У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Военные мемориалы Беларуси

 

II. Зверства немцев в городе Мариуполе

АКТ О ЗВЕРСТВАХ И ЗЛОДЕЯНИЯХ, СОВЕРШЕННЫХ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИМИ ВОЙСКАМИ И ВЛАСТЯМИ В ГОРОДЕ МАРИУПОЛЕ ЗА ВРЕМЯ ОККУПАЦИИ
(с 8 октября 1941 г. по 10 сентября 1943 г.)
Составлен 15 сентября 1943 г.

 

Мы, граждане Мариуполя, представители общественных организаций и воинских частей, составили настоящий акт о нижеследующем:

За два года фашистской оккупации немцы превратили крупный центр металлургической промышленности Юга – город и порт Мариуполь – в развалины. Здесь систематически совершались чудовищные насилия и издевательства над советскими гражданами. Фашистские злодеяния начались с первого дня оккупации и продолжались до бегства немецко-фашистских войск под ударами Красной Армии.

1. ЗЛОДЕЯНИЯ И ГРАБЕЖИ, СОВЕРШЕННЫЕ НЕМЕЦКО–ФАШИСТСКИМИ ВОЙСКАМИ В ПЕРВЫЕ ДНИ ОККУПАЦИИ

В первый день оккупации, 8 октября 1941 года, части эсэсовцев захватили 26 случайно попавшихся им граждан и замучили их. Им содрали кожу с рук, отрезали половые органы, уши и носы и затем всех замученных замуровали в стенах подвала. Через 13 дней эти трупы раскопали и показывали населению под видом жертв НКВД. Так погибли граждане Левин, Коган, Аливанов и другие.

Первые дни фашистской оккупации ознаменовались массовыми расстрелами ни в чём не повинных советских граждан. 10 октября 1941 года в порту было расстреляно 27 рабочих судостроительного завода. В Ильичевском районе был расстрелян помощник начальника мартеновского цеха завода им. Ильича депутат Верховного Совета УССР тов. Пузырёв Никита Алексеевич. Его избили прикладами винтовок, а затем без допроса расстреляли вместе с двумя дочерьми. На заводе им. Ильича были расстреляны старые, известные всем кадровые рабочие тт. Пузачёв, Шабанов, Какута и многие другие. 19-летний комсомолец Кравченко был повешен, 15-летний Николай Горланов был расстрелян, там же была расстреляна депутат облисполкома тов. Минина. Работавший при немцах начальником паспортного стола Ильичевского района гр-н Виноградский был повешен с надписью на груди: «Я выдавал паспорта партизанам». Всего же в этом районе в первые дни оккупации были расстреляны и повешены только на глазах у населения 71 человек.

Замучив и расстреляв сотни советских граждан, украинцев и русских, немецко-фашистские разбойники в первые дни оккупации истребили буквально всё еврейское население города. Это было совершено немецко-фашистскими властями по заранее разработанному плану. 9 октября 1941 года всему еврейскому населению было приказано надеть особые знаки, избрать из своей среды старост и представить списки по районам. 12 октября им было предложено сдать все ценности, вплоть до золотых зубов.

16 октября всех евреев, проживавших в городе, загнали в здание бывшей военной казармы и 18 октября утром всех расстреляли на агробазе за городом. Такая же участь постигла всё цыганское население. Завершением этого было поголовное истребление вместе с детьми и тех женщин-евреек, которые были замужем за украинцами и русскими. Так, в числе многих была расстреляна вместе с ребёнком жена конструктора завода им. Ильича Аксёнова. Фашистские звери при умерщвлении детей смазывали им губы ядовитыми веществами.

Ворвавшись в город, немецкие солдаты и офицеры начали поголовный грабёж. Они грабили частные квартиры, срывали с граждан на улицах верхнюю одежду, разбивали окна и двери магазинов, расхищали продукты питания. В центре города ими были ограблены: магазин Горпищеторга № 1, Гастроном № 1 и даже магазин детских игрушек. Фашисты обыскивали проходящих по улицам граждан, снимали с них часы и другие личные вещи.

Так начались кошмарные дни немецкой оккупации.

2. ПОРАБОЩЕНИЕ, ОНЕМЕЧИВАНИЕ И ИСТРЕБЛЕНИЕ СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН В ПЕРИОД ОККУПАЦИИ

Гитлеровцы всячески унижали достоинство советских людей. Названия улиц, носивших имена великих русских людей, были заменены немецкими. В кино советские граждане допускались только на дневные сеансы, но и здесь они были обязаны уступать места немцам. На многих скамейках городского сада были надписи: «Только для немцев». Наглость фашистов доходила до того, что они не давали сигналов и не сворачивали мотоциклов и автомашин при встрече с советскими гражданами и давили их.

На крупнейшие предприятия города прибыла немецко-фашистская администрация. На металлургическом заводе появилась надпись: «Заводы Круппа». Директор Азовстали Якоби, шеф судостроительной верфи Ейнич, шефы завода Бернард, Шиллер, Вульф и другие установили дикий произвол по отношению к рабочим, избивали их за непонимание немецкого языка, который был объявлен государственным, называли их «русскими свиньями». Немецко-фашистский рабовладелец в чине директора Азовстали Якоби на каждом шагу лично избивал рабочих. По его указанию внутри одной из мартеновских печей завода была устроена тюрьма. В неё бросали рабочих за малейшие опоздания на работу. Рабочим далеко нерегулярно выдавали в сутки по 300 граммов горелого хлеба. Остальному населению со второго месяца оккупации немцы совершенно не выдавали хлеба.

В издаваемой фашистами городской газете открыто писали, что немецкий солдат завоёвывает себе в России землю и рабов.

Фашистские рабовладельцы систематически проводили принудительную отправку молодёжи на работу в Германию. Сперва они искали желающих добровольно поехать в «Великую Германию». Организовывали «экскурсии» и затем заставляли «экскурсантов» подписывать специально составленные материалы о том, что будто бы русским и украинским рабочим живётся в Германии хорошо. Когда эта затея провалилась, фашисты стали по базарам, в рабочих поездах и на улицах города устраивать облавы. Захваченную молодёжь принудительно партиями отправляли в рабство в Германию. При отправке в немецкое рабство молодёжи, захваченной в результате облав, родители даже для прощания не допускались к эшелонам.

По далеко не полным данным, ещё к маю 1943 года было увезено из города в фашистское рабство до 60 тысяч человек. Чтобы избежать отправки в Германию, юноши и девушки калечили себя разными способами: обливались кислотой, рубили себе пальцы, вызывали искусственно чесотку, в больших дозах принимали хинин, причиняли себе ожоги каустической содой.

Немецко-фашистские оккупанты шли на гнуснейшие провокации с целью изобразить, будто мариупольцы довольны немецкими порядками в городе. Было объявлено, что из Ростова идут русские военнопленные и мариупольцы могут забрать опознанных своих родственников. Тысячи жителей вышли встречать военнопленных в надежде увидеть кого-либо из близких им людей. Но вместо военнопленных подошли немецко-фашистские войска. Фашистские кинооператоры в это время засняли всё на пленку как «встречу русским населением немецких войск».

Часто на глазах у населения немцы грузили награбленное ими добро, скот и продовольствие в эшелоны и писали на вагонах: «Подарок украинского народа немецкому народу».

Бандиты из гестапо и полиции день и ночь охотились за советскими людьми. Официальными, широко разрекламированными приказами была установлена награда в 10 тысяч рублей за голову коммуниста. За одного убитого немца подлежали расстрелу 100 человек, за одного убитого полицейского – 10 местных жителей. Эти приказы множество раз приводились в действие. Когда был убит полицейский Коломойцев, немцы тут же расстреляли 10 ни в чем не повинных советских граждан.

При аресте советского патриота семья его выбрасывалась на улицу, а квартира и всё имущество забирались полицией. Гестаповцы пришли арестовать гражданина Xорошова; не застав его дома, тут же во дворе они расстреляли его жену и подвергли пытке сестру.

Гестаповцы и полицейские всячески глумились над женской честью. Шеф гестапо Вульф установил право первой ночи по отношению к находящимся в заключении женщинам. Обвинив гражданку К., проживавшую по Кальмиусской улице, в том, что она еврейка, полицейские арестовали её и потребовали за спасение 15 тысяч рублей. Гражданка К. не смогла уплатить этих денег. Тогда полицейские увели её в сарай и втроём изнасиловали. Подобных фактов разбоя и насилия было немало. В городе для немецких и румынских офицеров были организованы публичные дома, куда насильно загонялись советские девушки. В центре города, на Проспекте Республики, в пятиэтажном доме немцы открыли в первом этаже церковь, во втором этаже – публичный дом, в третьем этаже – полицейский участок. Полиция вела специальный учёт красивых девушек и женщин, которых насильственно направляла в публичные дома.

В феврале 1943 года, в период панического бегства немцев с Кубани и Дона и ликвидации сталинградской группировки, особенно усилились в городе массовые облавы и расстрелы. Население массами забирали в гестапо. Многих товарищей замучили и расстреляли именно в эти дни.

Только за одну ночь, 23 июля 1943 года, в районном отделении гестапо было расстреляно 120 человек, а всего за время оккупации было расстреляно, замучено и истреблено несколько десятков тысяч советских граждан.

Основным местом, где гестаповцами совершались массовые расстрелы, были противотанковый ров и окопы в районе агробазы. Полевая жандармерия производила расстрелы в селе Хрещатинское.

Все злодеяния и бесчинства гестапо и полиции возглавлялись шефом гестапо Вульф и руководителями так называемой вспомогательной криминальной службы во главе с предателем Бердичевским.

3. ЗЛОДЕЯНИЯ И РАЗРУШЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ ГИТЛЕРОВЦАМИ В ПЕРИОД ПАНИЧЕСКОГО БЕГСТВА ПОД УДАРАМИ ЧАСТЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ

Перед бегством фашистские звери сожгли и разрушили город. Специальные отряды факельщиков с 7 по 10 сентября 1943 года поджигали и взрывали все общественные, государственные и частные здания. Некоторые факельщики предлагали жителям за курицу, часы, водку пощадить дома, но, получив требуемое, продолжали творить своё гнусное дело. За эти три дня были сожжены и взорваны крупнейшие заводы Юга: им. Ильича, Азовсталь, им. Куйбышева, первоклассный порт, все заводы местной промышленности, электростанции, трамвайный парк, вокзал, здания горсовета, горкома КП(б)У, ЛКСМУ, банка, управления милицией, НКВД, почты и телеграфа, редакции газеты «Приазовский рабочий», суда и прокуратуры. Дворца пионеров, здания 56 школ и всех библиотек города, всех кино и театров, десятки домов отдыха, две водолечебницы и все церкви города. Были также сожжены все выходящие фасадом на улицу жилые дома города.

Населению предложили под угрозой расстрела покинуть город не позже 9 сентября. Маршрут «эвакуации» проходил по тем местам и дорогам, где всегда происходили массовые расстрелы. Жители всеми средствами противились «эвакуации», разбегались по дорогам, по окрестностям, прятались в туннелях. Сжигая дома, гитлеровцы расстреливали тех, кто противился угону и поджогам. На Пролетарской улице сожгли заживо старика Ховрах. В посёлке Кирилловка гражданин Ложка Спиридон Агафонович за отказ эвакуироваться был привязан к дереву и сожжён. Фашисты наспех вывозили ценности и уничтожали то, что не могли вывезти.

10 сентября, в момент высадки советского десанта около ялтинской дороги, факельщики бросили свои машины и побежали к домам. Заметив сидящих в ямах старух и детей, звери расстреляли их из автоматов. В числе убитых Георгий Мирошников, мастер портовых мастерских; тяжело ранены его двое детей, жена бухгалтера мастерских Вернера и её домашняя работница с двухлетним ребёнком. Здесь же фашистский солдат добил прикладом 14-летнего мальчика, раненного в живот.

4. ЗВЕРСТВА И ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА ФАШИСТОВ НАД ПЛЕННЫМИ

По приказу фашистского коменданта в здании учебного комбината завода им. Ильича был создан лагерь пленных. Из лагеря к району железной дороги ежедневно вывозили на 4–5 подводах тела умерших от голода людей. Здесь их сбрасывали, вместе с ещё полуживыми раздетыми догола заключенными в снег на мороз. Фашистские мерзавцы в целях грабежа использовали сочувствие местного населения к пленным. Немцы организовали так называемый «комитет помощи военнопленным». Этот комитет собирал продукты и деньги, которые присваивали себе немецкое командование и полиция. Заключенные пухли от голода, многие сходили с ума. Немцы не позволяли гражданам передавать пищу непосредственно пленным.

Когда население приносило пищу, то надсмотрщики лагеря выбрасывали её на землю и избивали бросавшихся за крохами изголодавшихся людей.

В портовой школе № 19 фашистские звери отмечали обессилевших от голода заключенных белым крестом на спине и на груди, вывозили их и расстреливали.

В феврале 1943 года больные и раненые пленные в одном белье были закупорены в 18 товарных вагонах, вывезены в Старо-Крымский тупик и там заморожены. Чтобы население не оказало им помощи, на вагонах был нарисован знак черепа и написано: «Не подходить, заразно». Так немецко-фашистские мерзавцы расправлялись с пленными.

Всё перечисленное есть только часть совершённых фашистами чудовищных злодеяний, за которые наша Красная Армия, советский народ беспощадно мстят немецко-фашистским мерзавцам.

Недалеко время, когда гитлеровская Германия полностью ответит за свои кровавые злодеяния.

Смерть немецким оккупантам!

 

Подписи: Голдина Клавдия Ивановна – работница завода им. Ильича, Чекмак Лазарь Николаевич – колхозник колхоза им. Кирова, Гришина Анна Алексеевна – жена командира Красной Армии, Пашкурлат Павел Петрович – зав. по снабжению завода им. Ильича, Ториков Степан Никитич – машинист завода им. Ильича, Вольфсон Владимир Маркович – подполковник, Дудель Савва Павлович – майор, Антипенко Ольга Григорьевна – домохозяйка, Мисютина Евдокия Ивановна – жена командира Красной Армии, Стеблянко Антон Дмитриевич – начальник почты, Фещенко Павел Исидорович – инженер мартеновского цеха, Батычко Михаил Трофимович – паровозный машинист, Шаповаленко Пётр Дмитриевич – токарь завода им. Ильича, Орлов Захар Павлович – начальник механического цеха судоремонтного завода, Смирнов Николай Антонович – технорук трамвайного парка, Неезжалый Михаил Ефремович – председатель райсовета порта, Голубь Иван Иванович – составитель поездов ст. Мариуполь-Порт, Кононова Валентина Фёдоровна – врач, Коломийцев Фёдор Иванович – зав. гороно, Литвинов Лука Демьянович – и. о. председателя горсовета, Белла Павел Феодосьевич – и. о. директора ультрамаринового завода, Паневин Владимир Семёнович – и. о. секретаря горкома КП(б)У, Орехов Анатолий Николаевич – начальник цеха ультрамаринового завода, Апальков Александр Тимофеевич – и. о. председателя райисполкома, Смирнов Леонид Александрович – и. о. председателя горкомхоза, Попов Семён Иванович – учитель педагогического училища, Какута Ефросинья Трофимовна – зав. общим отделом исполкома.

 

 

К СОДЕРЖАНИЮ



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 3084. Последнее 2019-02-17 07:01:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru