня. Урожайность зерновых у «чкаловцев» была рекордной в районе – 42 ц с гектара, свеклы – 400 ц и т.д.

Восемь лет Анатолий Игнатьевич работал первым секретарём Солигорского райкома партии. Во многом благодаря его организаторским способностям наш район по социально-экономическим показателям занимал одно из первых мест в области. Особое место уделялось молочному животноводству. По инициативе Дубовского в колхозах начали применять беспривязное содержание крупного рогатого скота, а в районе появился первый на Минщине клуб доярок-четырёхтысячниц. Богатые урожаи выращивали на осушённых торфяниках в совхозах «Новое Полесье», «Прогресс».

Уже на пенсии Анатолий Игнатьевич Дубовский стал председателем колхоза «Третий решающий». За первые пять лет его работы в этом коллективе почти в три раза увеличились объёмы производства. Настоящий прорыв!

Анатолий Игнатьевич умел и любил работать с людьми, относился к ним уважительно, бережно. Даже те, с кем ему, как руководителю, приходилось расставаться (освобождать от работы), вспоминают, что он делал это исключительно тактично, стремясь найти другую работу. Люди это видели и уважали Дубовского. Это был хлебороб от земли, талантливейший руководитель, глава большой семьи.

Анатолий Игнатьевич прожил яркую, светлую, богатую на события жизнь. Он любил жизнь, людей, отдавал им свою душевную теплоту. Умер 2 мая 1996 года.


 

 

А вот что находим в книге «Труд, талант, доблесть» (Издательство «Беларусь», 1981). Правда, Н. Сергиевич немного напутал с Орденом Александра Невского, но статья в целом помогает сформировать образ руководителя.

 

 

КОРНИ ЗЕМНЫЕ

Из столицы Анатолий Игнатьевич Дубовский возвращался глубоко задумавшись. Шофёр, привыкший к словоохотливости своего председателя, понимал, что случилось что-то необыкновенное. Пытался начать разговор, но, почувствовав, что он не получается, смолк и сам. Подъезжая к деревне Погост, Дубовский попросил:

– Не домой меня, а в контору колхоза.

Оставшись наедине с собой, Анатолий Игнатьевич ещё раз возвратился к разговору, состоявшемуся сегодня в обкоме партии. Говорили долго. На прощание секретарь сказал: «Председатель колхоза из тебя получился хороший, к тому же ты умело сочетал работу хозяйственника с научным исследованием. Считаю, что кандидату экономических наук под силу возглавить райком партии».

Дубовский думал: «А так ли это? Одно хозяйство – и двадцать девять. Если бы все они были на уровне колхоза имени Чкалова, другое дело. Здесь получают уже по 35 центнеров зерна с гектара, 230 картофеля. А есть же ещё такие, где 14 центнеров предел. Да разве районный партийный вожак имеет дело только с аграрными вопросами? Он одинаково ответствен и за человека, землю, лес, воду, за все, что связано с жизнью».

В контору зашёл шофёр Анатолий Белькевич.

– Почему так поздно? – прервав свою мысль, спросил Анатолий Игнатьевич.

– Нет, председатель. Мы управились до захода солнца. Увидел свет в окнах, понял, что вы вернулись. Вот и заглянул.

– Ну и как?

– Очень хорошо. 40 голов молодняка завесили 16 тонн 700 килограммов. И все приняты высшей упитанностью.

– 16 тонн? Неплохо, – согласился председатель и невольно перенёсся в далёкий 1950 год, когда земляки деревни Тёсово, что на Солигорщине, впервые выбрали его председателем колхоза.

Обычно новый председатель думает, с чего начинать. Дубовский начал с земли. 6 центнеров зерна с гектара, 60 – картофеля не могли удовлетворить его. Хотелось большего. Но голодная земля не хотела сполна платить человеку за его труд. Нужно было накормить эту землю. А чем? На фермах было жиденькое стадо – 40 коров. Минеральные туки – на вес золота. Да и мало приходилось тогда на колхоз.

– Люпин может помочь, – делился молодой председатель своими соображениями с односельчанами. – Озимые и картофель сеять только по люпину.

Как обычно в новом деле без скептиков не бывает. И здесь:

– А семена где?

– Шуточки! 500 гектаров люпина!

Первый год в колхозе имени Чкалова посеяли на семена 100 гектаров люпина. А на следующий, как и предполагал председатель, озимые и картофель уже легли по зеленому удобрению. Урожай почти удвоился.

– Отменно! – радовались люди.

– Мало, очень мало, – не соглашался председатель.

