У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

SlutskGorod - информационный сайт Слуцка

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Военные мемориалы Беларуси

 

 

 

Прикосновение к истории. Советско-финская война

19.02.2016

Об этой войне у нас практически не пишут. Поэтому, пожалуй, начать нужно с краткой исторической справки о Советско-финской войне.

По предложению ВЦИК РСФСР 4 января 1918 года Финляндская республика (с 6 декабря 1917 г.), входившая с 1809 года в состав Российской империи как автономное Великое Финское княжество, приобрела независимость и самостоятельность. В это же время внутри Финляндии началась гражданская война между двумя противоборствующими силами: условно «красными», поддерживаемыми РСФСР и «белыми», поддерживаемыми Германией и Швецией. Гражданская война закончилась победой «белых». Вновь созданное финское правительство, активно внедряя идею создания великой Финляндии и самостоятельности Карелии, развязало советско-финскую войну, которая закончилось подписанием 14 октября 1920 года в Эстонском г. Тарту крайне невыгодного для большевиков мирного договора. Однако полный мир между РСФСР и Финляндией так и не наступил по причине не урегулированных территориальных споров.

С 14 апреля по 9 ноября 1938 года по инициативе Советского Союза дипломаты двух стран пытались выработать обоюдовыгодное решение по взаимным уступкам отдельных территорий. Руководство СССР обосновано заботилось о защите Ленинграда, Мурманска и их пригородов, т. к. граница на то время находилась в шаговой доступности к ним. С точки зрения целесообразности ведения переговоров по урегулированию территориальных споров необходимо учитывать тот факт, что там проживало около 4-х миллионов советских граждан и было сконцентрировано около трети всего оборонного потенциала страны.

СССР предлагал купить финские земли или взять их в аренду. За аренду сроком на 30 лет предлагалась передача в собственность Финляндии своих территорий по площади в 2 раза превышающей финские.

Финны, ссылаясь на «принцип нейтралитета», не согласились на предложения советской стороны, и переговоры зашли в тупик. Раз уж не сумели договориться дипломаты мирным словом на бумажных политических картах, то перед руководством СССР встала дилемма: или, в случае объявления войны Германией, отдать в первые же дни или часы г. Ленинград со всем его промышленным и культурным наследием, или же вопросы безопасности важного региона возложить на военных.

Поводом для начала войны стала провокация с обстрелом финнами 26 ноября 1939 года советской воинской части, дислоцировавшейся у села Майнила. По поводу обстрела СССР направил в адрес властей Финляндии ноту протеста, надеясь на то, что после этого явного предупреждения финское правительство станет более вдумчивым и сговорчивым:

«26 ноября, в 15 часов 45 минут, наши войска, расположенные на Карельском перешейке у границы Финляндии, около села Майнила, были неожиданно обстреляны с финской территории артиллерийским огнём. Всего было произведено семь орудийных выстрелов, в результате чего убито трое рядовых и один младший командир, ранено семь рядовых и двое из командного состава. Советские войска, имея строгое приказание не поддаваться провокации, воздержались от ответного обстрела».

Однако дипломатия и на этот раз не сработала и дала осечку. И как вынужденный шаг защиты своего важного региона от внезапных и непрошенных гостей в лице фашисткой Германии и её союзников, сработал запасной план военных по силовому принуждению его исполнения новоиспечёнными соседями.

«По приказу Главного Командования Красной Армии, ввиду новых вооружённых провокаций со стороны финской военщины, войска Ленинградского военного округа в 8 часов утра 30 ноября перешли границу Финляндии на Карельском перешейке и в ряде других районов» – это стало началом похода Красной Армии в Финляндию.

По состоянию на 30 ноября 1939 г. на границе с финнами Красная Армия сосредоточила 4 армии (7-ю, 8-ю, 9-ю и 14-ю), 24 дивизии, 425 640 военнослужащих, 2446 самолётов, 2289 танков, 2876 орудий и миномётов, что соответственно в 1,7; 1,6; 9,1; 8,8; 5,4 раза превышало финские военные формирования.

1 декабря 1939 года по инициативе СССР было создано просоветское финское так называемое «Народное правительство» (Председатель – Отто Куусинен), с которым уже 2 декабря СССР на выгодных для Финляндии условиях СССР заключил договор о взаимопомощи и дружбе. Однако финский народ его не поддержал и 25 января 1940 г. СССР был вынужден договор расторгнуть и признать старое правительство.

В связи с началом объявления войны под лозунгом «освобождения финских рабочих и крестьян от гнёта капиталистов и помещиков» на усиление финской армии из Швеции, Норвегии, Дании, Венгрии, Эстонии, США прибыло около 12 000 добровольцев.

В укреплении материально-технической базы финских войск принимали активное участие такие страны, как США, Германия, Швеция, Дания, Италия, Великобритания, Франция и другие. Всего за время войны в Финляндию было поставлено 350 самолётов, 500 орудий, более 6 тысяч пулемётов, около 100 тысяч винтовок и другого вооружения, а также 650 тысяч ручных гранат, 2,5 миллиона снарядов и 160 миллионов патронов.

Ход войны, особенно в начале, выявил множество недостатков, особенно некомпетентность военного командования и низкую воинскую слаженность красноармейцев. Большую опасность для Красной Армии представляли финские снайперы и лыжники, хорошо ориентирующиеся на местности, которые небольшими группами внезапно нападали и также внезапно уходили в лес, возвращаясь на свои обустроенные базы. Также немаловажное значение имела недавно построенная оборонительная линия Маннергейма, бетонные укрепления которой удачно располагались вдоль основных дорог в лесисто-болотистой местности. По этим путям двигались войска вместе со своей военной техникой и обозами с провиантом, ГСМ, кормами для лошадей, ранеными и больными.

Линия Маннергейма представляла собой 22 узла сопротивления, 136 км противотанковых препятствий, 330 км колючей проволоки, ДОТы, ДЗОТы, искусственные каменные заграждения, пулемётные и противотанковые гнёзда, минные поля, надолбы, рвы и другие искусственные препятствия от Финского залива до Ладожского озера.

Затяжной характер боевых действий не способствовал сбыться планам командования Красной Армии, рассчитанным на молниеносное (к 21 марта – дню рождения И.В. Сталина) овладение намеченными рубежами и создание там условий для мирной жизни советских граждан. Также сказывались и суровые погодные условия, слабая воинская выучка, некомплект оружия и военной техники, изъяны в вещевом и продовольственном обеспечении.

В результате этого лишь на 47-й день войны, 11 февраля 1940 г., по приказу Командующего Северо-Западным фронтом С. Тимошенко после мощной артподготовки Советские войска перешли в контрнаступление. И только 18 февраля вышли к знаменитой оборонительной линии Маннергейма.

Приобретённые в ходе той войны территории – 11% финской земли, включая второй по населению Финляндии г. Выборг, позволяли обезопасить от внезапного нападения города Ленинград и Мурманск. С другой стороны, в глазах мирового сообщества развеялся миф о непобедимости Красной Армии, упал престиж военнослужащих среди народа СССР.

По уточнённым данным, вошедшим в двухтомник «История России. XX век», общие потери красноармейцев и лиц командного состава составили около 500 тысяч человек. В том числе убитыми и умершими от ран не менее 150 тысяч, пропавшими без вести свыше 17 тысяч, находившимися в плену свыше 6 тысяч, ранеными, контуженными, обмороженными и обожжёнными около 325 тысяч человек. Потери с финской стороны были значительно скромнее и составили в удельном весе 0,14 (0,13; 0,24; 0,17; 0,13) соответственно, т. е. практически в 7 раз меньше. Война закончилась подписанием 12 марта 1940 г. в Москве мирного договора. За участие в финской войне звание Героя Советского Союза было присвоено 412 военнослужащим, свыше 50 тысяч были награждены орденами и медалями.



Ещё раз почтим память родного человека…

В этой короткой (104 суток) и суровой зимней войне погиб мой дед Иван Кузьмич Самусевич, уроженец д. Большая Слива Слуцкого района Минской области. Он был красноармейцем 101-го стрелкового полка 4-й стрелковой дивизии.

Полное наименование соединения – 4-я стрелковая Смоленская Краснознамённая Дивизия имени Германского пролетариата. Сформирована была 12 июня 1919, а расформирована – 28 ноября 1942 года. Дивизия входила в состав 13 Армии, а с 26 января 1940 г. в состав 15-го стрелкового корпуса. На день смерти деда, дивизией командовал генерал Иван Николаевич Музыченко.

Моего деда, как и десятки тысяч военнообязанных белорусов, проживавших в городах и сёлах нелёгкую, но мирную жизнь, призвали на войну. Он тогда растил четверых детей. Старшего сына Виктора – моего отца (умер 27 января 1994 г.) и троих дочерей: Марию, Лидию и Евгению которые живут без него уже более 76 лет.

Представляю его расставание с женой Дарьей Васильевной, урождённой Масюк (д. Поповцы), малолетними детьми, близкими и родными, односельчанами. Не только в Большой Сливе прощались тогда с кормильцами! Плакала вся Беларусь, провожая своих лучших сыновей на верную гибель. Это уже там, на войне родилась поговорка: «На финские мины идут минские финны!».

Проезжая и проходя военными тропами лесистую и болотистую местность современного Приладожья, где погиб мой дед, невольно ощущается обстановка, в которой проходили его военные будни.

Это тогда, на финской войне, появились новые термины и слова: линия Маннергейма, «кукушки-невидимки», т.е. лыжники в белых маскхалатах, «коктейли Молотова», «наркомовские 100 грамм», «сталинские кувалды» и «батареи-призраки». Эти новые термины постигались и моим дедом, и его боевыми товарищами не в теории, а на собственном жизненном опыте.

Практически с первых дней войны 4-я стрелковая дивизия безуспешно пыталась прорвать финскую оборону на её самых восточных рубежах знаменитой линии Маннергейма. Хорошо пристреленная финнами открытая местность не давала возможности нашим бойцам продвинуться к капитальным укреплениям и закрепить своё наступление. И днём, и ночью бои на этом маленьком и важном участке, забирали в мир иной сотни и тысячи красноармейцев. Дивизия не успевала принимать пополнение из необученных новобранцев. По некоторым данным она пополнялась не менее 10 раз.

На той земле, где каждый квадратный метр усеян военным железом и обильно полит человеческой кровью, впервые красноармейцам стали выдавать так называемые «наркомовские 100 грамм», предназначенные, якобы, для растирания конечностей и других частей человеческого тела в холода. Но бойцы дедовской дивизии не успевали замерзать и обмораживаться, а «наркомовские» употребляли исключительно вовнутрь и в гораздо больше установленной нормы, так как с поля боя возвращались единицы и излишки делились между выжившими.

Не является секретом, что самую восточную опорную часть линии Маннергейма бойцы Красной Армии в первой фазе войны (с 30.11.1939 по 9.02.1940 г.) так и не взяли. На широком поле, которое являлось идеальной мишенью для находящихся в пристреленных укреплениях, полегло не менее 5 тысяч бойцов, посылаемых и днём, и ночью на верную погибель.

В умении удерживать оборону и истреблять наступающих особенно отличалась финская укреплённая батарея-призрак «Каарнайоки» (Тайпольский узел сопротивления), названная так в честь высоты и рядом протекающей речки (ныне Фёдоровка). Батарея находилась на мысе Коуккуниеми недалеко от деревни Тайполен (ныне дачный посёлок Соловьёво).

Батарею-призрак красноармейцы смогли взять лишь в начале 2-го наступательного этапа войны.

Только к 10 февраля на Карельский перешеек с её оборонительной линией Маннергейма были переброшены свежие силы, собранные с других военных округов и призванные военными комиссариатами.

Не исключено, что в первые дни своего пребывания на войне, мой дед встречался с отцом легендарной Валентины Терешковой, той самой первой в мире женщины-космонавта, Героя Советского Союза, Героя Социалистического Труда ЧССР, Героя Социалистического Труда НРБ, Героя Труда Вьетнама, Героя Труда МНР, генерала-майора, кандидата технических наук, профессора. Владимир Аксёнович Терешков, воевал на той войне командиром танка и геройски погиб в свои неполные 22 года. Но потом их боевые пути разошлись, и деда отправили на штурм легендарной батареи-призрака.

Тот коварный день 16 февраля 1940 г. выдался на редкость ветреный и суровый, температура воздуха подбиралась к отметке минус 40 градусов по Цельсию, а в условиях близости к Ладоге это было сопоставимо с современным красным уровнем опасности.

Эта чудовищная финская батарея, унёсшая тысячи жизней, была повержена в день смерти моего деда – 16 февраля 1940 года. После её взятия было найдено современное английское вооружение и большое количество неиспользованных боеприпасов. В отличии от других укреплений линии Маннергейма, эту батарею решили не уничтожать, а сохранить потомкам в целости и сохранности.

Сколько и где покоится безвременно ушедших бойцов Красной Армии, погибших на той войне, сегодня не знает никто. Только благодаря объединениям неравнодушных граждан, в этих местах, непрерывно идёт поисковая работа по розыску погибших солдат и офицеров, увековечиванию их памяти.

Одним из таких мест, где покоится большая часть погибших бойцов самого восточного рубежа финской обороны, является Братское захоронение времён войны 1939–40 гг., расположенное на самом высоком месте мыса Коуккуниеми, вблизи от сохранившейся до наших дней батареи-призрака Каарнайоки.

До этого места сейчас, как и 76 лет назад добраться непросто. Километров 20 нужно ехать по густому заросшему болотистому лесу, напоминающему всем своим видом сцены той войны: кругом памятные знаки и братские могилы, взорванные ДОТы и не заровнявшееся траншеи обороны, вросшие каменные надолбы и многочисленные таблички на русском и финском языках, кресты и обелиски…

Последним препятствием перед конечной целью, могилой с прахом моего деда, остаётся небольшой частный аэродром, на который прилетают состоятельные местные дачники и любители острых ощущений. К сожалению, владелец аэродрома умер в прошлом году. Во многом именно его усилиями и стараниями местным властям удалось организовать братское захоронение воинов той короткой, но очень памятной войны.

Летом 2014 года к этому месту я ехал с севера на легковом автомобиле из бухты Владимирская по совершенно разбитой лесовозами лесной дороге. Местами она делала петлю у самой кромки Ладоги, на которую можно любоваться бесконечно. Именно это самое большое в Европе озеро помнит средневековые битвы со шведами, финнами и фашистами. Оно поселило на своих островах Валаам и Каневец строгую монашескую братию, молящуюся за каждую человеческую душу, принятую водами озера и погибших на его берегах.

Проезжая осенью 2015 года со своим слуцким товарищем к месту упокоения деда и попутно посетив руководство Громовского сельского поселения, в ведении которого находится братское захоронение 1939–40 гг., я ещё раз невольно соприкоснулся с тем военным временем и мысленно в него окунулся.

Знакомые современные дачи и частные дома отдыха, неумолкающий шум реки Бурная и закрытый проезд к батарее-призраку, ровный частный аэродром с уцелевшим ДОТом и противотанковыми заграждениями. Во время войны это было поле, которое косили финские снаряды и пули. Осенние подосиновики и певучие лесные ладожские птички убедили меня в том, что душа моего погибшего деда Ивана, впрочем, как и души его фронтовых товарищей и земляков, покоятся с миром.

Он с самого верха той покорённой ценой своей жизни высоты любуется вечной и великой Ладогой, слушает трели местных птиц и наслаждается детским смехом, принимает редкие визиты потомков, своих и товарищей по оружию. А ему, впрочем, как и другим отдавшим свои жизни «за други своя» безусым солдатам и офицерам той короткой и последней для них войны, хотелось бы иметь рядом маленькую горсточку родной земли, кусочек хлеба, да налитые в стакан наркомовские 100 грамм…

Суета, суета… Мы всё куда-то спешим, спотыкаемся, доказываем и рассказываем, забывая о тех, без кого не увидели бы ни рассвета, ни заката…

Наверное, уместно будет закончить эту статью стихами Вадима Шефнера.

 

«Спросил у памяти»

Стоит ли былое вспоминать,
Брать его в дорогу, в дальний путь?
Все равно – упавших не поднять,
Все равно – ушедших не вернуть,

И сказала память: «Я могу
Все забыть, но нищим станешь ты,
Я твои богатства стерегу,
Я тебя храню от слепоты».

В трудный час, на перепутьях Лет,
На подмогу совести своей
Мы зовём былое на совет,
Мы зовём из прошлого друзей.

И друзья, чьи отлетели дни,
Слышат зов – и покидают ночь.
Мы им не поможем, – но они
К нам приходят, чтобы нам помочь.



P.S. Работая над статьёй, посвящённой моему деду и его землякам, погибшим в Советско-финской войне 1939–40 гг., я обнаружил, что в официальной историко-документальной хронике Слуцкого района, нет его имени, впрочем, как не достаёт имён сотен случчан, погибших на той войне.

В Слуцком военном комиссариате мне ответили, что данных о призывниках ранее июля 1944 г. у них нет, так как все предыдущие документы сгорели в архиве в годы Великой Отечественной войны.

Но сегодня имеется возможность работать с архивными документами в интернете, связываться с теми военными комиссариатами, районными и поселковыми советами, которые активно собирают информацию и увековечивают память о погибших красноармейцах на своих землях.


 

 

Анатолий САМУСЕВИЧ



Назад
Комментариев: 1

Игорь 2019-01-30 11:02:41

Мой дед Масюк Семен Степанович тоже воевал в финскую. в д. Поповцы раньше жили в основном Масюки.

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 2391. Последнее 2019-04-19 11:53:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 2-36-20
hvorov@inbox.ru