У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

SlutskGorod - информационный сайт Слуцка

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Военные мемориалы Беларуси

 

 

 

Леонид Смиловицкий: По следам еврейских кладбищ Беларуси. Слуцк

17.10.2019

Еврейская история никак не отражена в топонимике Слуцка, названиях улиц, площадей, нет мемориальных досок и указателей. Остались только памятники жертвам Холокоста на местах массовых захоронений. Да и сами евреи Слуцка представляют собой музейную редкость…

Поехать в Слуцк мне посоветовала архитектор Галина Левина из Минска, которая получила предложение от городской еврейской общины помочь в постройке лапидария для разорённого старинного иудейского кладбища. Непростая история о том, что сделали нацисты с кладбищем евреев в Слуцке в годы войны, мне была хорошо известна. Но как обстоит дело спустя 75 лет? И почему сегодня возник этот вопрос? В Слуцке у меня была давняя знакомая – Раиса Алексеевна (Алконовна) Тычина (Манюк), которая в середине девяностых годов стояла у истоков возникновения городской еврейской общины «Помни».

Слуцк – город в Минской области, центр одноименного района на реке Случь в 105 км к югу от Минска, узел железных дорог на Осиповичи, Барановичи, Солигорск, автодорог на Бобруйск, Минск; бывший уездный город Минской губернии (до 1917 г.), центр Слуцкого округа (1924–1927, 1935–1938 гг.), Слуцкого района (1938–1941 гг.).

Первым письменным упоминанием считается запись 1116 г. в «Повести временных лет». В XII в. Слуцк становится столицей удельного княжества, в первой половине XIV в. он входит в состав Великого княжества Литовского. В 1441 г. город получает Магдебургское право. С 1502 по 1521 гг. Слуцк неоднократно подвергается набегам крымских татар. В 1593 г. в городе насчитывалось 1100 дворов и около 7 тыс. жителей. В 1630–1640 гг. Слуцк превратился в город-крепость, укреплённый земляными валами, рвами и бастионами. Здесь сложилась прямоугольная сеть улиц с деревянными строениями. Разделённые рекой части города соединялись между собой мостом. Во время Северной войны в Слуцке побывали царь Пётр I и король Карл XII. (А. Котлярчук. Швэды ў гісторыі й культуры беларусаў. Вільня, 2007 г., с. 94). В 1612–1695 гг. и 1744–1832 гг. городом владели князья Радзивиллы. В 1791 г. Слуцкое княжество упразднили, и город стал центром Случерецкого повета Новогрудского воеводства. В 1858 г. в Слуцке проживало 6694 чел., а в 1897 г. – 14 тыс. 349 чел., из них – 10 тыс. 238 евреев (Энциклопедия Брокгауза и Ефрона. СПБ, 1912 г., т. 14. с. 392).

В XIX в. Слуцк изменил свой облик. Крепостные рвы были засыпаны, валы и бастионы срыты. Через центр города прошла дорога от Москвы до Варшавы. В 1915 г. к Слуцку была проложена железная ветка из Осиповичей. В марте 1917 г. в городе был создан Совет рабочих и солдатских депутатов. В феврале 1918 г. Слуцк заняли сначала немецкие, а затем польские войска, которые оставались здесь до декабря 1920 г. По Рижскому мирному договору 1921 г. Слуцк перешёл к Белорусской ССР.

Первые упоминания о евреях в Слуцке восходят к 1583 г. В начале XVII в. в городе образовалась еврейская община, которая подчинялась Брест-Литовскому кагалу. В 1655 г., когда в Беларусь вторглись русские войска, евреи Слуцка бежали в Вильно. После окончания войны община Слуцка была восстановлена; её численность значительно увеличилась, во многом благодаря опеке князей Радзивиллов.

Слуцк стал одним из центров еврейской учёности. В 1691 г. Литовский Ваад признал её главным кагалом одной из пяти мединот (областей), на которые делилась еврейская автономия в Литве. Глава общины (рош медина) получил право решающего голоса при обсуждении вопросов, затрагивавших интересы всего литовского еврейства. В XVII в. община Слуцка стала одной из наиболее влиятельных в Беларуси. К 1766 г. численность еврейского населения города достигла 1577 чел. С 1793 г. Слуцк в составе Российской империи. В XIX в. численность еврейского населения города возрастала. В 1800 г. она составила 1584 чел. (47 купцов и 1537 мещан, 71 % всего населения), в 1847 г. – 5897 чел., в 1897 г. – 10 тыс. 264 чел. или 71 % всего населения. Евреи занимались мелкой торговлей, различными ремёслами, садоводством и огородничеством. Одним из самых состоятельных горожан считался купец первой гильдии Евна Изерлис (1771–1850 гг.), который контролировал сплав леса в Кёнигсберг (Pinkas Slutsk u"Benoteha [Slutsk and Vicinity Memorial Book]. In Hebrew, Yiddish and English. Tel Aviv, 1962].

В Слуцке евреи жили в старой части города. С востока она ограничивалось речкой Бычок, с запада – улицей Копыльской, на севере – городским валом, а на юге – рвом, опоясывающим Старый замок. Посреди этого места на площади построили деревянную синагогу, а прилегавший квартал получил название Школище. Главной улицей здесь была Еврейская, которая вела от площади в сторону Старого замка, потом её стали называть Школьная (ныне Парижской Коммуны). В Национальном историческом архиве Республики Беларусь хранится проект 1869 г. каменных лавок, принадлежавших евреям на ул. Шоссейной и проект за 1870 г. деревянной еврейской школы на Школьной площади, принадлежавшей цеху портных (НИАБ, ф. 1477, оп. 1, дд. 2822–2823).

Несмотря на то, что к началу ХХ в. экономическое значение города значительно снизилось, община содержала 18 синагог, Талмуд-тору, хедеры, два частных мужских еврейских училища, в одном из которых была женская смена. Духовные руководители общины главный раввин Слуцка И. Пеймер и сменивший его главный раввин Иосеф Бер Соловейчик оставались твёрдыми противниками хасидизма. В 1897 г. раввин Иссер Залман Мельцер основал в Слуцке «литовскую» иешиву слободского типа, которая вскоре приобрела широкую известность. На рубеже XIX–XX вв. в Слуцке широко распространялись идеи сионизма. В 1905–1906 гг. действовал отряд самообороны. В 1919 г. после установления в городе советской власти еврейские политические организации были распущены. Но подпольные сионистские группы продолжали действовать до середины двадцатых годов, когда органы ОГПУ их разгромили. Одновременно осуществлялась постепенная ликвидация еврейских религиозных и общинных учреждений. Синагоги были закрыты. В здании «Калте шул» разместилась пекарня. В 1921 г. иешива «Эц Хаим» из Слуцка перебралась в Клецк, некоторые из ешиботников погибли при нелегальном переходе границы, другие были схвачены польской контрразведкой и брошены в тюрьму по обвинению в шпионаже; лишь немногим удалось впоследствии добраться до Палестины. В двадцатые и тридцатые годы, по мере выезда евреев в крупные города (Москву, Ленинград, Минск и др.), численность еврейского населения Слуцка сокращалась. В 1926 г. она составила 8 тыс. 358 чел. или 53,3 % от всего населения, а к 1939 г. – 7 тыс. 392 чел. или 33.7 % (Mordechai Altshuler. Soviet Jewry on the Eve of the Holocaust. A Social and Demographic Profile. Jerusalem, 1998, p. 233).

До 1917 г. в Слуцке было 18 синагог и молитвенных домов, из которых до наших дней не сохранилось ни одной. В 1862 г. имелось четыре деревянные синагоги, одна каменная и шесть каменных молитвенных домов (И. Зеленский. Материалы для географии и статистики России, сост. офицерами генерального штаба. Ч. 2, Минская губерния. СПб, 1864 г., с. 676). Наиболее известными были две: старая деревянная и новая каменная хоральная (главная) синагога, которую называли ещё холодной. Она была возведена во второй половине XIX в. на углу улиц Виленской и Садовой.

Проект синагоги 1870 г. в Слуцке. Национальный исторический архив Республики Беларусь в Минске, фонд 1477, опись 1, д. 2823В 1919 г. в Слуцке действовало четыре синагоги (К. Г. Карпекин. Иудейские общины в Белорусской ССР. Январь 1919 г. – сентябрь 1939 г. Витебск, 2016 г., с. 162). В сентябре 1929 г. Центральная Комиссия по отделению церкви от государства в Минске постановила изъять в Слуцке синагогу «Бесга мидраш» для культурных нужд, а синагогу по ул. Садовая оставить для нужд верующих. Однако уже в январе 1930 г. она тоже была реквизирована (НАРБ, ф. 750, оп. 1, д. 567, лл. 12, 24). Здание хоральной синагоги по улице Садовой переоборудовали под кинотеатр «Родина». Фильмы здесь шли как при Советской власти, так и после оккупации города немцами. В 1944 г. здание синагоги было разрушено отступавшими немецкими войсками (А. П. Грицкевич. Слуцк. Минск, 1960 г., с. 49). Последней в 1936 г. была закрыта в Слуцке синагога в конце ул. Льва Толстого (бывшей Юрьевской). В здании синагоги на Школище до войны действовала городская хлебопекарня. Район Школище вместе с синагогой разрушили во время карательной операции в феврале 1943 г. (Память. Слуцкий район, Слуцк. Кн. 1, соч., 2000, с. 312).

После заявления Советского правительства в полдень 22 июня 1941 г. о вероломном нападении Германии, которое зачитал по радио В. М. Молотов, в Слуцке состоялся городской митинг. В школах ученикам поручили выносить из классов парты, и тут же военные начали устанавливать койки, а вечером появились первые раненые.

23 июня 1941 г., в Слуцке объявили военное положение, людей обязали оставаться на своих местах и не поддаваться панике. Мужчин начали призывать в Красную Армию. Эвакуации не было, вместо этого официальная пропаганда повторяла лозунг о победе над врагом «малой кровью и на чужой территории». Самовольный уход с работы считался дезертирством, за который полагался расстрел. Население скупало продукты и предметы первой необходимости в магазинах. Вкладчики стремились снять свои сбережения в отделении госбанка, но на руки выдавали только 200 руб. – недельный заработок одного человека. Появились беженцы из Западной Белоруссии, которые рассказывали о быстром продвижении немецких войск. 24 и 25 июня город бомбили, пожарные не успевали тушить огонь (Архив автора. Письмо Раисы Тычины из Слуцка, 13 сентября 2000 г.)

26 июня, во второй половине дня, немцы вошли в Слуцк. Уйти успели немногие – одни не верили, что советская оборона будет сломлена настолько быстро, другие помнили «культурных немцев» 1918 г., третьи не смогли выехать из-за болезни родственников и маленьких детей, четвертым – было жаль своего имущества.

В первый день оккупации нацисты расстреляли 70 евреев и советских активистов. Затем была организована полиция, в которую одни пошли служить, чтобы рассчитаться с советской властью за понесённые обиды, другие – чтобы поправить своё материальное положение, третьих – заставили. Участок полиции разместили в помещении детского сада-яслей. В Слуцке на территории военного городка был создан один из четырёх армейских сборных пунктов для советских военнопленных, как и в Борисове, Дисне и Березино, в которых находилось не менее 20 тыс. солдат и офицеров (Национальный архив Республики Беларусь, ф. 845, оп. 1, д. 60, л. 38, 40; Государственный архив Российской Федерации, ф. 7021, оп. 87, д. 177, л. 34).

В июне-июле 1941 г. нацисты провели селекцию на сборном пункте в Слуцке и расстреляли от 1,5 до 2 тыс. евреев-военнослужащих (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации, фонд 28-й Армии, оп. 8423, д. 84, л. 141). К 20 сентября 1941 г. в Слуцке действовал стационарный лагерь, где продолжали выискивать и расстреливать евреев (Арон Шнеер. Плен. Москва-Иерусалим. Мосты культуры-Гешарим. 2005 г. с. 177). «Провинившихся» немцы отправляли в тюрьму, где велись допросы гестапо (Государственный архив Минской области, ф. 1619; ф. 1607, оп. 1, д. 6, л. 108).

В июле-августе 1941 г. евреев Слуцка заставили нашить на одежду лоскуты жёлтой материи («латы») и запретили ходить по тротуарам. Они ещё жили в своих домах и были заняты на принудительных работах: кожевенной фабрике, кузнечном, сапожном и портняжном цехах, мастерской по ремонту транспорта и др.

Гетто в Слуцке было образовано в начале октября 1941 г. Ограждения из колючей проволоки протянулись вокруг улиц Бобруйской, Монахова и Парижской коммуны. Всего в гетто оказалось более 12 тыс. евреев (Неизвестная чёрная книга. Свидетельства очевидцев о Катастрофе советских евреев (1941–1944 гг.). Москва-Иерусалим, 1993 г., с. 270).

На одного человека в гетто приходилось не более 2 кв. метров жилплощади, помещения не отапливались. Ночью вооружённый патруль следил за соблюдением комендантского часа – нарушителей расстреливали на месте. Элиягу Эпштейна убили на крыльце его дома, когда в пять часов утра он вышел по малой нужде. Питание было очень скудным, готовили похлёбку из картофельных очисток, свёклы и отрубей. Иногда удавалось обменять у белорусов предметы одежды на картошку. На день работавшим евреям выдавали по 250 гр. хлеба, а остальное узники должны были добывать его самостоятельно. Незаконный пронос продуктов в гетто карался смертью. Малку Тройчанскую повесили на воротах юденрата, когда она пыталась обменять одежду на муку, и вышла на несколько метров за колючую проволоку (David Meltser and Vladimir Levin, The Black Book with Red Pages, Tragedy and Heroism of Belorussian Jews. VIA Press, Cockeysville Maryland, 2005, pp.204–205).

Гетто имело две части – «Полевое» (за чертой Слуцка) и «Городское» (рабочее гетто). В Городском гетто жить было легче, потому что узников выводили на работу, и они могли поддержать себя случайными продуктами. В Полевом – было строже, т. к. за его пределы не выпускали. Полевое гетто постепенно ликвидировали. Расстрелы проводились, как правило, по понедельникам и субботам. За ослабевшими и беспомощными людьми приезжали грузовые автомашины, которые доставляли обречённых в Монахов лес к д. Безверховичи. Полевое гетто прекратило своё существование в марте 1942 г. Оставшихся в живых узников перевели в Городское гетто, которое было уничтожено в феврале 1943 г. (Чёрная книга о злодейском повсеместном убийстве евреев немецко-фашистскими захватчиками во временно оккупированных районах Советского Союза и в лагерях Польши во время войны 1941–1945 гг. Сост. Василий Гроссман и Илья Эренбург. Киев, 1991 г., с. 259; Hamburger Institut für Sozialforschung, ed., Verbrechen der Wehrmacht: Dimensionen des Vernichtungskrieges 1941–1944. Hamburg: Hamburger Edition, 2002, p. 606; Visual History Archive of the Shoah Foundation. Los Angeles, # 39742; and Yad Vashem Archives, M-11/76).

Первую акцию нацисты провели в конце июня 1941 г. Евреев собрали на Лучниковской улице и несколько дней не кормили. Затем повели к деревне Макрита и начали расстреливать группами из автоматов. Сопротивлявшихся и пытавшихся спастись бегством ловили, обливали бензином и поджигали (ГАРФ, ф. 8114, оп. 1, д. 961, л. 332). По сообщениям партизан, за два дня во время первой акции погибло не менее 2800 евреев. (Неизвестная чёрная книга. Ук. соч., с. 269).

Вторая акция состоялась 27 октября 1941 г. Из Каунаса в Слуцк прибыл 11-й резервный литовский полицейский батальон. На просьбу окружного комиссара Слуцка (гебитскомиссара) Карля сохранить евреев-специалистов командир полицейского батальона майор Импулявичус заявил, что экономические мотивы не должны играть никакой роли. Каратели забирали евреев прямо с фабрики и мастерских. Они устроили облаву по всему городу, в ходе которой пострадали и белорусы. Евреев выгоняли из домов и сажали в грузовые машины, вывозили в берёзовую рощу возле д. Селище, раздевали и расстреливали (Э. Г. Иоффе. Белорусские евреи. Трагедия и героизм, 1941–1945 гг. Минск, 2003 г., с. 191).

На улицах Слуцка лежали убитые и раненые, валялись их вещи и стояли телеги без лошадей. Гебитскомиссар Карл подал рапорт на имя генерального комиссара Белоруссии (гауляйтера) Вильгельма Кубе, в котором жаловался на неоправданную жестокость и садизм карателей. По его словам, немецкая администрация, завоевавшая «полное доверие» белорусской части населения Слуцка, утратила его. Особое возмущение Карла вызвало убийство еврейских ремесленников – кожевенников, столяров, кузнецов, портных, сапожников, которых невозможно было заменить белорусами. По его словам, это приостановило выполнение заказов вермахта (Трагедия евреев Белоруссии в 1941–1944 гг. Сборник материалов и документов. Под ред. Раисы Черноглазовой. Минск, 1997 г. Изд. 2-е, дополненное, с. 90–91; Christian Gerlach, Kalkulierte Morde: Die deutsche Wirtschafts und Vernichtungspolitik in Weissrussland 1941 bis 1944. Hamburg: HIS, 1999, p. 613). По оценке Ханса Хеера, 17–18 октября 1941 г. в Слуцке погибло 5900 евреев. (Федеральный военный архив, Фрайбург. BARH 26–403–2, s. 69).

В ходе акции шёл грабёж жителей Слуцка. Нацисты и их пособники забирали не только ценности, деньги и золото, но и все пригодные вещи – сапоги, кожу, ткани, снимали с рук часы, срывали кольца и серьги (Уничтожение евреев в СССР в годы немецкой оккупации, 1941–1944 гг. Под ред. Ицхака Арада. Иерусалим, 1991 г., с. 146).

Третья акция была осуществлена 8–9 февраля 1943 г. Командир полиции безопасности и СД в Минске оберштурмбанфюрер СС Эдуард Штраух 5 февраля 1943 г. издал подробный приказ о порядке ликвидации гетто (городского) в Слуцке. В приказе Штрауха убийство евреев было названо «переселением», руководство которым возлагалось на оберштурмфюрера СС Мюллера. Активное участие в погроме приняли 110 латышей из добровольческой роты. (НАРБ, ф. 845, оп. 1, д. 60, л. 42).

Оцепление и охрана гетто перед его ликвидацией осуществлялись полицией порядка, за сбор имущества евреев отвечал гауптштурмфюрер СС Медекер. Доставкой евреев из гетто к ямам командовал штурмбанфюрер СС Граф. В его распоряжении находилось шесть команд (1 немец и 9 латышей в каждой из них). Евреев перевозили шесть грузовых автомобилей под охраной 4 латышей в каждой. Заранее было подготовлено две ямы, при каждой из них «работали» расстрельные команды, сменявшиеся каждые два часа (НАРБ, ф. 4683, оп. 3, д. 961, л. 126–129).

Узников перевозили к месту расстрела по шоссе Слуцк – Старые Дороги, которое находилось в 0,4 км на запад от деревни Слобода на берегу реки Весейка. По не полным сведениям, всего за два дня погибло 3 тыс. евреев (Памяць. Беларусь. Рэспублiканская кнiга. Мiнск, 1995 г., с. 594).

После трагедии в феврале 1943 г. гетто закрыли, но некоторое количество евреев ещё содержали в тюрьме Слуцка, через которую прошло в целом 47 тыс. узников разных национальностей – евреев, белорусов, русских, татар, цыган и др. По некоторым сведениям, в городской тюрьме замучили около 14 тыс. чел. (ГАРФ, ф. 8114, оп. 1, д. 961, л. 332). 53 еврея из Слуцка перевели в Минское гетто, как «специалистов» (Черная книга. Ук. соч., с. 185).

Слуцк освободили 30 июня 1944 г. войска I Белорусского фронта совместно с партизанами. Город был разрушен и сожжён на 85 %. За годы оккупации в Слуцке погибло 25 тыс. 584 чел. всех национальностей, включая не менее 12 тыс. евреев города и прилегающих к нему местечек и деревень (Марат Ботвинник. Памятники геноцида евреев Беларуси. Минск, 2000 г., с. 52; НАРБ, ф. 845, оп. 1, д. 60, л. 42).

В 1958 г. на могиле по ул. Монахова (3300 чел.) был установлен скромный обелиск без упоминания евреев (Збор помнiкау гiсторыi культуры Беларусi. Мiнская вобласць. Минск, 1987 г. Кн. 2, с. 166). В настоящее время памятник закреплён за Слуцким комбинатом хлебопродуктов. Надпись на нём гласит «жертвам фашистов», евреи не упомянуты. Раньше памятник находился в низине, но когда в 2005 г. готовили общегородской смотр-праздник «Дожинки», то сделали планировку и монумент «выпрямился». До этого территория была запущена, лежал строительный мусор, частник хотел открыть продуктовый магазин. По инициативе общины это кощунство было предотвращено.

Памятник в урочище Гороваха у д. Селищи Слуцкого района (от 3 до 4 тыс. жертв), установленный в 1951 г., обветшал и требовал ремонта. В 1998 г. его привели в порядок за счёт пожертвований евреев Слуцка и их земляков в Израиле и США.

В 1956 г. появился памятник у д. Махорты (ныне Слобода) Слуцкого района (свыше 6 тыс. погибших).

Последний памятник жертвам нацистского геноцида в Слуцке открыли в сентябре 2007 г. на ул. Копыльской в 20 м от места, где в годы войны располагался центральный вход в Слуцкое гетто. Мемориал из металла и керамики представляет собой три разновысокие полые треугольные призмы, на основании которых лежат по десять камней, символизирующих судьбы людей, обстоятельствами жизни загнанных в угол. Основанием для призм является изображение меноры, выложенное из жёлтой керамической плитки. Автором проекта выступил известный архитектор Леонид Левин.

Помещение еврейской общины в Слуцке, как и места массовых захоронений жертв Холокоста несколько раз становились объектом надругательств антисемитов, которых власти именовали хулиганами. В 2007 г. неизвестные лица осквернили офис еврейской общины изображениями свастики и антисемитскими призывами. В 2008 г., в ночь на 21 апреля, вандалы с помощью трафарета нанесли 15 изображений свастики на камни мемориала, а также ошибочный год рождения Адольфа Гитлера (вместо 1889 г. – 1888 г.). Это произошло, несмотря на то, что монумент находится в центре города рядом со зданием райисполкома. В следующий раз это случилось в ночь с 25 на 26 июля 2009 г. На памятнике была нарисована свастика и другие граффити антисемитского содержания.

Старое кладбище в Слуцке находилось на левом берегу реки Случь между современными улицами Строителей, Восьмого марта и Розы Люксембург. Последние захоронения на нём были сделаны перед войной. Слуцкий пинкас, который тщательно вёлся в городе с 1679 по 1924 гг., зарегистрировал за это время более 20 тысяч захоронений. В настоящее время пинкас из Слуцка хранится в Национальной библиотеке Израиля.

До войны еврейское кладбище было обнесено высокой кирпичной стеной и охранялось. Городские власти в 1947 г. его закрыли, а в 1970 г. предложили всем, кто был заинтересован сделать перезахоронение на еврейскую часть общегражданского кладбища в Слуцке по ул. 14-ти партизан, где выделено три сектора – католический, православный и иудейский. Но поскольку после войны евреев из довоенных жителей города почти не осталось, то предложением исполкома воспользовались только несколько семей. Кладбище не охраняется, поэтому, когда любители распития спиртных напитков сюда наведываются, то делают это беспрепятственно. Были отмечены и случаи вандализма.

В 1981 г. кладбище по ул. 14-ти партизан тоже закрыли. Как ни странно, до последнего времени его территория отсутствовала даже на городском архитектурном плане. Новое общегражданское кладбище в Слуцке для всех вероисповеданий и атеистов действует в д. Селище, но еврейская часть там не выделена. Большинство могил оставлено на попечение иудейской общины после того, как дети и внуки тех, кто там похоронен, уехали в Израиль, США или Германию.

На месте старого еврейского кладбища Слуцка был построен микрорайон блочных типовых пятиэтажных зданий, рядом городская больница. Галина Ванкевич вспоминает, что когда она была ребёнком, воспитатели детского сада часто выводили их на прогулку к реке и дети сидели на огромных плитах из чёрного гранита с непонятными надписями. В Слуцке это никого не смущало, когда спрашивали, где живёшь – на улице Строителей? Это где? Следовало уточнение – на еврейском кладбище. А, тогда понятно.

Идея возведения лапидария в Слуцке появилась после того, как стало известно, что одно из четырёх строений в центре города, возведённых в годы оккупации немцами, подлежало сносу. В его основании были положены мацевы с кладбища. Работы выполнялись силами узников гетто, которые потом погибли. В одном из строений разместилась немецкая администрация, в другом – дом терпимости, два других служили как казармы. Местные жители после ликвидации гетто, в свою очередь, забирали мацевы с кладбища для хозяйственных нужд. По мнению Галины Ванкевич, если заглянуть в подвалы частного сектора, построенного на месте кладбища, то можно сделать грустные находки. Оставшиеся мацевы, как не востребованные, сбросили в реку Случь. Кладбище пострадало и во время освобождения Слуцка летом 1944 г.

Долгое время мацевы лежали в беспорядке, и никому до них не было дела. После освобождения города в одном из бывших немецких домиков размещался городской суд Слуцка (до 1967 г.). Во втором – городская типография, третьем – военкомат (переехал и оставил помещение для нужд Слуцкой епархии Белорусской православной церкви, сейчас там размещается воскресная христианская школа). В четвёртом – центр детского народного творчества. Плитами с кладбища были вымощены дорожки около городской типографии, причём лицевой стороной наружу, так что были видны надписи на иврите. В конце девяностых годов дорожки заасфальтировали.

К настоящему времени из четырёх немецких домиков осталось два. Здание, в котором работал Центр детского творчества, пришло в негодность и подлежало сносу. На его месте предполагается возвести Троицкий православный храм.

В 2015 г. в еврейскую общину Слуцка обратились Артур Лившиц, Дебора Бруннер и Виктор Распопов из международной благотворительной организации «Диалог» и британского благотворительного фонда «The Together Plan». Была организована встреча с городскими властями, в которой приняли участие Саймон Каплински и исполнительный директор фонда еврейского наследия в Великобритании Михаэль Мэйл.

Проект лапидария в Слуцке, подготовленный творческой мастерской архитектора им. Л. М. Левина (руководитель Галина Левина, архитекторы Т. Голосова, А. Копылов)В марте 2017 г. по решению горисполкома мацевы извлекли из старого фундамента и перевезли на территорию бывшего военного городка на окраине Слуцка. В настоящее время проект сохранения памяти Слуцкого еврейского кладбища ведётся при поддержке Фонда имени Меера Зелигера в Лондоне. Фонд создан по инициативе его племянницы Нелли Логиновой и внучатого племянника Льва Логинова. Идея создания лапидария в Слуцке принадлежит им и Слуцкой общине, а также раввину Шаулю Хабабо (Бобруйск). Автором проекта стала Галина Левина. Он представляет собой две стены, в которые вкраплены еврейские надгробия и сохранившиеся от них части. На просвете – минора, а с другой стороны выложены мацевы, которые уже нельзя прочитать, более двухсот, которые извлекли из тротуара и стен домов. Длина стен лапидария – 8 м., высота – 2,5 м., ширина дорожки между стенами – 2,5 м. Юлиан Верхолевский из Минска прочитал и составил надписи на 62 из 273 сохранившихся мацев.

Если проект возведения лапидария в Слуцке претворят в жизнь, то он станет первым и единственным на сегодня классическим лапидарием в Беларуси. Ещё один должен быть открыт в Бресте (проект курирует Регина Бляхер), но дело там движется медленно. Если быть точнее, в Беларуси уже существуют два лапидария, в Докшицах и Дубровно, где сохранившиеся мацевы собрали и установлены произвольно в одном месте, чтобы было «красиво».

В настоящее время в Слуцке мацевы хранятся на частной стоянке у Ивана Ивановича Мекуло по ул. Максима Богдановича, д. 218. Исполком потребовал заключить даже Договор на право безвозмездного хранения между еврейской общиной Слуцка и частным унитарным предприятием в лице его директора И.И. Микуло (тут я поразился белорусской бюрократии). Однако про мацевы, которые продолжают оставаться в фундаменте двух других сохранившихся «немецких» домиков в Слуцке забыли или предпочитают не вспоминать.

Сегодня евреи Слуцка собираются по ул. Революционная, где они имеет свой клуб. Прошу отвести меня туда. Подвальное помещение стандартной пятиэтажки. На двери ничего не написано, это случайно? Конечно, нет – отвечает Ванкевич, – зачем привлекать внимание? Не раз писали «смерть жидам» и рисовали свастику, вызывали милицию, тут же исполком присылал маляров, зачищали, извинялись, но виновных не находили.

Община «Помни» была зарегистрирована в 1995 г. по инициативе врача Иосифа Гельфанда, экономиста Фридриха Фалевича и учителей Раисы Тычина и Софьи Левкович. Сначала заявили о себе человек 60, а потом по телефонному справочнику начали обзванивать и приглашать других проживающих в городе евреев. Не было ни окон, ни дверей, ни пристройки-кухни. Все требовало больших усилий, спонсоры давали деньги на благоустройство общины. Государство осталось в стороне. Своими силами вычистили мусор, отмыли, покрасили, побелили стены, стало уютно. Слуцкая мебельная фабрика по просьбе общины выделила столы и стулья. Евреи, которые уезжали в Израиль или в Америку на постоянное место жительство, оставляли то, что не могли продать. Поэтому есть хорошая библиотека, хрусталь. Из квартиры Галины Михайловны Ванкевич привезли книжные полки.

Когда община оформилась и окрепла, начала поступать гуманитарная помощь, оказалось, что евреев ещё много. Еврейскую воскресную школу возглавила Майя Русецкая. Быть евреем стало считаться почётным и даже выгодным. Есть детский клуб «Хаверим», где изучают традицию, обычаи, иврит, английский язык, песни, работает самодеятельность, изготавливаются поделки, организуются поездки. Вместе отмечают субботу. Еврейская община участвует во всех общегородских мероприятиях.

Молодёжь записывает воспоминания стариков, проводит устный журнал. Например, 22 июня община собирается вместе и люди старшего поколения вспоминают, как они узнали о войне. Внучка Раисы Тычины Катя училась в воскресной еврейской школе, ездила в лагеря Сохнута, посещала Израильский культурный центр, возглавила еврейский молодёжный клуб «Яхад» при общине в Слуцке. В Израиль Катя приехала первый раз в 2006 г. по программе «Таглит», как раз началась 2-я Ливанская война. Многие группы отменили свою поездку, а из России и Беларуси приехали. По её словам, девушка испытала чувство дома, родного, семейного. Стала координатором молодёжных программ МАСА, «Таглит» и др. при Израильском культурном центре.

Дедушка Кати, Тычина Михась Адамович, был журналистом, проработал в «Минской правде» 40 лет. Бабушка – Раиса Алконовна Тычина (Манюк), потомственный житель Слуцка. Они поженились 5 марта 1953 г. и прожили вместе всю жизнь душа в душу. В 2007 г. в БГУ на лекции по философии, преподаватель, бывший богослов из Минской Духовной академии заявил, что Холокоста не было: Катя ему возразила и единственная из всего потока студентов, вышла в знак протеста из аудитории.

По данным переписей населения, в 1959 г. в Слуцке жили 1275 евреев, в 1970 г. – 1009, в 1979 г. – 777, в 1989 г. – 606. По данным за 2000 г., в Слуцке проживало 168 евреев или 0,3 % от числа всех его жителей. В 2008 г. количество евреев уменьшилось до 120, в конце 2009 г. – 64 чел. В 2011 г. в Минске в издательстве «Лiтаратура и мастацтва» вышел фотоальбом «Слуцк. Путешествие во времени», в котором ни разу не упомянуты слова «иудеи», «Холокост», «геноцид», «сионизм», «антисемитизм» и вообще всё, что имеет отношение к еврейской жизни. Если быть точнее, то из 205 фотографий в альбоме, отображающих жизнь в этом белорусском городе с середины XIX до конца XX вв., только две посвящены евреям – это фотоснимки синагоги и еврея-талмудиста. При этом ничего не говорится о том, какой след евреи оставили в истории Слуцка и куда они исчезли. Вряд ли это случайно. Все послевоенные годы в Слуцке не было синагоги; до начала восьмидесятых годов на частной квартире собирался миньян. В середине девяностых годов в городе были зарегистрированы иудейская религиозная община «Шайка Цегелим» и община прогрессивного иудаизма «Гешэр», а также общественное еврейское культурно-просветительное объединение «Помни». Городской краеведческий музей в Слуцке закрыт на реконструкцию уже два года, но еврейского зала там нет. В старой экспозиции сведения о евреях полностью отсутствовали. От кого зависит, чтобы это упущение было исправлено?

Сегодня может показаться, что еврейская жизнь в Слуцке подошла к концу. По крайней мере, вы не найдёте её внешних проявлений. Нет синагоги, миквы, еврейских учебных заведений. Еврейская история никак не отражена в топонимике Слуцка, названиях улиц, площадей, нет мемориальных досок и указателей. Остались только памятники жертвам Холокоста на местах массовых захоронений. Да и сами евреи Слуцка представляют собой музейную редкость, хотя и музея с еврейской экспозицией в городе пока нет. Кажется, что всё, что сделали евреи для Слуцка за последние 300 лет, ушло в небытие, исчезло навсегда. Однако это не так, те несколько сотен евреев (по неофициальным данным), которые живут сегодня в Слуцке, по праву являются наследниками её истории. Они собираются вместе, изучают традицию и обычаи, отмечают праздники. Эти неспокойные евреи, которым всегда нужно больше других, заявляют о своих правах и национальном достоинстве в полный голос. Наиболее наглядным примером стала их борьба за открытие лапидария и проявленные при этом настойчивость и упорство. Еврейское прошлое Слуцка, как и других городов и местечек не должно оставаться на обочине истории Беларуси.

 

Источник – ЖУРНАЛ-ГАЗЕТА ИСТОРИИ, ТРАДИЦИИ, КУЛЬТУРЫ 

На заставке - Публичное унижение религиозного еврея в Слуцке, облаченного в тфилин. Трофейное фото, лето 1941 г. The United States Holocaust Memorial Museum Encyclopedia of Camps and Ghettos 1933-1945. Vol. 2. Part A, p. 1277



Назад
Комментариев: 1

ingenegr 2019-10-17 15:14:20

Много не заслуженных и не обоснованных обвинений в адрес Всех: жителей, властей, представителей других конфессий. Есть некоторые неточности в количестве и размещении гетто, датах исторических событий в городе. Ничего не сказано о помощи местных жителей-белорусов во время холокоста и в период увековечивания памяти.

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 327. Последнее 2019-11-13 20:16:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 2-36-20
hvorov@inbox.ru