Весной чкаловцы начали заготовку жиже-дерновых компостов. Узнали в районе об этом, собрали семинар председателей и специалистов колхозов. Дубовский делился своими мыслями, считал, доказывал, что это выгодное дело и надёжный путь к большому хлебу. И здесь нашлись скептики.

– Ну что даст земля земле?

Дала. Когда на каждый гектар положили по 30 тонн такого компоста, урожай увеличился ещё на 4 центнера. Трудодень люди мерили уже килограммами. Создавалась база для развития животноводства. А скот, в свою очередь, – база для поднятия урожая.

Когда началось укрупнение колхозов, к чкаловцам присоединились соседние сельхозартели. Границы хозяйства расширились. На фермах увеличилось стадо, но прибавилось и забот председателю. Анатолий Игнатьевич почувствовал: чтобы руководить таким хозяйством, нужно больше знаний.

Он поступает в университет.

Сочетать учёбу с работой председателя – нелёгкое дело. Но сила воли, выработанная ещё в детстве, не изменила и теперь. Университет окончил успешно…

У Анатолия Игнатьевича есть своя слабинка. Он любит молодёжь. Любит и немножечко завидует ей. Завидует, ибо его молодость была далеко не такой. Сегодняшним парням и девушкам жизнь накрыла богатый стол, открыла дверь в науку, к их услугам все, чем богата наша страна. Короче говоря, судьба молодёжи Тёсова не такая, какая сложилась в своё время у Дубовского. Отец умер рано. Тяжёлое бремя легло на плечи самого старшего мужчины в семье – Анатолия. Ему шёл только тринадцатый год. Зимой учился, а как только наступала весна, зарабатывал хлеб: пахал, бороновал, сеял. За день устанет на пашне – и свет не мил. Иногда хотелось сказать матери: «Не пойду, не выдержу, тяжело…» Но тут же вспоминал слова отца: «Жизнь, сынок, человеку нелегко даётся. Нужно уметь переносить трудности».

Анатолий Игнатьевич убеждён, что любовь к земле перешла к нему от отца. Имел Игнат Семёнович небольшой надел, а урожаи снимал хорошие. Недаром, когда начиналась коллективизация, односельчане, как доброго хозяина, избрали его своим председателем. Бывало, едет отец в поле и сына с собой везёт. По дороге рассказывает разные интересные истории. И все они были связаны с землёй. Когда подъезжали к ржаному клину, отец останавливал лошадь:

– Послушай, сынок, что шепчут нам хлеба.

Анатолий замирал на минуту, другую. Напрягал слух.

– Слышишь? – спрашивал отец.

– Нет, батя.

Тогда отец разъяснял:

– Колосья нам шепчут, что они – создание живое, из земли идут, а земля – мать родная, кормит и поит их. Просят человека, чтобы любил и уважал землю-кормилицу.

Толя снова напрягал слух. И ему казалось уже, что на самом деле колосья шепчут о том, что отец говорит.

– Ну, как? – не отступал Игнат Семёнович.

– Слышу, папка, слышу.

– Вот это хорошо!

Игнат Семёнович довольный возвращался к повозке и на ходу делал заключение:

– Если слышишь, значит, быть тебе, сынок, хлеборобом.

И слова отца сбылись. Его сын стал хлеборобом, да не лишь бы каким, а настоящим, учёным. Защитил диссертацию кандидата наук. А тему исследования дала та же земля. В его кандидатской так и написано: «Осуществление задач повышения урожайности возможно только на базе комплексной механизации, химизации и широкой мелиорации земель путём повышения плодородия почвы при помощи рационального использования всех видов органических и минеральных удобрений».

Комплексный подход во всем – кредо хозяйственника Дубовского. Это позволило колхозу уже в 1970 году получить урожай зерновых по 34 центнера с гектара, картофеля по 207 и сахарной свёклы по 400 центнеров. Хозяйство за один день получало мяса и молока больше, чем за целый месяц в первый год, когда принял его Дубовский. За достигнутые успехи председателю колхоза Анатолию Игнатьевичу Дубовскому первому в районе было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

…По дороге на колхозный двор Анатолий Белькевич высказал своё неудовлетворение вслух:

– Анатолий Игнатьевич, вот мы строимся теперь, как говорят, по-современному. Многоквартирные дома из кирпича, со всеми удобствами. Конечно, все хорошо. А мне, например, хочется жить в своём особняке. Дубовский не удержался от усмешки:

– Ну и живи на здоровье. Если тебе нравится. Хочется, чтобы жилье сельского жителя было не хуже, чем у горожанина. Партия ставит такую задачу. Ликвидировать разницу между городом и деревней. И это, брат, будет решено. А чтобы ускорить – нам нужно учиться. Учиться хозяйствовать, понимать землю, пользоваться её богатствами. Кстати, сегодня занятия по экономике, а мы с тобою забыли, прогуливаемся.

– А ну их, эти занятия, – чистосердечно признался Белькевич. – Тяжело. Поднялся до рассвета, а вылез из-за баранки в потёмках.

Дубовский никогда не ссылался на трудности, не любит он, если кто-нибудь ссылается на них. На этот раз уравновешенность изменила ему:

– Тяжело, говоришь? – чуточку возбуждённо переспросил председатель. И на некоторое время смолк. В его мыслях пронеслась его молодость. А была ли она лёгкой?

В 19 лет командовал взводом. Понимают ли сегодня молодые всю трудность боев под Сталинградом? Лёгкой ли была дорога к Берлину? Ранения, госпитали. Если бы знал ты, товарищ Белькевич, все эпизоды из военной биографии своего председателя, наверно не ссылался б на трудности.

…Красная Армия, разбив фашистские полчища под Курском, Орлом и Белгородом и развивая стремительное наступление, вступила на белорусскую землю. Чтобы не дать врагу укрепиться на правом берегу Днепра, нужно было с ходу захватить рубеж и обеспечить переправу нашим войскам. Когда командование вызвало старшего лейтенанта Дубовского, он, не задумываясь, ответил: «Есть захватить плацдарм и обеспечить переправу».

Эскадрон всадников, которым командовал тогда Дубовский, ночью форсировал Днепр, с боем захватил прибрежный рубеж и к приходу наших войск на протяжении суток удерживал берег реки. Вот тогда за умелое выполнение задания к трём его орденам прибавился четвёртый – орден Александра Невского (описание подвига в наградном листе совершенно другое. – В.Х.).

Анатолий Игнатьевич не говорил своему тёзке Белькевичу всего этого в тот прощальный вечер. Только успокоившись, предложил:

– Вот что, Толя, пошли в клуб, где будут проводиться сегодня занятия. Говорить буду я. О трудностях…

…С того времени, как Анатолий Игнатьевич распрощался со своим родным колхозом, которому он отдал почти четверть столетия, прошло шесть лет. Сейчас бывший председатель Герой Социалистического Труда, кандидат экономических наук, первый секретарь Солигорского РК КПБ Дубовский пишет новые страницы своей биографии. И все же он остался таким, каким был 30, 20, 10 лет назад. Всегда в походе, в поиске. О таких в народе говорят – неугомонные.

 

 

 

К родному дому

Из воспоминаний Героя Социалистического Труда Анатолия Игнатьевича Дубовского, бывшего командира эскадрона, участника освобождения Слуцка (Гісторыка-дакументальная хроніка «Памяць. Слуцкі раён. Слуцк». 2000. Кн. 2.)

Мне посчастливилось оказаться в рядах освободителей Слуцка. Это приятно было мне тем более, что я уроженец соседнего, бывшего Старобинского, района. Командовал тогда, в грозном 1944 г. 3-м эскадроном 36-го гвардейского казачьего полка 4-го кубанского казачьего корпуса конно-механизированной группы генерала И.А. Плиева.

Сразу наш полк и соседи попытались освободить Слуцк прямо по шоссе со стороны Старых Дорог. Немецко-фашистские захватчики с этой стороны хорошо укрепились. Тогда мы решили обойти город справа. Мой эскадрон получил задачу выйти на окраину д. Василинки, мимо деревенского кладбища, и двинуться в направлении на мельницу «Прогресс» (сейчас мелькомбинат). На кладбище у немцев оказались 2 пулемётные точки, на которые мы нарвались неожиданно. Это нам стоило 8 человеческих жизней. Но казаки стремительной атакой подавили обе пулемётные точки и уничтожили там фашистов. Это было 28 июня. 29 июня бойцы моего эскадрона вышли к мелькомбинату и завязали с врагом уличные бои, которые продолжались почти сутки. 30 июня мы двинулись дальше на запад, в направлении г. Барановичи. Много бойцов моего эскадрона проявили особое мужество и отвагу в боях за Слуцк. Так, командир пулемётного взвода Федорчук с четырьмя солдатами перебил расчёты 8 фашистских миномётов. За это он был награждён орденом Красного Знамени. Казаки эскадрона в боях за Слуцк уничтожили около сотни фашистов, 8 пулемётных точек и взяли в плен 117 гитлеровцев. Всего за бои за Слуцк были награждены орденами и медалями 12 человек из эскадрона. Мне тогда вручили орден Красной Звезды.

 

 

Владимир ХВОРОВ




 



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 402. Последнее 2018-02-19 22:43:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru