У нас на сайте
Ссылки

 

 

Слуцк деловой - портал Капитал-маркет

 

Покупай/Продавай на Capital-Market.by

 

Услуги по выполнению работ автопогрузчиком Амкодор

 

Продажа, установка, ремонт, замена автомобильных стёкол

 

Краски, эмали, лаки, грунтовки, шпаклёвки для автомобилей

 

Запчасти, расходные материалы и аксессуары для всех популярных марок и моделей автомобилей

 

Ирландское кружево Ольга-Анастасия

 

 

 

Благоустройство захоронений. Гранитные памятники

 

 

 

Мечты сбываются

31.05.2018

Станислав Коршак снова приехал на свою малую родину – в Весею. На этот раз на День Святой Троицы.

Осенью Станислав Иванович будет отмечать свой очередной юбилей – 55 лет. К юбилею, как водится, готовятся подарки. Сам Станислав решил написать к знаменательной дате свою 55-ю песню. А его друг детства Владимир Бойко решил снять фильм об этом удивительном человеке.

А пока предлагаем читателям ознакомиться с интервью корреспонденту латвийской газеты «Суббота» Елене Конивец.


Это – удивительная история рижанина, который не сломался под ударами судьбы…

Он долго не верил, что все это происходит с ним в реальной жизни, что это не страшный сон. Думал: стоит только проснуться, открыть глаза, и все будет как раньше: он будет любить, дружить, радоваться детям. Пить жизнь большими глотками, с удовольствием и азартом.

Но как раньше не получалось. Болезнь корёжила тело, ломала душу. Вопросы «почему?» и «за что?» давно закончились. Жить не хотелось. ТАК не хотелось. Но не зря говорят: что нас не убивает, то делает сильнее. Это сегодня Станислав Коршак, автор и исполнитель собственных песен, экс-педагог, экс-полицейский, о своём нынешнем положении говорит спокойно и даже иронично. Тогда же, двадцать лет назад, его решение жить было героическим. И это даже не гипербола. Долгими ночами Станислав как мозаику складывал события своей биографии…

Весея

– Старинная белорусская деревня на полторы тысячи домов. Моя малая родина. Богатый колхоз, школа, церковь. Нас было трое в семье, все приучены к труду. Я рано научился косить, за плугом ходить. Но и на детские забавы времени хватало. Детство вообще было интересным, насыщенным. Я ещё застал людей, которые помнили и время до войны, и войну. Один из дедов погиб под Варшавой, другой дошёл до Берлина.

Брат моей бабушки вкусил сталинских лагерей. Мои тогда малолетние родители пережили оккупацию. Семья папы три года жила в сырой землянке: в их доме расположилась немецкая комендатура. История страны – это и история нашей семьи. Жалею, что рассказы бабушек-дедушек слушал вполуха. Тогда мы даже представить не могли, что станет со страной и что потом будут рассказывать о ней новоиспечённые историки. Нам жизнь казалась долгой-долгой – вечной. И непременно счастливой. А как иначе?

Школа

– Пять лет назад ей исполнилось 100 лет! Здание, конечно, другое, но отстроили его на том же месте, где стояла старая. И это правильно. К своим корням надо относиться трепетно. Именно в школе началась моя «музыкальная карьера». Правда, тогда я и думать не мог, что юношеское увлечение поможет мне выжить, станет моим куском хлеба. А тогда Лёнька, Леонид Картель, мой друг с первого класса (и по сей день) научил меня играть на гитаре.

Играл я довольно сносно. В десятом классе группа ребят создали ВИА. Колхоз у нас был богатый, фермы строил, магазины, Дом культуры. Даже фонтан! Он и сейчас по праздникам работает. А нам, пацанам, купили аппаратуру, пошили национальные костюмы. Мы у себя в районе были востребованы как настоящие артисты. Очень этим гордились.

Кстати, это с Лёнькой мы вдруг ни с того ни с сего где-то в классе восьмом-девятом поклялись друг другу: «Все! Хватит валять дурака! Будем учиться только хорошо». Клятву давали торжественно, в картофельной ботве. И действительно, в аттестате у меня всего четыре четвёрки. Легко поступил на филфак (точные науки не моя территория) Белорусского государственного университета.

Правда, до этого после восьмого класса была попытка стать автомехаником. С чего бы вдруг? Наверное, захотелось самостоятельности. Уехал в Бобруйск. Отлично написал первый экзамен, вышел гордый такой, получил от местных хулиганов в глаз, лишился денег и понял, что сильно поторопился уехать из дому. Вернулся в родную деревню.

Чернобыль

– Учиться в БГУ было одно удовольствие. Четыре года был секретарём комсомольской организации потока. В школе прошёл интересную практику. А перед самой защитой диплома случилась беда на Чернобыле. Тот взрыв унёс много жизней, ещё больше поломал судеб. Прошёл Чернобыль и по моей судьбе. Нет, среди тех, кто тушил пожар, а потом возводил саркофаг над злосчастным четвертым, меня не было. Те, кто там был, уже давно ушли из жизни. Но во мне тот недобрый атом аукается по сей день.

Рига

– Моя первая встреча с Ригой случилась в 1983-м. Приехал на родину своей будущей жены, тогда ещё невесты. Рига поразила, удивила и очаровала сразу, особенно Старый город. Необычная архитектура, узкие улочки, чистота. А кафешки, а сдоба! По Даугаве на речном трамвайчике мы домчались до Юрмалы. Там, на катере, я впервые услышал красивейшую музыку Раймонда Паулса из фильма «Долгая дорога в дюнах».

До сих пор как услышу – вспоминаю то счастливое время. Конечно, я влюбился! В город, в страну, в людей. Да, это была совершенно другая культура, но тем интереснее мне было. Жизнь удалась! Я верил только в хорошее. У меня был свободный диплом. И в 1986-м после защиты мы с женой окончательно переехали в Ригу.

Перекрёсток

50-летний юбилей Станислава Коршака– Судьба меня баловала, как-то все шло гладко, как по писаному. Мечтал поступить в университет – поступил. Влюбился в красавицу курса – женился. Хотел жить в Риге – переехал. Стоял вопрос трудоустройства. И вот как-то на перекрёстке жду зелёного сигнала. Какой-то дядька переходит дорогу на красный свет, я, естественно, делаю ему замечание. Смотрю, а дядька вместо того, чтобы огрызаться, улыбается во весь рот… Лешка? Малахов?

Оказалось, вместе учились на филфаке, только он курсом старше. Он-то и пригласил нас с женой преподавать в Пурвциемскую гимназию. Это было прекрасное время! Отношения с учениками, родителями, коллегами сложились сразу. Возил своих детей в Минск, Хатынь. Один, без всякого дополнительного сопровождения. Сегодня такое и представить трудно. А бывало, прихожу на урок – и так вдруг лень в который раз про «Недоросля» вещать (да простит меня Денис Иванович).

Спрашиваю у класса: «А хотите, я вам Есенина почитаю?» Конечно, «да!» в ответ. И весь урок мы читали стихи. Сначала только я, потом и ребята подключались. Знаю, так нельзя, неправильно. Но самое удивительное, когда сегодня встречаю своих учеников, вспоминают они как раз эти «неправильные» уроки.

В школе проработал до 1993 года. Потом грянул кризис. А у меня уже две девчонки подрастали, надо было кормить семью. И я ушёл в муниципальную полицию, заработки там были выше. Такой вот перекрёсток судьбы.

Испытание

– «Нам не дано предугадать…» Нет, я не фаталист, но верю: когда человек рождается, ему уже выписан путевой лист. Мне многие говорят: твоя ситуация – это наказание. Не наказание – испытание. И не только мне, но и моим родным, близким, друзьям. Испытание бедой – отличный лакмус, сразу видно, кто есть кто.

Все началось со смерти мамы. Она уходила долго и мучительно – рак. Но какой же сильной была эта женщина! Пришёл как-то к ней в больницу, спрашиваю, где Валентину найти. Мне отвечают: «Слышите, женщина поёт, вот на голос и идите». Пела мама. Я был потрясён до глубины души, знал, как ей самой было тяжело. А она пела. Спросил её об этом, мама улыбнулась и говорит: «Тяжело вот этим девочкам, которые уходят совсем молодыми, а я-то пожила, вас троих родила…»

Сильнейший стресс, очевидно, и спровоцировал болезнь. Стали неметь пальцы на ногах, нарушилась координация, уходила память, терялось зрение, путалась речь. Никто не мог понять, что со мной. 32 дня подряд в меня вливали по пол-литра крутого антибиотика, чтобы убить то, что пожирало изнутри. Врачи не скрывали, что действовали на авось. Речь и зрение вернулись, а вот тело до половины парализовало.

Я здоровый крепкий мужик, 20 раз подтягивался на турнике – и вдруг паралич. Как это трудно, понять может только тот, кто оказался в схожей ситуации. Во всех смыслах: психологически, физически, материально. Рыдал ли я в подушку? Рыдал. И если кто-то подобный мне скажет: «Ну что вы, я же мужчина», – не верьте! Минуты отчаяния накатывали такие, что жить не хотелось. Ко мне приходил друг Нормунд, мы вместе в полиции служил, мы и сейчас дружим. Я просил: «Дай пистолет!» Не хотелось жить! Это правда.

Досталось всем. Брату Серёге, его жене, племяннику Лёше, отцу, моей бывшей жене, её родственникам, коллегам по школе и полиции, моим бывшим ученикам, однокурсникам. Особенно помогали Паша Науменко, Саша Радевич, Саша Бельский, мой друг Модрис Криевиньш. Мои девочки (старшей было всего 15) из-за меня рано повзрослели.

Год я был прикован к постели. Когда только заболел, откуда-то появились знахари, «лечили» и приговаривали: вот-вот, ещё чуть-чуть… Мы продали машину, гараж. Деньги закончились, знахари резко исчезли. А вот друзья не сдавались, они всегда были рядом. И по сей день рядом.

Доброта

– Сейчас я ясно понимаю, если бы тогда оказался один, стопроцентно не выдержал бы, ушёл из жизни. Какой бы сильный характер у меня ни был. Одиночество точит человека, убивает. А мне чертовски повезло на добрых людей. В больнице меня увидела удивительная женщина Наина Ивановна. Я ей никто, просто случайный знакомый. А она прониклась моей бедой, привезла из Питера врача, который целый месяц лечил иглоукалыванием. Она же потом помогла с машиной с ручным управлением. Теперь на ней я не только на концерты добираюсь, но и на гастроли. В родную Белоруссию, например.

Рига, кстати, довольно сносно адаптирована для людей с ограниченными возможностями. Но есть ещё немало мест, куда я попасть не могу. Например, на радио PIK: там крутая винтовая лестница, пешком здоровому человеку сложно, а тут я со своими колёсами. Нужна хорошая мужская сила. Звоню Юрису Лукасу, и он либо сам приезжает, либо присылает бравых хлопцев. Ни разу мне не отказал!

Любовь

– С Ольгой я познакомился уже инвалидом (никогда ни единого плохого слова не скажу о своей бывшей жене, матери моих детей, просто так сложилось – мы расстались). Ольга приняла меня таким, какой я есть. В коляске. Сначала просто давала работу: я возил продукты на своей машине. Но как-то незаметно деловые отношения переросли в более тёплые. И вот мы вместе уже десять лет. Удивительная женщина. Надёжная, понимающая, тактичная. У неё добрые отношения с моими детьми, для меня это важно. Оля первый слушатель моих песен, она начитанный грамотный человек, и её замечания всегда точные, тонкие. В таких случаях говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло.

Музыка

Концерт Станислава Коршака в родной деревне– Она тоже пришла через болезнь. Когда лежал, дочки принесли маленький синтезатор. Руки-то были частично парализованы, играть на гитаре я не мог. Начал тыкать пальцами. Больно было, я скрипел зубами, но играл. И вдруг сами собой начали складываться стихи, а потом и музыка под них. Так пошло-поехало.

У Анатолия Хвойницкого на студии Antex записал первую песню. Рад был безмерно: вот останется после меня песня. А он посмотрел и говорит: «Это только начало, ты будешь и писать, и петь». Как в воду глядел. Сегодня я записал уже более 50 песен. Аранжировки моих песен делает удивительный и талантливый музыкант Стас Щербак. Тексты простые, близки и понятны каждому: о любви и дружбе, о детях и родителях, о предательстве и верности.

Мои первые «концерты» прошли в санатории «Яункемери». Вечерами, когда скучно, брал синтезатор и играл в фойе. Народ подтягивался, потом стали подпевать. А потом мне предложили выступить в большом зале. Я спел. Потом ещё и ещё. И понял, что мои песни, рождённые от боли, от сердца, понятны и близки всем.

Сегодня четыре концерта в месяц даю обязательно. В санаториях, домах престарелых, инвалидов, реабилитационных центрах, тюрьмах. Там, где никто из больших артистов выступать не хочет – не платят же. Я за выступления не беру ни копейки! Как живу? После концертов предлагаю свои диски. И знаете, расходятся!

Мечта

– В 1999-м медики практически сдались, беспомощно разведя руками. Но Бог тогда сказал: э нет, парень, твоя пора ещё не пришла. Раз меня здесь оставили – значит, надо жить. Надо отдавать долги. А я много кому должен: родным, друзьям, просто хорошим людям, кто тогда, в страшное для меня время, не бросил, не отвернулся стыдливо и равнодушно, кто тормошил и заставлял жить.

Мечты всегда должны быть у человека. Когда я пластом лежал прикованный к постели, мечтал встать, пересесть в машину, быть мобильным. Сегодня я один езжу по всей Латвии и даже в Белоруссию. Когда стал писать песни и выступать с концертами, мечтал: вот бы спеть для своих земляков на родине. Мой друг Володя Бойко, меценат и краевед, эту мечту осуществил – организовал мои концерты в родной Весее. Была мечта собрать однокурсников – очень многие приехали на тот концерт. Я мечтал своих доченек повести под венец. И я это сделал. Мечтал увидеть внуков – у меня их уже четверо! Я счастливый человек.

 

Владимир ХВОРОВ



Назад
Комментариев: 0

Оставьте комментарий :

Имя (требуется)
E-mail (не публикуется) (требуется)
Защитный код:

 
Посещений: 510. Последнее 2018-10-16 15:05:00
©Наследие слуцкого края
2012 все права защищены

При использовании материалов сайта ссылка на
«Наследие слуцкого края» и авторов обязательна
Слуцкий район, д. Весея, ул. Центральная, 9А
тел./факс (01795) 55-8-66
hvorov@inbox.ru