У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

 Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

SlutskGorod - информационный сайт Слуцка

 Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

  

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Военные мемориалы Беларуси

 

 

 

Тобиаш Гротковский (1731–1822)

24.12.2019

Мы немного знаем о первых ректорах слуцкой гимназии. Но об одном из них, благодаря полякам Владиславу Пневскому, Язеку Климжиньскому и Еве Шернер, мы сейчас, возможно, знаем чуть больше, чем об остальных. Это Тобиаш Гротковский или Фома Гронтковский.

Предположительно Тобиаш Гротковский родился в 1731 или 1733 г. в Германии. Но в 1745 г. был уже выпускником и стипендиатом слуцкой гимназии. В 1753 г. в документах он фигурирует в качестве лектора, а в 1755 г. его отправили из Кёнигсбергского университета в Голландию в Лейденский университет для углубления богословских знаний, после чего на него были возложены обязанности конректора слуцкой гимназии, а с 1761 по 1774 гг. – ректора. Именно в документах Лейденского университета были указаны год и место рождения Тобиаша – 1733, Германия.

Один из первых ректоров слуцкой гимназии Тобиаш Гротковский получил известность в наши дни после того, как в 1933 г. доктор Владислав Пневский (1893–1940) нашёл в архивах Вильнюсской университетской библиотеки его рукописи. Это были неопубликованные ранее литературные произведения, наибольшую ценность из которых представляет поэма «Морское путешествие» (полное название – Podróż morska dwu studiujących Polaków, gdy się z Amsterdamu do Gdańska okrętem pławili powracając z Akademiej Lejdeńskiej opisana krótko przez Tobiasza Grotkowskiego, konrektora gimnazjum słuckiego w Из списка участников Венгерского Синода в 1780 г.Słucku miesiącu lipcu, roku 1760). Она уникальна тем, что это одно из немногих произведений, написанных на польском языке на морскую тему. Поэма рассказывает о морском путешествии двух поляков из Амстердама в Гданьск, которые возвращались на родину после учёбы в Лейденском университете.

Владислав Пневский. Источник: https://pl.wikipedia.orgВладислав Пневский – литературовед, лингвист и библиограф, в 1924–1939 гг. преподавал польский язык в польской средней школе в Гданьске. Будучи исследователем истории польского языка и культуры в Гданьске и кашубо-поморских проблем, он опубликовал ряд ценных работ, в том числе «Обзор кашубской литературы» (1929), «Польское море и Поморье в песне» (1931), «Польский язык в старых гданьских школах» (1938). В 1927–1936 гг. он опубликовал Кашубо-Поморскую библиографию на художественном и литературном языке в «Roczniku Gdańskim» (Ежегоднике Гданьска). После начала войны он был заключён в концлагерь в Штуттхоф (Штутово) под Гданьском вместе с другими польскими интеллектуалами, общественными деятелями и писателями из района Вольного города Гданьск, Восточной Пруссии и Гданьской Померании. Был убит немцами 22 марта 1940 г. во время 250 массовых казней гданьских активистов.

После окончания учёбы в Лейденском университете в сентябре 1758 г. Гротковский отправился на родину. Летом 1760 г. на титульном листе своей рукописи он указал себя конректором, а через год он был уже консеньором и ректором слуцкой гимназии.

Лейденский университет, XVII в.Само путешествие заняло более 6 месяцев. Он прибыл в Гданьск в последний день марта 1759 г., но о его сухопутной дороге в Слуцк, к сожалению, ничего не известно.

«Морское путешествие» было написано в июле 1760 г. через много месяцев после возвращения домой. Вероятно, автор не стремился опубликовать свою поэму и она не является каким-то очень выдающимся произведением.

Альбомная надпись / Тобиас Гротковский (ок. 1733-), студент богословия, для пастора Николая ван Рейна (1735-1814), 19 марта 1758 г. Источник: https://www.europeana.euСегодня поэма Тобиаша Гротковского может представлять интерес в первую очередь для узкого круга читателей, интересующихся изучением морской литературной традиции, которая сейчас исчезает.

Из сборника рукописей Тобиаша Гротковского, содержащего разные произведения (шарады, загадки, различные стихи), В. Пневский выделил отдельно подписанный «Морской путь…» и, со вступительным словом, опубликовал под заголовком «Неизвестная польская морская поэма XVIII века» в «Гданьском Ежегоднике» («Rocznik Gdański»). Он писал:

«Гротковский не много дал нам в области морской поэзии, но за то, что он дал, мы ему благодарны, потому что у нас есть новые доказательства того, что поляки не избегали моря, ведь имея возможность путешествовать по суше, они отправились в свои родные гавани по морю».

Также в 1973 г. Эдмунд Котарский в Гданьске опубликовал сборник «Три путешествия» («Trzy podróże»), содержащие стихи Яна Кохановского, Анджея Збылитовского и Тобиаша Гротковского.

В 1774 г. Тобиаш Гротковский покинул слуцкую гимназию в связи со смертью Самуэля Копыцкого, пастора в Ямно (сейчас Брестский район). Гротковский был назначен на его должность с обязанностью обслуживания верующих в Непокойчицах. В этом же году он женился на Теофилии, которая умерла в 1807 г.

Объединение ямненского и непокойчицкого приходов произошло в 1746 г., после этого пасторы проживали в Ямно. Также Гротковский крестил и венчал евангелистов немецкого происхождения Брестского уезда, пока не была построена евангелическо-аугсбургская церковь в Тересполе (сейчас Люблинское воеводство в Польше) в 1793 г.

6 июля 1775 г. в Непокойчицах, имении Райских, освятил новое деревянное здание костёла.

В 1776 г. был назначен Подляским консеньором. Также его авторитет и положение позволили провинциальному Синоду, высшему органу управления Литовского Единства, в 1780 г. делегировать Гротковского на Генеральный Венгерский Синод.

В 1794 г. во время восстания Костюшко Ямно и окрестности стали местом битвы дивизии Юзефа Сераковского с корпусом генерала Суворова, известной как битва под Крупчицами. Русские войска на своём пути опустошали деревни и местечки. Такая судьба ждала и Ямно. Три дня продолжалось разорение деревни, костёла и плебальни. Были украдены церковная утварь и серебро.

В 1795 г. после 3-го раздела Речи Посполитой Виленское Единство утратило свои храмы в Подляском и Сувальском уездах, присоединённых к Пруссии: в Заблудове, Сидре и Серейях и два присоединённых к Австрии: в Венгруве и Орли. Подлясный уезд был ликвидирован, а его приход присоединён к Занеманскому. Ксёндз Гротковский был его суперинтендентом в 1799–1808 гг. и до 1811 г. оставался пастором в Ямно.

Тобиаш Гротковский прожил долгую жизнь, хотя последние 11 лет, из-за общего состояния здоровья и проблем со зрением, после получения должности сеньора, он почти не выполнял никаких обязанностей. Последние годы жизни прожил у сыновей своего брата Яна Гротковского. Свои собрания передал в дар слуцкой библиотеке. В 1818 г. получил Бронзовый крест для духовенства «В память 1812 года». Во время представления к должности сеньора Синод решил:

«Мы дадим этому мужу, достойному и уважаемому, пенсию по старости с доплатами сеньора, желая, чтобы Бог помог ему с подорванным в последние годы здоровьем».

Тобиаш Гротковский умер в 1822 г. в возрасте 91 года и 2-х месяцев. Был похоронен в д. Швобишкис (Литва).

Представляем вашему вниманию сокращённое изложение поэмы «Морское путешествие» в переводе украинского поэта и писателя Владимира Каденко, которое он выполнил по просьбе Андрея Дольницкого, одного из потомков Тобиаша Гротковского.

 

Морское путешествие двух студентов-поляков, возвращающихся в корабле к берегам Отчизны кратко описанное Тобиашом Гротковским, конректором гимназии Cлуцкой, месяца июля в год 1760…

 

Сборник «Три путешествия». Источник: allegro.plВы, читающие сии строки
на Западе и на Востоке
Поймёте без подсказки сами,
Как шли мы под парусами,
Как из-за моря судно наше мчалось,
И что по Божьей воле с нами приключалось,
Увы, не пишу обо всем, что с нами было,
И какая от волны рабов Господних спасала сила.

Сказать же вот о чём необходимо:
Как только время учёбы нашей завершилось, подались мы к стороне родимой,
Не убоясь ни Нептуна, ни жуткого Тритона,
Ни воды оглушительного стона,
Ибо не почитаю языческих идолов богами
И попираю их извечно ногами,
А только единого Бога всегда восхваляю
И в молитвах своих всякий час прославляю.

Так пусть же тот, кто это читает,
Господа нашего душевно почитает,
Ибо только Он избавляет от всякой напасти
И океаны содержит в великой власти,
Да будет же Он всегда всеми признан,
Ибо лишь Он во славу народам призван.

Не в силах я отнюдь поведать,
Что привелось нам пройти и изведать.
Ты же, Господь, не знаешь ни сна, ни покою
И водишь, Спаситель, моею рукою,
Дабы каждый, кто читать это будет,
Меня вспоминает и Бога не забудет.

Итак, слава великому Богу,
Снарядились мы с другом в морскую дорогу.
Когда же все было к плаванью собрано и готово
В сентябрь года тысяча семьсот пятьдесят восьмого
Добрались мы из города Лейдена до Амстердама,
Все взявши и взвесивши, до фунта до малости самой.
Но ветер ветрила не раздувал.
И шкипер попутного ветра ещё долго поджидал.
При ветре малом весьма
тащила корабль природа сама,
Не желая всё же остановиться
Мы плыли до самой голландской границы.

Здесь, мы бросили якорь и вскоре
Зашевелилось под ветром море.
И прямо скажу, что отныне
Подчинялись мы судовой дисциплине,
Ибо Господь, следя за чадами своими,
Неустанно витает, как птица, над ними,
А тот, кто порою от невзгод страдает,
Выходит на свет, и того, Бог прощает,
Да будет же и впредь на дороге возвратной
И даль обозримой, и каждая встреча приятной.
О том, тебе, Боже, молитвы возносим
И нас не оставить покорно мы просим.

А коли ветер всех подгоняет,
Никто без работы не стоит, ни один не зевает,
Всякий человек другому помогает…

Но ветер, который в пути помогал,
Крепчал и шумел, в парусах завывал.

Вдруг страшные хляби разверзлися морские
И сердца тут же задрожали людские,
Чёрные тучи все небо покрыли,
И солнце, и звезды, и месяц затмили.
Кромешная тьма среди дня вдруг настала,
И буря в волнах корабли разметала,
Ревела вода, словно злые перуны,
И пенные волны вздымали буруны,
В отчаянье шкипер заламывал руки,
а нам оставались лишь вопли да муки.

Шкипер то и дело смотрел на карту и компас,
от грохота волн, средь воды не опомнясь.

Средь страшного воя и немолчного свиста
Несло наш корабль на берег скалистый
И мачты трещали,
И доски дрожали.
И мнились нам слезы и стон Ерихона,
Средь страшного рёва, и страшного звона,
И всякий стоящий на палубу падал,
Молился, кричал, и в истерике плакал.

И было нам страшно,
И горько нам было,
Теряли мы в море последние силы.

Рассыпалось судно на доски и бревна,
Всякий пытался добраться к берегу, бревно плывущее словно.
Но, слава Всевышнему ночь миновала,
Забрезжил рассвет, и утро настало.

К великому счастью, свершилося чудо,
Никто не погиб, и не умер покуда.


 

Вера ГРАБОВСКАЯ
Старые памятники в Слуцке

Фото на заставке носит иллюстративный характер и к герою повествования не имеет отношения. 



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 327. Последнее 2020-07-07 13:43:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 2-36-20
boikoauto@tut.by