У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

История одной гаубицы (продолжение)

26.06.2014

В 9.40 утра 25 июня 1941 г. командующий 4-й армией генерал-майор Коробков направил в войска частный боевой приказ № 06, в котором констатировал, что части 55-й и 143-й стрелковых дивизий под натиском превосходящих танковых и военно-воздушных сил противника отходят от р. Шара на восток.

Командующий приказал командиру 28-го стрелкового корпуса организовать оборону Слуцкого оборонительного района путём создания двух оборонительных полос.

Первая – по рубежу бывшей советско-польской границы с использованием оборонительных сооружений строящегося Слуцкого укреплённого района.

Командование укреплённым районом было возложено на полковника Ремизова. В качестве рабочей силы приказано привлечь местное население. Для организации района обороны были приданы гаубичный полк Резерва Главного Командования и остатки 120-го гаубичного полка Резерва Главного Командования.

Вторая оборонительная полоса создавалась по р. Случь, также с использованием для работ местного населения.

Остатки 6-й стрелковой дивизии были переданы 55-й стрелковой дивизии, а штаб переведен в Слуцк.

Р.С. Иринархов «1941. Пропущенный удар»

Иринархов Руслан Сергеевич – один из ведущих военных историков, автор книг Прибалтийский особый… (2004); Киевский особый… (2006); У Днепровских круч… (2006); РКВМФ перед грозным испытанием (2008); Красная Армия в 1941 году (2009); Агония 1941. Кровавые дороги отступления (2011); 1941. Пропущенный удар. Почему Красную Армию застали врасплох? (2011); Непростительный 1941. «Чистое поражение» Красной Армии (2012) и др.

Представление к награждению пулемётчика Фаузель…Задача 4-й армии – упорно обороняясь на реке Щара, подготовить оборонительный рубеж в Слуцком укрепрайоне и на реке Случь. Выслушав этот доклад, генерал Коробков вызвал командира 28-го стрелкового корпуса и поставил перед ним задачу – вместе с начальником инженерного отдела полковником Прошляковым немедленно заняться оборудованием рубежей обороны на реке Случь. В их распоряжение передавались остатки 28-го стрелкового и 14-го механизированного корпусов и запасной полк, дислоцировавшийся в районе Слуцка. Но создать надёжную оборону на этом рубеже было проблематично. Вызванный для доклада комендант Слуцкого укрепрайона полковник И.Н. Денисов доложил, что все построенные долговременные сооружения в начале весны были демонтированы, ни в одном из них не осталось вооружения, а гарнизон представлен только одним батальоном, охранявшим доты.

25 июня 1941 г. в Журнале боевых действий 55 СД была сделана запись:

Не вступая в бой с противником в 17:00 отошли на рубеж раз. Свободка, где перешли к обороне и до 21:00 удерживали превосходящие силы противника.

Из гешихте 3-й танковой дивизии Вермахта

Представление к награждению командира взвода РодионоваДивизия получила приказ на продолжение движения через установленный сапёрами мост с 11.00 часов. Для этого образовалась 1-я маршевая группа в составе усиленного передового отряда под командованием подполковник фон Левински. Перед движением он должен был сосредоточиться и смог начать движение только после двухчасовой задержки. Ещё перед мостом произошла другая вынужденная остановка тяжёлых танков, так как мост был очень тонким.

Обер-лейтенант Бухтеркирх двигался со своей ротой опять в авангарде…

…Автомобильная колонна переехала низменность и достигла главной дороги у разрушенного моста. Везде узнавались руины артиллерийских позиций, с которыми накануне после обеда вёл перестрелку 2 батальон 6 ТП. Передовая рота обер-лейтенанта Бухтеркирха знает, что останавливаться нельзя. Бронированные машины перемалывают своими тяжёлыми гусеницами дорожную пыль. Растянутость со следующими позже соединениями приводят к большим разрывам. Босс, учитывая это, оставляет у мостов по одному танку для охраны и движется со своими танками дальше на восток. 2 б-н 6 ТП достиг уже Филиповичей. Село в огне и дыму.

Далеко сзади движение маршевых колонн у Синявки вынуждено было остановиться из-за сопротивления противника. Хотя танки могли проникнуть в лес, однако не бронированные автомобили стрелков и артиллеристов не могли продвигаться дальше. Русские даже ходили в контратаки и атаковали 1 батальон 394 МП. Только неотложное прибытие… штурмовых орудий под командованием обер-лейтенанта Михельса с их противотанковыми пушками позволило отразить советские атаки и уничтожить 2 танка и 7 бронеавтомобилей противника.

Подполковник Левински, который потерял беспроводную связь со своей передовой ротой, принял решение любой ценой восстановить соединение. Он ударил с лёгким взводом полка и несколькими мотоциклистами в глубину леса и около 1.00 часа ночи достиг своей передовой роты перед Филиповичами. Остальная часть маршевой группы медленно с боем пробивалась вперёд. Причём было приказано первыми проникнуть в лес танкам 7 батальона 6 ТП и лёгкого взвода 2 батальона 6 ТП. Они останавливались на обочине дороги и обеспечивали защиту проезжающих колонн. Танки стреляли из своих пушек и пулемётов в лес и удерживали русских на расстоянии. Этим обеспечивалось то, что к рассвету колонна с необходимыми боеприпасами и топливом для головного танкового отряда прошла вперёд и полностью обеспечила снабжение танкового полка.


Из боевого пути 14 механизированного корпуса

Всю ночь на 25 июня шёл бой 55-й стрелковой дивизии на Варшавском шоссе против 3-й немецкой танковой дивизии. В семь часов утра советские пехотинцы под давлением танков начали отход. Лишь контратаками танкового отряда 30-й дивизии через час противник был задержан на рубеже Русиновичи – Тальминовичи, где успели развернуться только что подошедшие новые подразделения 55-й стрелковой дивизии.

Приказом № 07, подписанным в 10 часов 30 минут 25 июня, командарм отводил нетанковые части 14-го мехкорпуса в Слуцк для приведения в порядок, а отряд полковника Богданова переводил в подчинение командира 55-й стрелковой дивизии.

Тяжёлые бои проходили в этот день на участке 55-й стрелковой дивизии, поддержанной отрядом полковника С.И. Богданова. Лишь незадолго до наступления темноты после массированных авианалётов 3-я танковая дивизия противника смогла прорвать боевые порядки советских войск. Немецкие танки хлынули на Слуцк. Как и прежде, вся тяжесть по сдерживанию темпов наступления противника легла на импровизированные моторизованные отряды 14-го корпуса. Ввиду малочисленности их составов действия сводились к созданию заграждений на маршрутах движения немецких танков и периодическим обстрелам колонн.

Только на линии Тимковичи – Семежево – Кр. Слобода Слуцкого укреплённого района пешие подразделения 14-го корпуса во главе с генерал-майором С.И. Обориным оказали сопротивление противнику и смогли его ненадолго задержать. В этом бою командир корпуса был тяжело ранен и эвакуирован в тыл. В командование остатками 14-го механизированного корпуса вступил полковник И.В. Тутаринов.


Об этом же читаем в воспоминаниях Д.А. Морозова

…К утру 25 июня отступившие части поспешно заняли оборону на безымянных высотах между Русиновичами и Тальминовичами, перед железной дорогой Барановичи – Лунинец. Штаб дивизии разместился в лесу, западнее Синявки. Фронт обороны – не более трёх километров. Основные силы были сосредоточены на самом опасном участке – вдоль Брестского шоссе.

Приказом Министра обороны Республики Беларусь от 22 февраля 2008 года № 146 «О назначении навечно, почетными солдатами, почетными летчиками Вооруженных Сил Республики Беларусь в списки личного состава соединений и воинских частей Вооруженных Сил и транспортных войск» генерал-майор в отставке Шомоди Виктор Эрнстович зачислен почетным солдатом Вооруженных Сил Республики Беларусь в списки личного состава 7-й стартовой батареи 490 отдельного ракетного дивизиона 465 ракетной бригадыКомандование 4-й армии, куда входила наша дивизия, не выделило нам необходимых средств усиления, кроме нескольких уцелевших танков из отходящего 14-го механизированного корпуса. А у нас к этому времени поредели не только стрелковые части, но и артиллерии осталось мало. 129-й противотанковый дивизион потерял почти все свои пушки, а в 141-м артиллерийском полку осталось не более десяти гаубиц. О 84-м артиллерийском и 107-м стрелковом полках никаких известий не поступало. Мы знали только, что вчера оба они развернулись для боя западнее Барановичей, перед Слонимом.

…Между тем немцы на плечах отступающих частей быстро подошли к Слуцкому укреплённому району и прорвались к Филипповичам. Самоходная артиллерия врага ударила по этой деревне зажигательными снарядами. Многие дома вспыхнули ярким пламенем. Какой-то дивизион открыл ответный огонь, но вскоре замолк. Не имел, видимо, боеприпасов.

Немецкие танки двинулись в атаку, стреляя трассирующими снарядами. Жутко было смотреть на этот смертоносный ночной фейерверк, сопровождавшийся треском разрывов.

Характеристика командира батареи ст. лейтенанта Ш. НуцубидзеНесколько орудий, выставленных на прямую наводку, открыли огонь по вражеским танкам, освещённым заревом пожара. В этом коротком бою до последнего снаряда вёл стрельбу расчёт орудия 3-й батареи 141-го артполка. Сам командир батареи старший лейтенант Ш. Нуцубидзе руководил стрельбой.


Представление к награждению командира батареи ст. лейтенанта БорисоваСилы были далеко не равны, и задержать танковую колонну врага мы не смогли. Наша неподготовленная оборона дрогнула. Сопротивление оказалось слабым, и гитлеровцы прорвали рубеж с ходу.

Со всех сторон на шоссе устремились машины, повозки, толпы людей. Весь этот поток двигался к Слуцку, стараясь под покровом темноты как можно дальше уйти от немецких танков.


Наступило 26 июня 1941 г. несмотря на огромные потери в технике и живой силе Командующий 4-й армией генерал-майор Коробков пытается перехватить инициативу и организовать контрнаступление. В 1.00 ночи в войска направляется Боевой приказ № 07.

1. Противник оттеснил своими танковыми частями совместно с авиацией наши части от р. Шара к Синявка и создаёт угрозу слуцкому и барановичскому направлениям.

2. 4-я армия, подчинив себе 121-ю и 155-ю стрелковые дивизии во взаимодействии с 20-м механизированным корпусом и военно-воздушными силами фронта, с рассвета 26.6 и 27.6.41 г. переходит в частичное контрнаступление с целью разделить противостоящего противника и отбросить его за р. Шара.

3. Командиру 47-го стрелкового корпуса, прибывшему в Слуцк, поступить в моё подчинение и, связавшись с частями 143-й, 121-й и 155-й стрелковых дивизий, которые, на основании полученных 25.6.41 г. лично заместителем начальника штаба армии полковником Кривошеевым от генерала армии Павлова указаний, поступят в состав 4-й армии и которые по данным штаба фронта, действуют: 121-я и 155-я стрелковые дивизии в районе Слоним и 143-я стрелковая дивизия в районе Барановичи, с утра 27.6.41 г. перейти в наступление в направлении Барановичи, Слоним, увязав свои действия с 20-м механизированным корпусом, который будет наступать в этом же направлении и штаб которого находится в Пыращево. Штабу корпуса перейти в Шишицы и далее на своё основное направление.

Границы: справа – Барановичи, Слоним; слева – Греск, Тимковичи, Говейновичи.

4. 55-й стрелковой дивизии с рассвета 26.6.41 г. после авиационной подготовки и короткого артиллерийского налёта наступать на Быхов и, разбив противника, выйти на р. Шара.

Командиру 14-го механизированного корпуса выделить оставшиеся танки 22-й и 30-й танковых дивизий и выслать к рассвету в Синявка в распоряжение командира 55-й стрелковой дивизии. Остальные части продолжать собирать в Слуцком районе.

Командиру 28-го стрелкового корпуса выполнять задачу по приказу № 06.

Штаб армии – совхоз Борки.


Из гешихте 3-й танковой дивизии Вермахта

26.6. около 5.25 поступил приказ на выступление. Теперь цель – Слуцк. Передовой отряд движется в том же порядке, что и вчера. 2 батальон 6 ТП движется по шоссе без остановки. Севернее населённого пункта Гуличи (Гулевичи) созданный русскими противотанковый заслон вызвал временную остановку. Однако сопротивление быстро сломлено и марш продолжается.

Обер-лейтенант Бухтеркирх движется со своими танками на восток. Далеко на горизонте уже появились колокольни города Слуцка. Танки находятся всего в 2 км от населённого пункта. Вдруг косящий огонь со всех сторон. Советы решили защищать Слуцк. По приказу верховного командования Западного фронта они собрали артиллерию и противотанковые орудия и ударив с обеих флангов, зажав в тиски, решили одним ударом остановить немецкое наступление. 2 батальон 6 ТП не мог двигаться дальше. Обер-лейтенант Бухтеркирх вылез из танка и снова возглавил атаку стрелков через ж/д насыпь. К счастью, идущий следом 1 батальон 6 ТП быстро закончил свою работу, а местность по обе стороны шоссе была проходима для танков. Майор Отто-Шмидт приказал развернуться и двигаться широким фронтом. Танки расстреливали пушечным огнём русские артиллерийские позиции и подавляли оборону до тех пор, пока в конце концов 5 батальон 75 артполка (обер-лейтенант Григо) не прибыл и не подавил вражеские батареи…

В 11.00 поступил приказ на атаку. 1 батальон 6 ТП (обер-лейтенант Вопель) ударил немедленно на Слуцк. Русские, правда, оказывают во многих местах сопротивление, однако захвачены врасплох энергичной атакой танкового клина. Деревянные дома повсеместно горят как яркие факелы и рушатся. Из-за этого танки вынуждены много раз искать дорогу в обход или перебираться через руины. Они в быстром темпе проезжают на маленькую площадь, где в окружении моря огня стоит гипсовая статуя Ленина. По краям площади лежат подбитые снарядами советские боевые машины, повозки и лошади. Однако танки здесь не причём, они устремились дальше мимо новых зданий казарм на выезд из города.

Внезапно танки вынуждены были остановиться. Деревянный мост через маленькую Случь у Весея взорван. Тотчас машины с сапёрами танкового полка двинулись вперёд. Огонь вражеских противотанковых орудий ведётся по мосту и вокруг его и не позволял сапёрам продвигаться вперёд. Танки движутся вверх и вниз по течению, чтобы найти переезд. Лейтенант фон Кикебух (1 батальон 6 ТП) был убит здесь выстрелом русского снайпера из-за реки. 1 батальон 394 МП (майор Кратзенберг) подошёл и очистил всеми своими ротами горящий населённый пункт от остатков советских войск. Слуцк как огромный костёр. Огонь подпитывался из-за ветра, который возник в результате крупных пожаров. До обеда из убежищ вывели последних русских солдат. Некоторые гражданские пугливо и беспокойно торопились через свой горящий город и пытались грабить магазины.


Из воспоминаний Д.А. Морозова

… Штаб дивизии мы разыскали на опушке леса, у шоссе, за военным городком 141-го артполка. Здесь тоже чувствовалась растерянность. Люди не знали, что делать. Полковник Иванюк совещался со своими заместителями. Положение дивизии было тяжёлое. О 107-м и 84-м полках по-прежнему нет никаких известий. От других частей остались малочисленные подразделения без артиллерии и станковых пулемётов. Они ещё только подтягивались к Слуцку. 129-й противотанковый дивизион не имел теперь ни одного орудия, а в 141-м артполку осталось только четыре гаубицы.

Начальник штаба дивизии капитан Ф.И. ДеревенецБыло решено обороняться на подступах к Слуцку оставшимися силами. Полковник Семенов и капитан Деревенец выехали искать пропавшие полки. В штабе артиллерии остались только мы с Макаровым.

Офицер штаба артиллерии дивизии мл. лейтенант А.Д. Макаров. Снимок послевоенных летКонтролировать организацию обороны перед Слуцком подполковник Тер-Гаспарян приказал помощнику начальника разведотделения старшему лейтенанту Матвею Лукичу Оспищеву и мне. Наскоро сформированные из этих людей взводы и роты занимали рубеж по реке Локня, между деревнями Безверховичи и Огородники, в пяти километрах западнее Слуцка. Здесь же оборонялись сводные отряды из остатков 14-го механизированного корпуса. С помощью начальника артиллерии 111-го стрелкового полка старшего лейтенанта Фёдорова нам удалось сформировать несколько групп истребителей танков.

– Все это не поможет, – грустно сказал Фёдоров, когда на новом рубеже был наведён некоторый порядок. – Пяток танков подобьем, а с остальными как? Разве такая жидкая оборона без пушек удержится?

Вскоре противник нанёс бомбовый удар и без артиллерийской подготовки бросил против нас полсотни танков. Наспех организованная оборона была прорвана.

Представление к награждению Геворка Андреевича Тер-Гаспаряна (1903 – 1949)Перед самым городом, на его западной окраине, немцы встретили более сильное сопротивление. После неудачной атаки они начали обходить Слуцк с севера и с юга, где советских войск вообще не было.

Жители торопились покинуть город. Шли пешком, в одиночку и семьями; ехали на подводах и машинах. По обочинам шоссе пылил скот. Издали дорога похожа была на пёструю шевелящуюся ленту. Как только появлялись вражеские самолёты, лента распадалась.

Люди разбегались в стороны, прятались где только можно. Самолёты улетали, и все снова становилось на своё место. Поток катился дальше, оставляя возле шоссе убитых и обломки машин.

Командный пункт дивизии переместился к селу Калита, в восемнадцати километрах от Слуцка. Остатки 111-го и 228-го стрелковых полков вместе с подразделениями других частей, влившимися в состав дивизии, заняли оборону неподалёку отсюда. Севернее, в районе Омговичей, седлая шоссе, оборонялись сводные подразделения механизированного корпуса…


Из боевого пути 14 механизированного корпуса

К 8 часам утра немецкие танки прорвались в Гулевичи, куда незадолго до того прибыл штаб армии. Управление 4-й армии понесло потери и смогло выйти из опасной зоны лишь благодаря героическим действиям 30-го мотострелкового полка, сумевшему остановить противника на подступах к Слуцку на линии Лядно – Малышевичи. Небольшие силы советских войск на этом рубеже смогли задержать немецкую 3-ю танковую дивизию на несколько часов, способствуя организации обороны Слуцка силами отрядов 28-го стрелкового корпуса и 161-го запасного стрелкового полка. Лишь в 15 часов немецкие танки после сильного авиационного и артиллерийского налёта смогли преодолеть эту необорудованную в инженерном отношении линию. К моменту подхода противника к Слуцку положение оборонявшихся было следующим: сводный отряд 28-го корпуса оборонял северную часть города и по реке Случь 2 километра севернее его, отряд 14-го мехкорпуса с двумя ротами 161-го полка рубеж южнее Козловичей, во втором эшелоне находился отряд 30-й танковой дивизии, сосредотачивавшийся в районе Подоресье, Волошево, Сороги. Остатки 55-й стрелковой дивизии для приведения в порядок собирались в Уречье, в своём летнем лагере. Кроме того, из задержанных на Слуцком контрольно-пропускном пункте военнослужащих различных частей, отступавших на восток, были сформированы четыре роты, сведённые в батальон. Эта часть совершенно не имея артиллерии была развёрнута на линии Омговичи – Калита, где спешно готовила оборону, оперативно подчиняясь командиру 14-го механизированного корпуса. Штаб корпуса разместился в Повстыни.


Р.С. Иринархов «1941. Пропущенный удар»

26 июня

Сложное положение оставалось в полосе обороны 4-й армии. К 2 часам ночи её командный пункт развернулся в Гулевичах, не имея связи ни со штабом фронта, ни со многими своими частями. Не принёс оптимизма и доклад коменданта Слуцкого укрепрайона о состоянии дотов, с которых ещё весной было снято все вооружение. В распоряжении коменданта находились две роты и артбатарея, охранявшие военные городки и дивизионные склады. Так что надежд задержать немцев на линии укрепрайона у командования армии почти не осталось.

В 7 часов на командном пункте генерала Коробкова отчётливо услышали гул артиллерийской канонады, доносившейся с запада. Прибывший делегат связи из 55-й стрелковой дивизии доложил, что противник на рассвете атаковал её понёсшие в предыдущих боях большие потери части, прорвал их оборону и начал продвижение к Слуцку. Остатки дивизии с ограниченным количеством боеприпасов и уцелевшими танками 14-го мехкорпуса, отброшенные от дороги, отходили к Уречью.

Положение 55-й стрелковой дивизии было тяжёлым. От частей остались только малочисленные подразделения без артиллерии и станковых пулемётов, которые разрозненными группами выходили к укрепрайону. 129-й истребительно-противотанковый дивизион потерял в предыдущих боях все свои орудия, а в 141-м артиллерийском полку осталось только 4 гаубицы. Части 107-го стрелкового и 84-го артиллерийского полков вели бои в отрыве от дивизии на реке Щара, в районе Слонима и Барановичей.

Оценив создавшееся положение, полковник Иванюк принял решение занять оборону на подступах к Слуцку. Специально выделенная группа командиров приступила к сбору и приведению в порядок отходивших групп и подразделений, формируя из них взводы и роты, которые сразу занимали позиции на реке Локнея между деревнями Безверховичи и Огородники (в 5 км западнее Слуцка). На этом рубеже занял оборону и сводный отряд танкистов мехкорпуса.

Но удержать противника и на этом рубеже наспех созданными подразделениями тоже не удалось. Вскоре налетела вражеская авиация и стала бомбить войска, занявшие оборону вдоль шоссе. Через некоторое время в атаку устремилось около 50 танков, сразу прорвав слабую и не обеспеченную артиллерией оборону советских войск, которые начали беспорядочный и поспешный отход. Панику усилило и то обстоятельство, что в ходе боя пропал командир 55-й стрелковой дивизии полковник Д.И. Иванюк. Были организованы розыски командира, но они не увенчались успехом. Высказывались различные версии: уехал в штаб армии, убит диверсантами, попал под бомбёжку…

Танки противника около 8 часов ворвались в Гулевичи, обстреляли штаб армии и двинулись к Слуцку. Сам город с утра подвергся бомбёжке группами вражеских самолётов, наносивших удары и по отходившим колоннам, и по боевым позициям войск. В Слуцке возникли большие пожары, вызвав огромный поток беженцев, устремившихся по дороге на Бобруйск.

Только вблизи города враг был остановлен стойкой обороной мотострелкового полка 30-й танковой дивизии, который и способствовал выходу из окружения штаба 4-й армии и некоторых воинских частей. Встретив сильное сопротивление, танки немцев начали обходить Слуцк с севера и юга. Начальник 18-го погранотряда в 10.45 отметил появление мелких групп танков противника и в самом городе, которые, попав под огонь воинов гарнизона, отошли обратно.

В это время генерал Попов с остатками своих подразделений и окружным запасным полком готовил оборону на реке Случь. Для её усиления командующий армией приказал полковнику Тутаринову выставить на западной окраине города у шоссейного и железнодорожного мостов два отряда прикрытия.

В ночь на 27 июня первый отряд 14-го мехкорпуса (3 роты, 5 орудий и 2 бронемашины) с батальоном 161-го запасного полка занял оборону по реке Случь от Варшавского шоссе до линии железной дороги Слуцк – Уречье; второй отряд (4 роты) – на рубеже Омговичи – Калита.

Понимая, что эта оборона не сможет надолго задержать немцев, генерал Коробков принял решение отвести остатки 30-й танковой дивизии во второй эшелон за Слуцк и расположить его на участке Подоресье, Большая Боровая, Волошево, Сороги. Полковнику Богданову была поставлена задача по подготовке оборонительных рубежей в 8 км восточнее города, перекрыв Варшавское шоссе. В его распоряжение был направлен и батальон пехоты, сформированный из отбившихся от своих частей красноармейцев и командиров.

Всю первую половину дня генерал Коробков и командиры штаба находились на передовой, пытаясь остановить отходившие в панике части и стабилизировать оборону в полосе армии. О тяжести положения говорится и в докладе командарма.


26 июня 1941 г. в Журнале боевых действий 55 СД была сделана запись.

111, 228 сп, 141 гап, 79 орб в период боев, имея значительные потери матчасти и людского состава были отведены к старой госгранице, часть к заставе Филиповичи и часть на рубеж Слуцк.

С 21:00 25.06.1941 до 6:00 26.06.1941 обороняли западную окраину г. Слуцк. Перед превосходящими силами противника с 7:00 отошли на рубеж Стар. Гуток (современное – Старый Гутков (Гутково)), Калита и оборонялись до 8:00 27.06.1941


В боевом донесении № 09 от 26 июня 1941 г. начальник штаба 4-й армии полковник Сандалов написал:

Части 55-й стрелковой дивизии, прикрывавшие слуцкое направление, в ночь с 25 на 26.6.41 г. были атакованы мотомеханизированными частями противника и, не выдержав этого удара, в панике отскочили за р. Случь.

Предприняты следующие мероприятия по обороне слуцкого района: на рубеж обороны посажены остатки 6, 42-й и 35-й стрелковых дивизий, 14-го механизированного корпуса, 120-го гаубичного артиллерийского полка, второй эшелон 113-й стрелковой дивизии.

Работы по приведению недостроенного Слуцкого укреплённого района в боевое состояние не были закончены за краткостью времени.

Предприняты мероприятия на дальнейшее: заграждаются направляя к Бобруйск отрядами, набранными на заградпунктах, с противотанковыми орудиями; в Бобруйск послан представитель штаба армии для этой же цели. Но так как танков и авиации нет, эти меры решительного успеха не дадут.

С 47-м стрелковым корпусом, получившим от меня задачи согласно вашей директиве, связи нет, о его действиях данных не имею. Выслал делегата. Прошу вашего распоряжения помочь прикрытию бобруйского направления более решительными мерами.

Противник всю ночь на 27 июня атаковал рубеж обороны сводного отряда 28-го корпуса и незадолго до рассвета овладел северной частью Слуцка. Учитывая, что долго на линии реки Случь продержаться не удастся, командующий 4-й армией принял решение на отвод всех отрядов 28-го стрелкового корпуса на более крупную естественную водную преграду – реку Птичь, в надежде подготовить там тыловой рубеж. С утра 27 июня вся тяжесть по сдерживанию натиска противника в районе Слуцка легла на управление 14-го механизированного корпуса и подчинённые ему отряды.


Как и днём ранее, советские войска широко применяли заграждения на дорогах, приспосабливая для этого даже неисправные автомашины и танки. Для прикрытия таких заграждений оставлялись небольшие группы с ручным оружием и иногда с отдельными орудиями ПТО.

К утру 27 июня, после отхода 28-го стрелкового корпуса, положение отрядов 14-го корпуса было следующим: передовой отряд в составе трёх рот, пяти орудий и двух бронемашин совместно с двумя ротами 161-го стрелкового полка занимал оборону по реке Случь от Варшавского шоссе до железной дороги Слуцк – Уречье. Второй отряд (четыре роты) с остатками 22-й танковой дивизии готовил рубеж Омговичи – Калита, отряд 30-й танковой дивизии с небольшим количеством танков во втором эшелоне в районе Подоресье, Большая Боровая, Волошево, Сороги. Остатки корпуса имели несколько 122-мм гаубиц, 76-мм пушек и 45-мм противотанковых орудий. В подвижном резерве командира корпуса были два танка и бронеавтомобиль.

На рассвете 27 июня 3-я танковая дивизия противника возобновила атаки и смогла подойти к линии Омговичи – Калита, где вновь была задержана советскими войсками. Только около полудня часть этой дивизии обойдя оборонявшихся с севера через Подоресье вышла на Варшавское шоссе и устремилась на Старые Дороги, где находился штаб 4-й армии.

Из воспоминаний Д.А. Морозова

«Почему это произошло? – мучительно думал я. Как мы могли допустить, чтобы враг вторгся на нашу территорию? Разве мы мало готовились? Разве мы плохо занимались в мирное время?»

Нет, учились мы не только с большой нагрузкой, но и с большим желанием. Молодые командиры стремились овладеть всеми тонкостями военного дела, наукой побеждать; хотели быть квалифицированными специалистами, чтобы как можно лучше выполнить свой долг перед Родиной. И не наша вина в том, что в программах занятий имелось много пробелов и недостатков.

Судить о том, как шла учёба в высших штабах, я не берусь, но о подготовке командиров в масштабе полка и дивизии хочется сказать немного.

На командно-штабных играх, учениях мы «прорывали» укреплённые полосы. К этому обязывал нас опыт войны с Финляндией. Мы намеревались громить напавшего на нас врага на его же территории: значит, надо было уметь прорывать укреплённые районы быстрее, чем это произошло во время войны с белофиннами.

Мы все время наступали и все время побеждали «синих», «зелёных» и прочих условных противников. Получалось так, что они всегда оказывались слабее нас.

Для наступления мы сосредоточивали до сорока орудий на один километр фронта, а если действовали танки, то было достаточно и двадцати орудий – это соответствовало положениям Боевого устава артиллерии 1937 года. На учениях было грешно создавать для своих войск трудные условия. В нашем представлении война выглядела лёгкой, не требующей больших жертв.

Справедливости ради надо отметить, что вопросы наступления отрабатывались тщательно. На полигонах проводились учения с боевой стрельбой, пехота и танки продвигались вперёд за разрывами настоящих боевых снарядов. Но эта выучка мало пригодилась в первые дни войны.

Оборонялись на учениях реже, этот вид боя был не в моде, применялся при крайней необходимости и то лишь на отдельных участках. Наша оборона заранее считалась неприступной для любого врага. Отход, выход из боя, бой в окружении – все то, с чем пришлось столкнуться с первых дней войны, мы на учениях не отрабатывали. Даже мысль о таких действиях показалась бы в то время кощунством.

Что делалось в высших штабах, в Генеральном штабе Красной Армии? Были ли там сделаны правильные выводы, принимались ли меры, чтобы отразить вторжение сильного врага в нашу страну? Мы, войсковые командиры, не могли знать об этом. Ответ на эти вопросы дала война…


Анализируя, полученную из разных источников информацию, порой противоречащую, можно предположить, что оборона западной окраины Слуцка была возложена на 55 СД с целью дать возможность сводному отряду 28-го корпуса и отрядам 14-го мехкорпуса организовать оборону на восточном берегу р. Случь.

Мемориальная доска 2 неизвестным советским воинам – ул. Ленина, 191В обороне участвовали 4 оставшиеся 122-мм гаубицы 141 ГАП, после 26.06.1941 г. упоминаний о них нет.

Путём логических умозаключений и расчётов приходим к выводу, что в 141 ГАП после боёв 24, 25 июня 1941 г. в строю могли остаться орудия 4-й или 5-й батареи второго дивизиона, поскольку 24 июня 1941 г. они находились на закрытых позициях, а 1 дивизион и 6 батарея, активно участвовавшие в боях 24 июня 1941 г., понесли невосполнимые потери – к 25 июня 1941 г. в полку оставалось около 10 орудий или 2,5 батареи.

Фамилии тех двух артиллеристов, о которых писал в своей статье Сергей Богдашич, мы, наверное, не узнаем никогда. Но всем им, бойцам, защищавшим наш город, погибшим и выжившим, известным и безымянным – низкий поклон и вечная память.



Из имеющихся источников информации мной составлен список некоторых артиллеристов, бойцов и командиров 55 СД возможно и точно участвовавших в боях 22–27 июня 1941 г.

Начальник артиллерии дивизии – полковник С.И. Семёнов.

Начальник штаба дивизии – капитан Ф.И. Деревенец.

Офицеры штаба артиллерии дивизии:
ст. лейтенант Д.А. Морозов (остался жив);
ст. лейтенант Радченко (сведений не найдено);
мл. лейтенант Александр Макаров (остался жив).

141 ГАП

Командир – майор Григорий Владимирович Серов (погиб 24.06.1941 г.)
С 9.07.1941 г. командир – майор Романович Петр Михайлович (032)

Начальник штаба – капитан Фёдор Петрович Кряжев (пропал без вести в сентябре 1941 г.)

Командир 1-го дивизиона – капитан Пётр Михайлович Бельдиев (остался жив)

Командир 1-ой батареи – ст. лейтенант Яков Кузьмич Востриков (погиб в звании майор 22.10.1943 г. под Гомелем)

Командир 2-й батареи – ст. лейтенант Семён Иванович Суманеев (погиб 24.06.1941 г.)

Командир 3-ей батареи – ст. лейтенант Митрофан Ермолаевич Нуцубидзе (остался жив)

Командир 6-ой батареи – ст. лейтенант Н.В. Борисов (25.06.1941 г. был ранен, отправлен в госпиталь)

Командир батареи – ст. лейтенант Алексей Иванович Усов (пропал без вести 24.06.1941 г.)

Командир батареи – лейтенант Иван Перфирьевич Кочетков (пропал без вести 25.06.1941 г. в районе Филиповичей)

Командир батареи – лейтенант Пётр Васильевич Капустин (пропал без вести)

Зам. Командира батареи – мл. лейтенант Дмитрий Яковлевич Поздняков (пропал без вести)

Командир взвода/ком. батареи – лейтенант Борис Петрович Середькин (25.06.1941 г. убит в районе Филиповичей)

Командир взвода – лейтенант Константин Васильевич Пирожков (погиб 24.06.1941 г.)

Командир взвода – лейтенант Максим Григорьевич Пасашков (пропал без вести 25.06.1941 г.)

Командир взвода – мл. лейтенант Михаил Алексеевич Конев (пропал без вести 26.06.1941 г. в районе Борисовичи)

Командир взвода – лейтенант Семён Константинович Ульяновский (пропал без вести до 20.09.1941 г.)

Командир взвода – лейтенант Иван Петрович Кулеш (пропал без вести до 20.09.1941 г.)

Командир взвода лейтенант Григорий Семёнович Гулько (пропал без вести до 20.09.1941 г.)

Командир взвода – лейтенант Алексей Иванович Филатов (пропал без вести до 20.09.1941 г.)

Командир взвода – лейтенант Павел Михайлович Степанов (пропал без вести до 20.09.1941 г.)

Командир взвода – лейтенант Константин Петрович Куликов (пропал без вести до 20.09.1941 г.)

Командир взвода – лейтенант Владимир Григорьевич Бойченко (пропал без вести до 20.09.1941 г.)

Командир взвода – лейтенант Михаил Маркович Ходюнин (пропал без вести до 20.09.1941 г.)

Командир взвода – лейтенант Пономарёв (24.06.1941 г. был тяжело ранен)

Начальник связи – капитан Дмитрий Матвеевич Гребенников (пропал без вести в 1941 г.)

Начальник разведки – лейтенант Николай Чурсин (погиб 24.06.1941 г.)

Техник-интендант 1 ранга, начальник ОВС – Анатолий Иванович Петрухин (погиб 25.06.1941 г.)

Начальник химслужбы – лейтенант Алексей Евгеньевич Колдин (пропал без вести в районе Филиповичей)

Младший автотехник – мл. лейтенант Василий Иванович Платонов (пропал без вести 25.06.1941 г. в районе Филиповичей)

Политрук 6-ой батареи – В.Н. Туманов (остался жив)

Командир 3-го дивизиона – ст. лейтенант Хол(к)повский (выбыл 9.07.1941 г., дальнейшая судьба неизвестна)

Зам. командира 7-ой батареи – политрук Толмачёв (выбыл 9.07.1941 г., дальнейшая судьба неизвестна)

Зам. командира 9-ой батареи – политрук Омельянович (выбыл 9.07.1941 г., дальнейшая судьба неизвестна)

Командир расчёта 6-ой батареи – ст. сержант Яков Григорьевич Рассказов (остался жив)

Наводчик 6-ой батареи – ефр. Фатых Хусаинович Кадралиев (остался жив)

Подносчик 6-ой батареи – кр-ц Ибрагимов (24.06.1941 г., убит)

Заряжающий 6-ой батареи – кр-ц Хаджиев (тяжело ранен 24.06.1941 г., дальнейшая судьба неизвестна)

Красноармеец 6-ой батареи – Дмитриев (тяжело ранен 24.06.1941 г., дальнейшая судьба неизвестна)

Водитель трактора «Красноармеец» 6-ои батареи – Кудинов (сведений не найдено)

Наводчик 9-ой батареи – Саид Хамиль Усейнов (остался жив)

Наводчик 2-го орудия 9-ой батареи – Туркуба Меджажев (остался жив)

Красноармеец 7-ой батареи 3-го дивизиона – Солдатов (сведений не найдено)

Разведчик-корректировщик (писарь) – кр-ц Дмитрий Иванович ДергуновРазведчик-корректировщик (писарь) – кр-ц Дмитрий Иванович Дергунов (сведений не найдено)

129 ОПД

1. Командир – капитан Пётр Петрович Остащенко (погиб осенью 1941 г. на Украине)

Командир батареи лейтенант Сергей Панфилович Утешев2. Командир батареи – лейтенант Сергей Панфилович Утешев (погиб 24.06.1941 г.)

3. Командир огневого взвода – лейтенант Григорий Филлипович Брыкля (пропал без вести по данным сайта «Мемориал», но по данным сайта «Подвиг народа» – в 1943 г. сержант штрафного батальона, остался жив)

Командир огневого взвода лейтенант Григорий Филлипович Брыкля4. Наводчик 2-ой батареи – Катрунов (сведений не найдено). Была допущена ошибка в фамилии. Правильно: ефрейтор Кутрунов Николай Борисович 1919 г.р. В бою на р.Мышанке он выжил, но был ранен осколком снаряда в спину при этом продолжал жечь танки. На его счету их шесть. Прошел все войну, в апреле 1945 г. был тяжело ранен под Кенигсбергом и в мае инвалидом вернулся домой. Умер от старости в 2005 году. Подробнее - в комментарии внука к статье.

5. Водитель тягача – Иван Сильченко (сведений не найдено)

111 СП

1. Начальник артиллерии – ст. лейтенант Анатолий Пантелеевич Фёдоров (пропал без вести, 26.06.1941 г. командовал заслоном на р. Локнея, по национальности грузин)

2. Командир полковой батареи – мл. лейтенант Воробьёв (сведений не найдено)

3. Командир орудия – с-т Грищенко (сведений не найдено)

4. Командир орудия – с-т Василий Н. Рассказов (остался жив)

5. Наводчик – кр-ц Маховишвили (24.06.1941 г. был ранен)

6. Наводчик – кр-ц Махмутов (сведений не найдено)

228 СП

Начальник артиллерии – ст. лейтенант В.Ф. Осипович (сведений не найдено)

Командир полковой батареи – лейтенант Иван Прокофьевич Чуйков (пропал без вести между 22.06.1941 г. и 18.06.1943 г.)

 

Представление к награждению БельдиеваПредставление к награждению БрыкляПредставление к награждению МеджажевПредставление к награждению ОстащенкоПредставление к награждению РассказовПредставления к награждению РыбакПредставления к награждению СолдатовПредставления к награждению ТумановПредставления к награждению УсейновСведения о безвозвратных потеряхСведения о безвозвратных потеряхСведения о безвозвратных потеряхСписки погибших. БрыкляСписки погибших. ВостриковСписки погибших. ГребенниковСписки погибших. КряжевСписки погибших. ФедоровСписки погибших. ФедоровСписки погибших. ЧуйковДонесение о гибели Серова




Использованы материалы с сайтов:
http://bdsa.ru
http://www.solonin.org
http://www.pobeda1945.su
http://www.obd-memorial.ru
http://podvignaroda.mil.ru
http://www.rkka.ru
http://militera.lib.ru
http://brestfortress.blogspot.com
http://militera.lib.ru

 

Вернуться к первой части статьи

Андрей ПОПОВ

Рерайтинг - Владимир ХВОРОВ
 



Назад
Комментариев: 6

Наталья 2018-08-16 12:36:16

Спасибо за собранную информацию. Очень интересно и важно. Несколько лет назад я разыскала родственников солдата, погибшего в Зубцовском районе. Поднят был в 1999 году, но разыскать родственников получилось только через несколько лет, да и то не по базе Мемориал, а по адресу смертного медальона и пройдя паспортные столы, все указанные адреса, переговорив с бывшими соседями. (тогда еще слишком мало было выложено документов). Ну а еще через несколько лет нашёлся и документ, что он служил в 141 артилерийско-гаубичном полку на октябрь 1940 года. (Волков Олег Дмитриевич). Получается, почти с самой границы оборонялся. Героическое поколение.

Вадим 2018-01-24 17:16:00

Низкий поклон Вам, а вот в Курске память 55-й стрелковой Курской дивизии имени К.Е. Ворошилова никак не увековечена ни памятной доски на штабе (сейчас военный госпиталь) ни памятника, ни названия улицы, как и не было

андрей попов 2016-06-08 10:26:35

21 ОБС 22.06.41г. находился в г. Слуцк, 23.06.1941г. в лесу в 2-х км восточнее Нагорное,08.07.1941г в районе КП штаба дивизии в лесу в 1 км южнее Сычина. В районе Барановичей 21 обс в июне 1941г. не было.

Екатерина 2016-05-30 11:55:26

Здравствуйте! отличная статья! Спасибо ВАМ! Мой прадед Закурдаев Игнат Иванович к началу войны – командир взвода 21-го отдельного батальона связи 55-й стрелковой Курской дивизии имени К.Е. Ворошилова (I ф) 47-го стрелкового корпуса (I ф) Западного особого военного округа, младший лейтенант по воинскому званию. Пропал без вести в 41! Прабабушка говорила нам , что в первые дни войны!Вот теперь пытаюсь выяснить "место" , где мог погибнуть наш прадед. Писала в музеи Белоруссии, два из них ответили (Слуцкий и им М.Ф.Шмырева) НИ КАКОЙ ИНФОРМАЦИИ о каких либо захоронениях у них нет ((. Исходя из вашей статьи есть смысл отправить запросы в Барановичи. Может Вы мне что нить еще подскажете?

Андрей Попов 2015-02-09 11:27:44

Максим, к сожалению, кроме материалов, опубликованных в источниках, мы не имеем дополнительной информации. Но боевой путь 55 СД рассматривался нами до 27.06.1941 г. Дальнейший путь дивизии описан в воспоминаниях Д.А.Морозова. Что касается участия в боях 24.06.1941 г. 129 ОПД, то из опубликованной информации известно, что после первого двухчасового боя на р. Мышанка от дивизиона осталось два орудия и небольшое количество бойцов.Раненые были отправлены на перевязочный пункт и эвакуированы в тыл.

Максим 2015-02-08 16:09:33

Здравствуйте! С интересом прочитал статью, так как в 55 сд наводчиком 129 ОПД воевал мой дед. Его фамилия Кутрунов Николай Борисович, нашу фамилию частенько пишут не правильно и видимо в вашем исследовании произошло тоже самое. Наводчик 2 батареи не рядовой Катрунов,а ефрейтор Кутрунов.(призван в ноябре 1932г.,участник финской войны.)В бою на р.Мышанке он выжил, но был ранен осколком снаряда в спину при этом продолжал жечь танки. На его счету их 6. Прошел все войну,в апреле 1945 был тяжело ранен под Кенигсбергом и в мае инвалидом вернулся домой. Умер от старости в 2005 году в городе Прокопьевск Кемеровской области. За бой на р.Мышанке 24 июня, был награжден орденом "Красной звезды", получил его уже после войны.Если есть, какая-нибудь дополнительная информация по 129 опд огромная просьба поделиться или дать ссылки.Пытаюсь восстановить боевой путь деда. Что было на р. Мышанка? Отступил ли он за р.Щару или был госпитализирован и куда. Он рассказывал о еще одном ранении, кантузии и плене, о том что после побега его выходила в каком-то белорусском селе женщина. Так же рассказывал о представлении его к награде "Героя Советского Союза", за три сбитых самолета, но не случившегося из-за штрафбата. Заранее благодарен Максим Кутрунов.

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 2796. Последнее 2018-11-17 05:52:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru